Меню

Ученый пересадивший голову собаке

Франкенштейны профессора Демихова. Особые эксперименты «отца» советской трансплантологии

Фото © ТАСС / С. Преображенский

» src=»https://static.life.ru/tmp/0900-1579874442380.jpg» loading=»lazy» style=»width:100%;height:100%;object-fit:cover»/>

Опыты талантливого учёного Владимира Демихова действительно могли шокировать: он пришивал собакам вторые головы — иногда с лапами, менял им сердца и лёгкие, а однажды сшил двух собак — переднюю и заднюю части. И все эти химеры жили: смотрели, лаяли, бегали, лакали воду, умирали из-за отторжения тканей.

Иностранные хирурги называли его гением, а коллеги вертели пальцем у виска, но Демихов точно знал, чего хочет: он мечтал разработать методику пересадки органов, а особенно — сердца. Об этом в первой половине XX века врачи даже не мечтали.

Будущий экспериментатор родился в 1916 году на Дону. Он отличался от других детей – в детстве пытался вскрыть живую дворняжку (говорят, его оттащили), внимательно наблюдал, как работают ботаники на мичуринской станции — прививают культурный черенок на корни морозостойкого дичка.

В те годы казалось, что победа науки над смертью не за горами. Первые эксперименты по пересадке органов начались еще в 1902 году — в Вене Эмерих Ульман пересадил козе на сосуды шеи почку, и животное прожило три недели.

После фабрично-заводского училища Демихов поступил на биофак Воронежского университета, затем перевёлся в МГУ. Там он познакомился с медиком Сергеем Брюхоненко, который на животных отрабатывал методы реанимации.

Фото © ТАСС / Петр Носов

В 1938 году сумел в течение трёх часов поддерживать жизнь отрезанной собачьей голове. Голова реагировала на звук, на свет и даже ела кусочки сыра!

Брюханенко помог Демихову создать первое первое в мире искусственное сердце из мембранных насосов. Это сердце Демихов вживил собаке, которая прожила с ним два часа.

После окончания университета учёный был призван в армию, прошел Финскую и Великую Отечественную войны. Служил в госпиталях патологоанатомом — помогало то, что с детства не различал запахи. На фронте он однажды поспорил с военврачом Борисом Петровским, указав на его ошибки, которые приводили к смерти раненых. Тот затаил на биолога нешуточную злобу.

После Победы Демихов начал работать в Пушно-меховом институте в Балашихе, а затем — в Институте экспериментальной и клинической хирургии. Его лаборатория располагалась в деревянном бараке, но учёного это не смущало — на быт он внимания не обращал.

СССР изобретает, а США — внедряют

Через полгода он совершил прорыв: первый в мире пересадил собаке второе сердце в грудную полость. До этого сердце пересаживали на шею, на бок, в пах, но орган не приживался – для нормальной работы ему нужен был перепад давления в кругах кровообращения. Демихов подключил его к сосудам у сердца, и собака была жива два часа. Затем он подсадил другому псу сердце и часть лёгкого.

Результаты операций были разными: 43 собаки умерли во время операции, 87 жили двое суток, 120 — от трёх до пяти суток, 85 — от пяти до 12 суток, 25 — более двух недель. Максимальный срок жизни составлял 32 дня.

Демихов подготовил грудную полость собаки для пересадки второго сердца. Фото © ТАСС / Носов Петр

На конференции по хирургии в 1947 году он показал врачам фильм с демонстрацией операции по трансплантации сердца и приобрёл известность.

С 1948 года экспериментатор начал пересаживать собакам печень. Об этом стало известно в США, где подобные операции быстро отработали и ввели в медицинскую практику.

Ещё через два года учёный получил премию Бурденко и «отметил» это по-своему: разработал три методики пересадки сердца и метод трансплантации сердца и лёгких. Через два года он приступил к разработке способов коронарного шунтирования: вшивал сосуд в коронарную артерию минуя место повреждения. Работать приходилось быстро — аппарата для поддержки кровообращения не было, остановить сердце можно было только на две минуты. Из 15 животных после трансплантации выжили четыре — три прожили больше двух лет, а одна собака — три года.

В 1951 году в Рязани на сессии Академии медицинских наук СССР Демихов продемонстрировал свои достижения: вживил вторые сердце и лёгкие собаке Дамке. Собака прожила неделю, встречая учёных в вестибюле, но неожиданно умерла от «пореза гортани».

От трансплантации органов — к созданию химер

Демихов не унывал. Только за девять месяцев 1954–1955 годов он провёл около 30 операций: четыре раза пересаживал сердце, пять — сердце и лёгкие у собак и у кролика, пересаживал доли лёгких. Вживлял собакам органы щенков: почки, надпочечники, отрезки позвоночника со спинным мозгом, части аорты, печень, ЖКТ и даже весь «комплекс» органов брюшной полости. И наконец дошёл до пересадки головы щенка на сосуды почки собаки и нижней половины туловища щенка на шею собаки. А однажды он пришил к собаке всего щенка, удалив у него часть органов.

Он разработал метод трансплантации головы щенка с передними лапами на сосуды шеи собаки и получил поразительные результаты — химера с двумя головами жила несколько дней, дышала, лакала молоко из миски, а голова щенка пыталась укусить голову собаки за уши. Всего Демихов прооперировал 20 двухголовых химер, но добиться того, чтобы собаки жили долго, не смог.

Владимир Петрович Демихов около собаки с подсаженной головой. Фото © П. Хоренко и Юзефа Мосенжника

Долгое время он считал, что во всём виноваты воспалительные процессы, но в конце концов понял, что причина в иммунологической несовместимости тканей.

От известности до травли

После того как в 1956 году фильм о двухголовой собаке был продемонстрирован в США, Демихов стал знаменит. Но выпустили его за границу на симпозиум лишь один раз — в 1958 году, взяв слово, что выступать он не будет.

Накануне поездки в ФРГ друг Демихова инженер Василий Гудов изобрёл сосудосшивающий аппарат. Демихов взял аппарат с собой , в Мюнхене выступил с докладом и провёл мастер-класс: операцию по вживлению сердца собаке и две пересадки голов щенков на шеи взрослых собак.

Западные учёные были в восторге, а Демихова увезли в аэропорт люди в штатском. Дома его обвиняли в «выдаче секретов» капиталистам и в том, что хотел остаться на Западе. Так Демихов стал невыездным.

Из-за гонений ему пришлось съехать из Института клинической медицины в институт Склифосовского. Ему выделили лабораторию трансплантологии — подвал в 15 кв. метров. Под ногами хлюпала вода, а из оборудования были два стола из досок, старый кимограф и самодельные аппараты для вентиляции лёгких, работавшие от пылесоса. Собаки жили здесь же, иногда Демихов уносил их к себе домой — в коммуналку, и там выхаживал.

Делать так он начал после того, как пьяный плотник избил мировую знаменитость — пса Гришку, которому пересадили второе сердце и который после этого прожил почти пять месяцев. Работяга пытался найти в подвале спирт, а собака напала на него. Из-за травм пса пришлось усыпить.

Тем не менее на операции к Демихову напрашивались десятки человек, в том числе приезжали врачи из-за рубежа.

Хирург Владимир Петрович Демихов (слева) в операционной по пересадке жизненно важных органов. Фото © ТАСС / Петр Носов

Демихов стал разрабатывать способы консервации донорских органов для пересадки. Он помещал их в сосуды-термостаты и подсоединял к кровеносной системе животных. Одна собака спасала до четырёх сердечно-лёгочных «комплексов», и они работали в течение недели. Учёный проводил эксперименты по замене крови животным человеческой трупной кровью, а потом подсоединял к ним человеческое сердце и оживлял его на 2,5—6 часов.

Вместе с учеником Михаилом Разгуловым Демихов придумал метод консервации органов внутри животных. Биологи помещали человеческие сердца в герметичные полиэтиленовые пакеты и вшивали в брюшную полость свиней, подключая к кровеносной системе. Одно животное могло сохранять 3–4 донорских сердца до семи суток!

Но популярность Демихова в СССР уже шла на спад. Когда в 1965 году он рассказал медикам об идее создания «банка органов», его подняли на смех. Немало сил в травлю вложил военврач Борис Петровский: в 1963 году он стал директором Института клинической хирургии и Всесоюзного центра хирургии АМН. По сути, он был соперником Демихова — в 1964 году провёл первую в СССР замену митрального клапана, а год спустя пересадил почку.

В 1968 году Демихова затравили так, что у него случился инсульт.

А за рубежом Демихов получил широкое признание, он стал почётным доктором медицины Лейпцигского и Ганноверского университетов, почётным членом Королевского научного общества в Швеции и клиники Майо (США).

Читайте также:  Пропала собака теплый стан

Фото © ТАСC / Валерий Христофоров

В 1966 году его опыты с двухголовой собакой решился повторить кардиохирург из Южно-Африканской Республики Кристиан Бернард. Он уже приезжал в СССР, бывал в подвале Демихова, пробовал оперировать сам. Когда он предъявил западной общественности свою химеру, пресса негодовала, но уже через год он первый сумел пересадить сердце смертельно больному 55-летнему мужчине. Главное, что позволило это сделать — изменение юридических норм. Отныне на Западе смерть мозга приравнивалась к смерти человека. Донором стала 25-летняя Дениз Дарваль, которая погибла в ДТП. Операция шла 9 часов, а после неё Бернард позвонил Демихову и сообщил об успехе, попросив разрешения называть его своим учителем.

За последующие полгода новые сердца обрели около ста человек.

Лаборатория трансплантологии, которой руководил Демихов, вела исследования до 1986 года.

Изыскания Демихова оценили только после развала СССР — в 1996 году он получил орден «За заслуги перед Отчеством». Кстати, операция шунтирования, которую провели первому президенту России Борису Ельцину, была сделана по методике Демихова.

Как относиться к нему сейчас — как к безумцу, который не жалел животных, или как к гению, который шёл вперёд, невзирая на преграды, каждый решает сам. С одной стороны — тем же шунтированием каждый год в России спасают сотни тысяч жизней. С другой — богачи покупают себе жизнь, извлекая из молодых тел новые органы, словно запчасти.

Источник

Десятки двухголовых собак и «игра в Бога». Как ученые пытаются пересадить голову

Иногда говорят, что человеческое тело несовершенно само по себе. Однако, несмотря на все недостатки, тысячи лет оно работает, едва заметно меняясь под воздействием различных факторов внешней среды. Случаются, конечно, и сбои — вызванные той же экологией или внутренними причинами (например, с генами не повезло). Что делать тогда?

Содержание

Внимание! Материалы ниже не рекомендуются к просмотру впечатлительным людям.

Медики давно научились пересаживать органы: впервые успешная операция по пересадке почки от умершего донора прошла в 1950 году, от живого донора — в 1954-м. Согласно сохранившимся документам, пересадка кожи случилась еще раньше — в 1823 году. Реципиентом стал больной сифилисом, которому восстановили нос, взяв ткань с его же бедра. А в начале прошлого века врач умудрился пересадить роговицу глаза. Время идет, и скоро мы отметим 200 лет с момента первой задокументированной операции подобного плана.

Пришитым пальцем никого не удивишь

Врачи совершенствуют методы трансплантации. Первую в мире операцию по пересадке обеих рук провел в 2006 году Педро Кавадас из Испании — его иногда называют одним из пионеров в этом направлении хирургии. Он же в 2011-м смог проделать то же самое с ногами. «Конечно, при выборе донора лучше отдавать предпочтение человеку того же пола — из эстетических соображений», — говорил до операции Кавадас. Хотя с технической точки зрения, по его утверждению, разницы нет.

Одна из проблем, с которой приходится бороться после пересадки конечностей, — процесс отторжения. Обычно реципиентам необходимо постоянно принимать препараты, при отказе от которых можно лишиться вновь обретенной руки или ноги. Именно это произошло с пациентом испанца — нижние конечности снова ампутировали из-за не связанной с прошедшей операцией болезни (он вынужден был остановить прием иммунодепрессантов).

Еще недавно многие медики придерживались мнения, согласно которому пересадка части ноги ниже колена неоправданна из-за высоких рисков для здоровья — эффективнее использовать протез. При полной же ампутации конечностей ситуация несколько иная: опасностей не меньше, но и результат заметнее влияет на качество жизни.

А как поступить, когда отказало все тело? Существуют заболевания, при которых дееспособной, грубо говоря, остается лишь голова. Один из самых ярких примеров — Стивен Хокинг, известный физик-теоретик и популяризатор науки. Из-за бокового амиотрофического склероза его тело оказалось парализованным, однако мозг продолжал работать, давая фору «обычным» людям. Можно вспомнить также спинальную мышечную атрофию, которая может проявиться в среднем и пожилом возрасте, тогда как дети с таким диагнозом живут недолго.

И вот в 2015 году фурор в информационном поле произвел итальянский хирург Серджо Канаверо, заявивший о возможности трансплантации тела.

Двухголовые собаки, советские хирурги

Первые опыты по трансплантации головы на живых существах проводились более 100 лет назад. Подопытными стали собаки: голову одной из них приживили к телу другой. «Живой» в полной мере назвать ее было нельзя: наблюдались примитивные рефлексы, но не более того. Дело в том, что в рамках эксперимента ученые — француз Алексис Каррель и американец Чарльз Гатри — соединили лишь основные кровеносные сосуды для обеспечения притока крови к мозгу имплантированной головы. О «сращивании» же нервов речи не шло.

К сожалению, пересаженная голова начала быстро сдавать, и спустя пару часов существо усыпили.

Несмотря на неудачу, физиологи получили массу данных, Каррель и Гатри внесли заметную лепту в развитие трансплантологии и, в частности, анастомоза (соединения) сосудов. В 1912 году за свою работу они получили Нобелевскую премию.

Спустя много лет, уже в 50-х годах прошлого века, очередной шаг вперед сделали советские хирурги. Владимир Демихов, которого называют одним из основоположников трансплантологии, провел экспериментальные операции по пересадке голов собак (источники говорят о более чем 20 таких животных).

Отечественный специалист был успешнее своих коллег, так как пересаженные головы оказались более «живыми»: они могли видеть, двигаться и даже лакать воду — не в последнюю очередь благодаря тому, что советским медикам удалось частично восстановить соединения позвоночного столба. Понятно, что в процессе собака переживала боль, описать которую невозможно.

Демихов применял разные методики, пересадке подвергались различные наборы органов. Отличалась и степень внедрения. Наиболее длительным сроком жизни стал период в 29 дней, но обычно «орфы» погибали через несколько суток.

Двухголовые обезьяны и «игра в Бога»

Очередные попытки пойти дальше в 1970-х предпринял американский нейрохирург Роберт Уайт, впервые пересадивший голову живой обезьяне. Он провел как минимум несколько операций, однако срок жизни существ варьировался от 6 до 36 часов. При этом из-за недостатка кровообращения требовалась постоянная лекарственная стимуляция, респираторная поддержка, оставались вопросы с восстановлением нервных соединений. Подспорьем стали разработанные до этого так называемые иммунодепрессанты, которые помогают бороться с отторжением новых органов.

Вопрос полной пересадки головы (или тела) остается открытым, но о значимых успехах информации почти нет. Возможно, из-за того, что современное общество не позволяет проводить неоднозначные с этической точки зрения эксперименты, чаще речь идет о теоретических изысканиях.

Все могло измениться в 2017 году, на который была запланирована первая операция по пересадке тела человека. Такие планы озвучивал Серджо Канаверо. Его пациентом называли российского программиста Валерия Спиридонова, прикованного к коляске из-за наследственного неизлечимого заболевания.

На самом деле итальянский хирург опубликовал документы, в которых заявлял об амбициозных планах по пересадке тела, еще в 2013 году, однако интернет обратил на него внимание лишь в 2015-м. В новостях все чаще стало мелькать имя Спиридонова, нашлись миллионеры, готовые профинансировать невиданную операцию, — по прикидкам итальянца, проект требовал около $100 млн. Затем ажиотаж (или, как модно сейчас говорить, — хайп) сошел на нет.

Но оказалось, что первопроходцем якобы станет пациент в Китае, а Серджо Канаверо работает в паре с Жэнь Сяопином из Харбинского медицинского университета. Одна из причин смены дислокации — законодательство. В США, в частности, никто не согласится на участие в начинании итальянского хирурга. «Американским „биоэтикам“ нужно прекратить диктовать миру, что делать, а что нет, — заявил в 2017 году Канаверо. — Китайский же президент Си Цзиньпин хочет вернуть страну к былому величию».

Одновременно специалист уверенно заявлял о грядущем триумфе, рассказывая об удачных операциях на обезьянах, мышах и собаках. Правда, очевидных доказательств он не предоставлял. Наконец осенью 2017 года на пресс-конференции Серджо Канаверо сделал громкое заявление: первая пересадка человеческого тела прошла успешно. А потом добавил: трупу.

По словам итальянца, хирургам удалось соединить шейный отдел позвоночника (что считается одной из сложнейших задач) и сосуды. Но как проверить, сработало ли? Чтобы доказать эффективность операции, Канаверо анонсировал новую — с участием людей, чей мозг мертв, однако технически организм живет (например, благодаря аппарату ИВЛ и подобной технике). Противники эксперимента буквально взвились от этих слов: во-первых, возникли этические вопросы, во-вторых, хирургов попросили не «играть в Бога». Стоит отметить, что аналогичные протесты звучали и после первой пересадки почки.

Найти тело, умереть и вновь ожить

В теории донором тела должен стать погибший с серьезными травмами головы. Голова человека, который станет реципиентом, должна находиться в определенных условиях: дабы избежать повреждения мозга и тканей, медикам придется поддерживать кровоснабжение и подачу кислорода. В случае с пересадкой головы животного «что-то может пойти не так», однако с homo sapiens это «не так» превращается в неприемлемую альтернативу. Кроме того, предполагается, что перед самой процедурой получателю тела придется «умереть».

Читайте также:  Собаки падают со скалы

Тела донора и реципиента для удобства специалистов будут находиться в сидячем положении. Операция займет сутки — 24 часа понадобятся на то, чтобы разъединить и соединить заново шейные отделы позвоночника, вены, трахею, пищеводы и так далее. Останется ли оживший в своем уме?

Эксперты и журналисты скептически относятся к словам Серджо Канаверо. «Вокруг него возникает атмосфера цирка», — написал как-то Артур Л. Каплан, глава по этике медицинского факультета Нью-Йоркского университета. Ученые говорят об отсутствии предварительных исследований, тестов на животных и достаточной документальной базы.

«Это все равно что взять половины разных автомобилей, сварить их вместе и надеяться, что все заработает, а не взорвется», — считают в The Guardian.

Примерно такой же точки зрения придерживаются специалисты, но уже с научной стороны. Говоря обычным языком, «верхняя» часть перерезанного нерва сохраняет работоспособность, отмирает лишь совсем небольшой его фрагмент, а вот «нижняя» часть отмирает полностью. «Нисходящий» канал может восстановиться, но на ограниченную длину — поэтому заново «пришитое» запястье в идеальных условиях будет полностью работоспособным, а вот рука от плеча — нет.

Однако Канаверо якобы разработал процедуру, позволяющую полностью восстановить соединения, причем речь не о периферическом нерве в руке, а о сложном позвоночном канале. Именно эта техника и была опробована на мышах и собаках, одна из которых, как утверждают некоторые источники, начала ходить через полтора месяца после операции. Правда, верится в это с трудом, поскольку, по словам самого итальянского хирурга, его команде удалось восстановить лишь до 15% нервных соединений. Будет ли этого достаточно для человека?

Что касается Валерия Спиридонова, то он сейчас проживает в американском городе Бока-Ратон во Флориде, трудится инженером ПО и не жалеет о весьма туманной возможности получить «новое тело». А Канаверо с китайским коллегой готовятся провести операцию, претендующую на прорыв в медицине.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Источник



Двухголовая собака Владимира Демихова

В 1954 году Владимир Демихов потряс мир, продемонстрировав монстра, созданного хирургическим путем: двухголовую собаку. Он создал это существо в лаборатории на окраине Москвы, пересадив голову, плечи и передние лапы щенка на шею взрослой немецкой овчарки.

Демихов продемонстрировал собаку перед журналистами со всего мира. Обе головы дышали, игрались, одновременно лакали молоко из мисок. Вторая голова то и дело норовилась укусить первую за уши. Эти уникальные моменты были засняты на кинопленку.

Эту операцию Владимир Петрович задумал и осуществил вопреки запретам Минздрава вместе со своим сотрудником В.М. Горяиновым в подвале института Склифосовского, так как в Институте хирургии уже не было места для подобных экспериментов. При плохом освещении, в сырости и холоде, на деревянных столах, используя вместо компрессора старый пылесос, советский ученый ставил эксперименты, о которых потом говорил весь мир. Условий для ухода за собаками не было, и семья Демихова брала этих собак домой, тихонько выхаживая их в небольшой комнате коммунальной квартиры.

Всего за пятнадцать лет Демихов создал двадцать двухголовых собак. Ни одна из них не прожила долго, так как они неизбежно погибали из-за отторжения тканей. Один месяц был рекордным сроком.

Ученый объяснял, что у этих животных соединены кровеносные сосуды, создан общий круг кровообращения. У маленькой собаки, кроме того, были удалены сердце и легкие, так что она жила за счет дыхания и кровообращения большой собаки. Опыт этот, на первый взгляд странный, ставился с целью проверить, можно ли будет для спасения заболевшего человека на время «подключать» его к кровеносной системе другого человека.

Но главной целью экспериментов Демихова было научиться трансплантировать человеческое сердце и легкие. В 1967 году этой цели достиг другой хирург доктор Кристиан Баарнард, однако, многие признают, что Демихов «вымостил» дорогу для достижения этой цели.

Источник

Владимир Петрович Демихов – основоположник мировой трансплантологии

Одним из ученых, проложивших человечеству путь к трансплантологии (раздел медицины, изучающий пересадку внутренних органов и перспективы создания искусственных органов), был наш соотечественник – Владимир Петрович Демихов. Этот ученый-экспериментатор первым в мире провел многие операции (в эксперименте). К примеру, первым создал искусственное сердце – в 1937 году и выполнил первую в мире гетеротопическую пересадку сердца в грудную полость собаки в 1946 году.

Будущий знаменитый ученый родился 18 июня 1916 года на небольшом хуторе Кулики (сегодня хутор Куликовский на территории современной Волгоградской области) в обыкновенной семье русских крестьян. Отец Демихова погиб в годы Гражданской войны, а мать одна вырастила и подняла троих детей, каждый из которых в дальнейшем получил высшее образование.

Первоначально Владимир Демихов учился в ФЗУ на слесаря-ремонтника. Но в 1934 году поступил в Московский государственный университет на физиологическое отделение биологического факультета, достаточно рано начав научную деятельность. В 1937 году, будучи студентом третьего курса, Демихов сконструировал и изготовил собственными руками первое в мире искусственное сердце, которое было вживлено собаке. Собака прожила с искусственным сердцем два часа.

В 1940 году студент Демихов с отличием окончил МГУ и написал свою первую научную работу. Но уже через год началась Великая Отечественная война, которая отвлекла его от научной деятельности, молодой ученый ушел на фронт. С 1941 по 1945 год он служил в действующей армии. Так как у него было биологическое, а не медицинское образование, на войну он попал не врачом, а патологоанатомом. Закончил военную службу в Маньчжурии в звании старшего лейтенанта административной службы. В 1944 году был награжден медалью «За боевые заслуги», в тот момент он являлся старшим лаборантом патологоанатомической лаборатории. Работа патологоанатомов также была важна, так как могла указать на допущенные хирургом ошибки и избежать их повторения в будущем или указать на просчеты в лечении раненых бойцов.

Сразу после завершения войны Демихов пришел на работу в Институт экспериментальной и клинической хирургии, где, несмотря на материальные и технические трудности послевоенных лет, начал проводить по-настоящему уникальные операции. В 1946 году он первым в мире осуществил гетеротопическую пересадку сердца в грудную полость у собаки и первым в мире выполнил пересадку комплекса сердце-легкое у собаки. Все это доказывало возможность проведения в будущем подобных операций и на человеке. В следующем году он провел первую в мире пересадку изолированного легкого. Из 94 собак с пересаженными сердцами и легкими, семь прожили от двух до восьми дней. На проходившей в 1947 году 1-й Всесоюзной конференции по грудной хирургии ученый рассказывал о способах трансплантации органов и показывал фильм, в котором демонстрировалась техника пересадки сердца. Доклад Владимира Демихова на этой конференции получил высокую оценку со стороны председателя – известного на тот момент хирурга А. Н. Бакулева, который оценивал опыты Демихова как «большое достижение советской хирургии и медицины».

А в 1950 году Демихов стал лауреатом премии Н. Н. Бурденко, которая присуждалась Академией медицинских наук СССР. Первые послевоенные годы – были тем временем, когда работы ученого получали в СССР признание, на них обращали внимание видные медицинские специалисты. Владимир Петрович продолжал свои медицинские эксперименты, отдаваясь работе полностью. Он проработал три типа операций: пересадку второго сердца с параллельным включением его в систему кровообращения; пересадку второго сердца вместе с одним легким; пересадку второго сердца с желудочно-предсердным анастомозом. Помимо этого им были окончательно разработаны методики полной одновременной замены сердца и легких вместе взятых.

В 1951 году на сессии Академии медицинских наук СССР, которая проходила в Рязани, Демихов пересадил донорские сердце и легкие собаке Дамке, которая прожила 7 дней. Это стало первым случаем в мировой медицине, когда собака с чужим сердцем жила так долго. Сообщается, что она ходила в холле того же здания, где и проводилась сессия, и чувствовала себя довольно хорошо. Умерла же она не от последствий пересадки сердца, а от повреждения гортани, которое непреднамеренно было нанесено ей во время операции. В том же году Владимир Петрович представил достаточно совершенный протез сердца, который работал от пневмопривода и провел первую в мире замену сердца на донорское без использования аппарата искусственного кровообращения.

Читайте также:  Kennels favourite корм для собак puppy junior

В 1952-53 годах Владимир Петрович разработал метод маммарно-коронарного шунтирования. Во время своих экспериментов он пробовал вшивать внутреннюю грудную артерию в коронарную ниже места ее поражения. Первый раз он проделал подобную операцию на собаке в 1952 году, она закончилась неудачей. Лишь через год ему удалось справиться с основным препятствием, которое возникало при наложении шунта, недостатком времени. Работы необходимо было вести при остановленном сердце, поэтому время для шунтирования было крайне ограниченным – не более двух минут. Для соединения артерий при проведении операций маммарно-коронарного шунтирования Демихов использовал скрепки из тантала и пластмассовые канюли. Итоги экспериментов подвели позднее. Из 15 прооперированных собак, перенесших операцию, три жили более двух лет, одна – более трех лет. Это свидетельствовало о целесообразности подобного вмешательства. В будущем данный метод начнут широко применять в клинической практике по всей планете.

В 1954 году Владимир Демихов разработал способ пересадки головы вместе с передними конечностями от щенка на шею взрослой собаки. Ему удалось реализовать эту операцию на практике. Обе головы дышали, одновременно лакали молоко из миски, играли. Данные уникальные моменты попали на кинопленку. Всего за 15 лет Демихов создал двадцать двухголовых собак, правда, ни одна из них не прожила долго, животные погибали из-за отторжения тканей, рекордным был срок – в один месяц. Цветной документальный фильм «О пересадке головы собаки в эксперименте» показывался в 1956 году на Международной выставке СССР в США. Этот фильм способствовал тому, что о Демихове заговорили во всем мире. Целью данных экспериментов было научиться пересаживать внутренние органы с наименьшими повреждениями. После сшивания всех сосудов создавалось общее кровообращение, пересаженная голова начинала жить.

Данные экспериментальные операции заставили мировую общественность говорить о Демихове, как об одном из величайших хирургов современности, но на родине его буквально предали анафеме. Чиновники от советской медицины не хотели и слышать, что целью необычных экспериментов была проверка на практике возможности спасения заболевшего человека с помощью его временного «подключения» к кровеносной системе здорового человека. Оппоненты ученого становились все более агрессивными, дошло до того, что одну из его подопытных собак просто убили.

Академик В. В. Кованов, являвшийся директором 1-го медицинского института имени Сеченова, где некоторое время работал Владимир Петрович, называл последнего «псевдоученным и шарлатаном». Н. Н. Блохин, являвшийся президентом Академии медицинских наук, считал, что «этот человек – просто «интересный экспериментатор». Многие полагали, что сама идея пересадки сердца человек, которую горячо защищал и всячески отстаивал ученый, является аморальной. Помимо этого у великого хирурга не было медицинского образования, что давало многим лишний повод упрекать его в несерьезности проводимых исследований.

Одновременно с этим видные медики Чехословакии, ГДР, Великобритании и даже США приезжали в Советский Союз только для того, чтобы лично присутствовать на операциях, которые проводил Мастер. Ему высылали многочисленные приглашения на симпозиумы, которые проходили в США и Европе, но выпустили за границу Демихова всего один раз. В 1958 году он выехал на симпозиум по трансплантологии, который проходил в Мюнхене, его выступление тогда произвело настоящую сенсацию. Но чиновники из Минздрава СССР посчитали, что он разглашает советские секретные медицинские исследования, поэтому больше за границу не выпускали. Ситуация напоминала плохой анекдот, пока действующий министр здравоохранения называл опыты Демихова по трансплантологии антинаучными, вредными и шарлатанскими, те же чиновники Минздрава обвиняли его в разглашении гостайны во время выступления в Мюнхене.

В 1-м Московском медицинском институте имени И. М. Сеченова Демихов проработал с 1955 по 1960 год, после чего из-за обострения отношений с директором института Владимиром Ковановым, который не допустил к защите его диссертацию под названием «Пересадка жизненно важных органов в эксперименте», вынужден был перейти на работу в Институт скорой помощи имени Склифосовского. Данная диссертация была выпущена в сокращенном варианте монографией с одноименным названием. На тот момент это было единственное в мире руководство по трансплантологии органов и тканей. Работу быстро перевели на несколько иностранных языков и презентовали в Берлине, Нью-Йорке и Мадриде, вызвав неподдельный интерес, а сам Демихов стал признанным авторитетом в данной области в международных кругах, но не в СССР. Только в 1963 году со скандалами, которые подтачивали его здоровье, ему удалось защититься. В один день он сумел защитить срезу две диссертации (кандидатскую и докторскую), пройдя путь от кандидата до доктора биологических наук всего за 1,5 часа.

В Институте скорой помощи имени Склифосовского для Мастера была открыта «лаборатория по пересадке жизненно важных органов». Но в действительности она представляла собой жалкое зрелище – помещение в 15 квадратных метров, расположенное в подвале флигеля. Сырость, холод и плохое освещение в комплекте. По воспоминаниям учеников Демихова, они ходили буквально по доскам, под которыми хлюпала грязная вода. Операции проводились под освещением обыкновенной лампочки. Аппаратуры тоже не было никакой, вместо компрессора – старый пылесос, самодельный аппарат искусственного дыхания и часто ломающийся старый кардиограф. Не было и помещений для содержания прооперированных животных, поэтому собак, участвующих в экспериментах, ученый забирал к себе домой, где выхаживал их после операций. Позднее под лабораторию выделили 1,5 комнатки, которые располагались на первом этаже флигеля. В таких условиях лаборатория под руководством Владимира Петровича работала вплоть до 1986 года. В ней разрабатывались различные методики пересадки конечностей, головы, печени, надпочечников с почкой, результаты проводимых экспериментов становились публикациями в научных журналах.

Дважды в 1960 и 1963 годах к Владимиру Демихову приезжал на стажировку южноафриканский хирург Кристиан Барнард, который в 1967 году выполнил первую в мире операцию по пересадке сердца от человека человеку, навсегда вписав свое имя в историю. Сам Барнард до конца жизни считал Демихова своим учителем, без общения с ним, изучения его работ и личных встреч, он никогда бы не решился на свой исторический эксперимент. А вот в Советском Союзе первая удачная операция по пересадке сердца была проведена только 12 марта 1987 года, провел операцию заслуженный хирург, академик Валерий Шумаков.

Работа Демихова, достигнутые им результаты и написанные научные труды принесли ему настоящее международное признание. Он являлся почетным членом Королевского научного общества в Уппсале (Швеция), почетным доктором медицины Лейпцигского университета, а также Ганноверского университета, американской клиники Майо. Владимир Демихов был обладателем многочисленных почетных дипломов научных организаций, представляющих самые разные страны мира. В 2003 году уже посмертно он был удостоен Международной премии «Золотой Гиппократ».

Несмотря на зарубежное признание, последние годы жизни Владимира Демихова в России прошли практически в забвении в маленькой однокомнатной квартирке в Москве. Ее обстановку составляла лишь старая мебель. Даже участковый врач, которая навещала болеющего Демихова, поражалась бедности и спартанским условиям квартиры доктора биологических наук и известного ученого. В последние годы Демихов практически не выходил из дома, так как еще раньше он начал терять память. Однажды он ушел на прогулку со своей собакой еще утром, а вернулся только поздним вечером. Домой его привели незнакомые люди, они нашли его квартиру, так как дочь Ольга накануне вложила в карман его куртки записку с адресом проживания. После этого случая родные просто не выпускали его больше на улицу.

Обидно, что признание работ Демихова на родине, прошло позднее, чем за рубежом. Только в 1988 году в числе других известных советских специалистов Владимир Петрович был удостоен Государственной премии СССР «за достижения в области кардиохирургии». А в 1998 году – уже в год смерти – Демихов был награжден орденом «За заслуги перед Отечеством III степени», в числе других ученых он стал лауреатом Государственной премии РФ «за разработку проблемы пересадки сердца».

Великий отечественный ученый-экспериментатор, прекрасный хирург Владимир Демихов ушел из жизни 22 ноября 1998 года в возрасте 82 лет. На его могиле на Ваганьковском кладбище Москвы установлен памятник, на котором указано «основоположник трансплантации жизненно важных органов». В 2016 году в год столетия со дня рождения ему наконец-то был открыт полноценный памятник. Он был установлен возле нового здания НИИ трансплантологии и искусственных органов имени Шумакова. В том же году состоялся VIII Всероссийский съезд трансплантологов с международным участием, который был посвящен 100-летию со дня рождения Мастера. Тогда же, по инициативе Российского трансплантологического общества, 2016 год был объявлен годом Владимира Демихова. Воистину, Россия – это страна, в которой надо жить долго, а признание иногда приходит лишь после смерти.

Источник