Меню

У моей подружке живет собака

Собаки наших друзей: рассказ моей подруги о своей любимице.

Маленькие собачки. Как правило, у владельцев больших собак к собачкам мелких пород отношение неоднозначное. Вертлявые, визгливые, выходя на прогулку они оглашают окресности звонким (иногда истеричным) лаем, привентивно предупреждая окружающих о своей небывалой грозности и опасности, при этом вызывая смех и недоумение.

Большие псы непонимающе смотрят на это чудо природы, а их хозяева удивляются, как можно в принципе такое завести и вывести.

Так думала и я, до тех пор, пока не увидела эту очаровашку.

Чихуа́хуа (исп. Chihuahua [tʃiˈwawa]) — собака-компаньон. Считается самой маленькой собакой в мире и носит имя мексиканского штата Чиуауа. Есть предположение, что предки этой собаки жили в дикой природе, и в эпоху цивилизации тольтеков были одомашнены ими. Имеет компактный корпус и отличается бойким и смелым характером. Кинологи утверждают, что эта порода занимает одно из самых значительных мест в истории древнего и современного собаководства. Чихуахуа оказала значительное влияние на формирование других карликовых пород. Однако у породы чихуахуа есть ряд достоинств и преимуществ перед другими миниатюрными собаками: крепкое здоровье, высокий интеллект, контактность и покладистый характер.

Эта прелесть рядом со мной просто уникальная собака породы чихуахуа по кличке Пузя моей подруги Марии, которую я и попросила рассказать о своей любимице.

— Маша, я знаю, на момент появления Пузярика у тебя уже была собака породы китайская хохлатая. Как ты решила завести еще одного члена семьи?

— Да, Пузя появилась у нас в сентябре 2018 года, когда у меня уже была китайская хохлатая девочка, страшно породистая, но не очень контактная, и кошка Василиса, а по простому Васька, которая гуляет сама по себе. Очаровала меня жизнерадостность и любовь ко всему окружающему породы чихуахуа. А влюбилась я в эту породу с первого взгляда побывав у одного частного мастера. Я была на маникюре, девушка принимала в частном доме, и когда я вошла, навстречу выбежало маленькое беленькое существо, которое зализало меня с ног до головы. Она была такая милая, такая егоза, что мне очень захотелось такое чудо. Я договорилась с заводчицей, в следующий помет нам выделят такую же лизуньку. И вот, через какое-то время мы стали обладателями этого маленького счастья. Сначала мы назвали ее Пусей за ее размер, ведь чихи одни из самых маленьких собачек, но, так как она любит поесть и быстро округляется в талии, быстро превратилась в Пузярика.

— Мария, есть в поведении твоей любимицы какие-то особенности? Я знаю, что она очень контактная, веселая, дружелюбная не только с людьми, но и с другими собаками. Например, мой лабр от нее без ума, и я до сих пор без смеха не могу не вспоминать, как они носились по полю как два разнокалиберных коня, учитывая их разницу в размере.

-Да, Пузя абсолютно бесстрашная, особенно когда чувствует за спиной поддержку хозяев. Но, когда начинает пахнуть жареным, предпочитает спасаться бегством. Она очень доброжелательна с детьми, не даром чихуахуа считаются собаками-компаньонами. С моей дочерью они и просыпаются вместе, и засыпают, и ходят на прогулку, в общем, Пузя всегда за лююое общение. Если рядом никого нет, она скучает, грустит и уходти спать, обнявшись со своими игрушками.

Источник

Моя любимая собака

Без подделки. Без сомнений. Без перемен. Навсегда, пока бьется собачье преданное сердце. Независимо ни от чего. Собака это – существо, которое с тобой будет всегда. Наверное, даже тогда, когда ее не будет уже на земле. Все равно ее беззаветное и преданное сердце будет тебя любить. Даже тогда, когда оно перестанет биться. А, возможно даже, она будет продолжать тебе помогать.

Наверное, не может быть друга верней, чем собака. Это доказано всей историей дружбы человека и его четвероногих друзей. И продолжительность этой истории, наверное, не тысячи, а может быть, даже миллионы лет. Собаки – это как раз те существа, которые проявляют самые хорошие качества в общении с людьми и с животными — тоже. Они добры, умны, преданны. Наконец, все они просто красивы. И эта красота их не связана, ни каким образом, с породой или беспородностью. А в жизни они – любящие друзья, спасатели, наконец, лекари, потому, что любя хозяина и помогая ему, берут иногда на себя, даже его болезни, да и другие проблемы.

Считается, что у животных нет души. Возможно, что в этом люди и наука ошибаются. Может быть у них и не душа, а что-то, что ей сродни. Наверное, по крайней мере, так можно сказать о нескольких видах животных, которые очень близки к человеку, издавна живут рядом с ним, делят с ним стол и кров или плавают недалеко от его мест поселения, как дельфины. Я думаю, ни для кого не секрет этот не такой уж большой список: собаки, дельфины, лошади, в какой-то степени и кошки, если они умны. Вот только вчера посмотрела какой-то коротенький отрывочек из фильма про кошек. Там очень точно было сказано, что кошки за людьми «наблюдают». Наблюдают, шпионят без особой с виду заинтересованности, как бы с «прохладцей» и знают себе цену. Да, по большому счету, кошки тоже умницы.

Но собаки – это отдельная песня. Вас никто не встретит так, как ваш верный пес, когда вы приедете домой. Собака – это всегда неутомимый сгусток абсолютной энергии, который, тратя ее, никогда в то же время не теряет, а кажется, только приобретает от этого новую. Кроме тех случаев, когда они заболевают. В их ауре, наверное, тоже образуются, как говорят сейчас, какие-то «пробоины», из-за которых они и болеют. А, заболев, они становятся такими же несчастными и беззащитными, как дети.

А сейчас я хочу рассказать о своей маленькой мохнатенькой подружке – собачке Леське. Меня поймет, конечно, каждый, у кого была на попечении хотя бы одна собака. И многие из тех, у кого собак еще не было, до сих пор, тоже меня поймут. Сказать, что моя маленькая воспитанница была просто прелесть – значит, ничего не сказать о ней. Она — это как раз то самое чудо природы, над созданием которого та поработала не спустя рукава, а со всей ответственностью, тщательностью и, сверх того, с большой любовью.

А началось все с того, что в один прекрасный и очень солнечный майский день, когда на улице уже расцвели каштаны, все, что было вокруг наверху, стало ажурного нежно-зеленого цвета, а внизу – тоже зеленело травой, так похожей на махровое мохнатое полотенце. Вот как раз в такой чудный день мы купили щеночка – девочку, у ее хозяйки, когда поехали однажды специально с этой целью на железнодорожный вокзал, а там обычно продают маленьких щенков и котят. Совсем недалеко от закругления троллейбуса стоят продавцы всей этой мелкой живности. Все они, эти маленькие четвероногие друзья, бесспорно, прекрасные и чудные существа, каждый из которых был достоин того, чтобы быть принятым в приемную семью в качестве маленького дружка или большого друга будущих своих хозяев (в зависимости от своих габаритов, а также размеров своей души).

Выбирать щеночка мы поехали всем семейством. Я, мама, дочка Катя и племянница Даша. На зеленой и такой сочной уже майской траве газона прямо возле здания вокзала копошились несколько маленьких щенков разных размеров и внешнего вида. И тут мы увидели маленькую «девочку». Она была с довольно мохнатой шерсткой черного цвета, с белым фартуком или жабо на грудке – это как вам больше понравится, в белых тапочках на лапках, мохнатый хвостик ее был скручен «баранкой». Ушки – наполовину торчащие, а кончики их – висячие. Она шустро бегала по зеленой густой траве и пыталась гавкать. При этом очень старалась. И от большого усердия она чуть только не падала. Но главное, что было в ней замечательного, как я сразу заметила, а моя характерная черта как раз подмечать какие-то необычные вещи – это ее глаза, которые, как я увидела, светились даже при ярком дневном солнечном свете, то желтым, то зеленым, то коричневым светом, исходящим откуда-то изнутри, из самой их глубины. И все это, в зависимости от ее поворота по отношению к падающим на землю лучам уже переместившегося далеко за полдень солнца. Это было совершенно необычно. Это было просто, какое – то чудо. Во всяком случае, я такого никогда больше не видела, ни у одной собаки или кошки. Вообще ни у одного животного. Только у моей собаки.

Ее хозяйка сказала нам, что ее папа – очень красивый, наполовину хин. Мы тут же решили ее купить – ведь из всех щенков она была самой хорошенькой. Когда, направляясь домой, мы дружно уселись в троллейбус, то она сидела на коленях у мамы и облизывала ее, как могла, «чомкала». То есть, она в нас сразу признала своих. А именно, по ее, собачьим понятиям, она приняла нас в свою стаю, собираясь, стать в ней, впоследствии, вожаком. Это всегдашнее заблуждение всех маленьких собак. Именно они, а не громадные волкодавы, считают себя вожаками в приемной семье.

В первую же ночь по неопытности мы решили заняться ее строгим воспитанием и для этого закрыли в большой комнате, показав, где ее спальное место. Она проплакала там всю ночь. Было очень жалко ее, но воспитание есть воспитание. Наутро мы поняли, что поступили очень глупо. Больше таких крутых воспитательных мер по отношению к ней мы не принимали и не применяли никогда. А когда на улице и соответственно, в квартире, похолодало, я не выдержала, и стала брать ее к себе в постель, потому что отопительный сезон уже закончился, а в квартире ночами было холодно, и она бы простудилась, спя на том месте, которое мы ей приготовили. Так закончилось ее примерное воспитание, в духе и под руководством материалов учебных пособий типа «Правила воспитания щенка» или «Я воспитываю своего четвероногого друга». Позже воспитание сводилось просто к анархии, которая и является, как обычно, матерью всякого порядка. А также к тесному общению, доставлявшего массу удовольствия, как нам, так и нашей воспитаннице, которая отличалась такими врожденными благородными качествами, как преданность, ум, любовь и доброжелательство ко всему, что ее окружало, и, можно даже сказать, необыкновенным тактом в поведении с окружающими ее людьми и животными. Наверное, все эти достоинства передаются на генетическом уровне. Прямо от родителей. А возможно присуще именно данному существу независимо ни от чего.

Рано утром я уходила каждый день на работу, а вечером она встречала меня с радостным видом, но при этом кусала мои ноги, прямо за пальцы, которые и без того были натерты до мозолей (такая удобная обувь была у меня в тот момент). Я чуть не плакала от боли и обиды. Мне, правда, знающие люди объяснили, что это она по мне весь день скучает, а вечером играет со мной, но мне от таких объяснений легче не было.

Читайте также:  Приобретая собаку вы приобретаете друга

Такой характер нашего общения продолжался, пока не произошел такой случай. Однажды вечером я уже собиралась спать, шла по темному коридору, и тут собачка неожиданно бросилась мне под ноги. Я резко остановилась, чтобы случайно не наступить на нее. А так как в руках я держала полусферической формы зеркало, то при моей резкой остановке оно по инерции выпало у меня из рук, пролетело вперед полметра и разбилось вдребезги. Честно говоря, мы с Леськой нисколько не пострадали, зато пострадал мой тогдашний ухажер – мы с ним сразу же срочно поссорились после этого, как и положено при таком приключении с зеркалом. Народная примета получила полное отражение и подтверждение в жизни.

Сразу же после этого случая по времени нападения на меня со стороны моего подшефного песика прекратились. И вскоре наши отношения совершенно изменились в сторону улучшения и уже навсегда. Как–то к нам пришли гости, кстати, мы в этот день решили отпраздновать как раз наше приобретение щенка и решили познакомить его с нашими знакомыми и друзьями. И тут наша собачка, которую я посадила на диван, внезапно впервые на радости прыгнула с дивана, причем со стороны это было похоже на полет ракеты или движение торпеды. Такое большое расстояние в полете, она вдруг преодолела с мгновенной скоростью. После этого ее гимнастические упражнения приобрели постоянный характер. Песик был очень прыгучий, несмотря на короткие лапки, которые нисколько ее не портили, потому что были красивыми, стройными, мохнатенькими и изящными, как у танцовщицы, с поправкой на собачью породу нашей балерины.

Однажды я посмотрела мельком в коридор, и мне показалось, что в коридоре лежит какая-то черная тряпка, но как только я пригляделась внимательней, то оказалось, что это – Леська, причем лежала она ну прямо, ни дать, ни взять — как маленькая балерина. Она лежала в такой изящной позе, что просто невообразимо было себе представить, что в такой маленькой зверушке столько балетной грации. Такую картину можно увидеть разве что в каком-нибудь мультфильме, снятом о жизни собак, живущих при дворе какого-нибудь короля вроде Людовика ХIV. Обычно таким достоинством, как изящество, грешат кошки, а тут – маленькая собачка. Лежит, как на канапе, но вовсе не на бутерброде, а на маленьком диване.

Катя, когда выходила с собакой на прогулку, перед тем, как идти в школу, никак не могла ее поймать, такая быстрая и шустрая была наша спортсменка. Ее невозможно было изловить, она выворачивалась и убегала, чтобы еще погулять утром во дворе или возле детского садика, под нежными и теплыми лучами только восходящего солнца. Мне приходилось идти к Кате на помощь, чтобы отправить любительницу прогулок домой, хотя я и сама спешила на работу. Ведь с утра у тебя каждая минута обычно на счету. Ловля ее со стороны, наверное, выглядела, довольно-таки смешно, но другого выхода у нас просто не было.

Наша девочка-щенок как-то, когда мама разбирала книги из всемирной литературы, наводя в них порядок, присоседилась к ней, села поближе к книгам, а вернее сказать, к фолиантам, и я обратила внимание на то, что она вдруг сначала притихла, а потом стала, очень смачно причмокивать. Естественно, заинтересовавшись, в чем же там дело, я подошла поближе посмотреть, что происходит в том заветном книжном уголке. Оказалось, что наша очень юная любознательная и уж больно-то охочая до знаний собака уже догрызает угол тома Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканки». Она смачно дожевывала этот кусок по всей толщине тома, дойдя уже до текста книги. И делала это с большим аппетитом. После выяснения всех обстоятельств этого происшествия, книга была водружена на место, а наша мулатка была, как следует, отшлепана за блестящее проведение всей этой диверсионной антинародной операции.

Мы иногда ходили с ней гулять по улице Набережной, расположенной возле нашей реки Кальмиус, причем, ходили довольно далеко — до самого парка, который тогда носил название им. Ленинского комсомола. Парк этот у нас был большой и красивый. Часть его территории была отведена для большого семейства каруселей, начиная от громадного чертового колеса, американских у нас (или русских у американцев) горок, павильона для езды на машинах, похожих со стороны на больших божьих коровок разных цветов. Эти машины хаотично передвигаются по полу павильона, без конца сталкиваясь друг с другом. Но аварий на этой игровой площадке, по счастью, не бывает.

С другой стороны, местами ты просто попадал на какую-то уединенную зеленую полянку, которую можно встретить скорее в настоящем лесу, чем в городском парке. Там были уголки и почти не тронутые и практически, не посещаемые человеком. Например, полянки, сплошь покрытые полевыми цветами, и напоминающие места, украшенные первозданной природой. Они были наполнены, не знаю, как насчет фауны, а всякими муравьями, козявками, маленькими бабочками, а также пернатыми в ассортименте – так это точно. На этих прогулках наш песик иногда преодолевал большие расстояния, вовсе не соразмерные с его совсем мелким, скорее игрушечным размером.

Более дружелюбное и любящее существо трудно было найти. Собачка сразу бежала тебя утешать, как только с тобой что-нибудь случалось. В этом она была замечена много раз. Она очень чутко чувствовала твое состояние и принимала все меры к тому, чтобы отвлечь от какой-то проблемы и помочь успокоится. Особенно, если видела слезы, тут она готова была просто выпрыгнуть из своей шкурки, чтобы утешить тебя. Иногда меня поражает эта безмерная чуткость животных, особенно, если сравнивать ее с бесчувственностью некоторых людей. Казалось, что люди, обладающие разумом, должны лучше понимать многие ситуации, но этого часто не происходит. А вот животные оказываются очень чуткими барометрами настроения и состояния человека. Кроме того, они активно пытаются помочь улучшить его. И у них это получается, и в этом — очень большое достоинство братьев наших меньших.

Однажды наша маленькая Леська очень испугалась. Она привыкла к тому, что к ней все вокруг хорошо относились. Ее очень все любили во дворе. Поэтому, она смело подбегала к любому человеку и животному, и никого не боялась. А как–то раз, она гуляла за домом и побежала навстречу какой-то старушке с клюкой. Она на нее не гавкала, но старуха, то ли, испугавшись, то ли разозлившись, замахнулась на нее своей палкой. Она нашу собачку не ударила, а сильно испугала. После этого случая, у Леськи некоторое время был нервный тик, который со временем прошел.

Как и все собаки, наша маленькая воспитанница очень любила поесть, причем, когда она ела, нельзя было нарадоваться – аппетита ей было не занимать, как это, обычно и бывает у собак. И это было видно с самого младшего возраста. Маленьким щенком она важно вышагивала со своей импровизированной тарелкой (бывшая пластиковая баночка из-под зубного порошка) по квартире за добавкой яичницы или луковых котлет. Она родилась в такое время, когда не то что собаки, а и люди с удовольствием ели их. Просьбы ее были самыми скромными: подойдет, поставит возле себя тарелку, и молчаливо смотрит на тебя, надеясь на твою совесть и хозяйскую порядочность. А однажды я собиралась на работу, завтракала, вдруг чувствую, меня кто-то легонько тронул за коленку: смотрю, а это Леся встала на задние лапки, в зубах держит свою тарелочку и смотрит мне прямо в глаза. Стало понятно, что своей порцией яичницы мне все-таки, придется с ней поделиться.

Если честно сказать, то я к ней всегда относилась (кроме тех времен ее детства, когда она кусала меня за ноги), просто как к маленькому ребенку, да и она чувствовала себя им. А когда она в первый раз в своей жизни увидела снег – эту картину только надо было видеть! Мы с ней вышли тогда во двор, а погода стояла тихая, снег падал сверху мелкой крупой, вокруг все было бело. Максим, наш знакомый студент мединститута так характеризовал наступившую погоду: «На улице – зимняя сказка». Совсем маленькая еще Леська безостановочно бегала по двору, нагоняя круги, такая живая, черненькая, но вся в мелкий белый горошек, из-за слегка припорошившей ее снежной крупы и от этого очень нарядная. Наверное, никто так не любит зиму, как дети и животные. Она им – если это, конечно, не бездомные дворняги и кошки, доставляет массу удовольствия. Особенно, если это первый снег зимой, когда он белоснежными хлопьями падает, образуя пушистую белую перину, как в русской сказке «Морозко» или в немецкой «Госпожа Метелица». И вот по этой самой перине некоторым четвероногим друзьям человека хочется сделать пробежку, выписывая при этом невообразимые фигуры и высунув от удовольствия ярко-красный язык, который еще больше придаст колорита всей этой картине, которую так и хочется запечатлеть, если не на холсте, так на фотографии — точно.

А вот прогулки под дождем ее вовсе не прельщали, если только дождь не был грибным. Однажды, в сырую погоду, которую организовал нам один из затяжных осенних дождей, я пригласила ее пойти на прогулку. Она спустилась по ступенькам подъезда, вышла на его крыльцо, посмотрела по сторонам на льющийся сверху проливной дождь и, резко развернувшись, ровно на 180 градусов, пошла без всяких дополнительных сомнений домой. В такую погоду ее и на аркане нельзя было вывести за пределы дома.

Особый случай был, когда мы с Леськой как-то в погожий летний вечер ходили смотреть на музыкальный фонтан на площади Ленина. Это было летом. По правде говоря, фонтан у нас действительно очень красивый. Музыка и танцующие струи воды, которые приобретают какие-то совершенно фантастические очертания, двигаясь, как живые водяные нимфы, то, поднимаясь вверх, то падая вниз, создают картину, даже немного мистическую с виду, вызывающую какое-то совершенно необъяснимое волнение. И, все это под самую красивую музыку. Зачастую, под классику – Моцарта, Баха, Чайковского. Или под современные популярные песни. Когда мы с собачкой подошли в тот раз к фонтану, вокруг было полно молодежи, поэтому я взяла ее на руки и так и держала. Она с восхищением (иначе и сказать нельзя, глядя на то, что было написано на ее маленькой мордочке), смотрела своими большими черными глазами на это чудо, совместно созданное природой и инженерной мыслью человека. Две какие–то девочки — студентки или старшеклассницы оглянулись: «Ой, какая хорошенькая собачка! Ты смотри, еще и на фонтан смотрит, как завороженная». Девчонки смотрели на нее и улыбались, а она, обратив, конечно, на них внимание, и отдав им должное, то есть, задержав на них свой взгляд, как она делала это всегда, как собака вежливая и воспитанная от природы, опять стала восхищенно смотреть на фонтан.

Читайте также:  Собака загуляла течки нет

Среди мужчин и ребят тоже немало таких, которые не могут пройти мимо друзей наших меньших. Я много раз сталкивалась с тем, что мужчины обращали на мою собачку внимание. И она, как только о ней заходил разговор, сразу же вострила свои висячие ушки, бежала и оглядывалась на того, кто о ней говорил, определяя безошибочно, когда речь шла о ней. Надо сказать, согласно моим личным наблюдениям, эта симпатия и любовь к животным не зависит ни от возраста, ни от рода занятий, ни от образования, ни от занятия человека в данный момент. Много раз и молодые ребята вступали в разговор с моей воспитанницей, были и взрослые мужчины, которые занимались тем же. Даже тогда, когда я носила ее к ветврачу, то есть, она была больная и совсем не веселая, я заметила, что люди, которые любят собак, и на их болезни не обращают внимания, собачки для них милы, и когда они что называется, «сильно не в своей тарелке». Какие-то рабочие приняли участие в нашем с ней таком походе. И лишь сочувственно спрашивали у меня, почему она такая грустная.

Леська, имея короткие лапки, на самом деле была ужасно прыгучая. Однажды я проходила мимо кухни, и вдруг вижу: на кухонном столе мелькнула какая – то тень, когда пригляделась – это моя собачка преспокойно расхаживает себе по столу. Я, конечно, выступила на нее и сняла тут же. Она, как я думаю, забралась на стол через довольно высокую табуретку, но, как она на нее запрыгнула, я не приложу ума, с ее-то росточком – это просто удивительно.

В другой раз такой же трюк она повторила на столе в большой комнате. Это было в один из праздников 8 Марта. Один мой знакомый принес в честь праздника молочного поросенка с шахты, с целью, чтобы его запечь в духовке (я сразу вспомнила того поросенка, который снимался в фильме «Веселые ребята», выпил водочки или винца, окосел, и упал спать в блюдо, где его и решили примерно разделать). Точно такой же винтохвостый гость с нежным пятачком оказался в праздничный день и на нашем столе, только с коричневой поджаренной корочкой и приготовленный не на вертеле, а в обычной газовой духовке. Представьте себе стол, накрытый белой праздничной скатертью, на нем на большом круглом блюде – поросеночек под хреном. Запахи его окутывают, сами понимаете, какие. И тут наша собака, запрыгнув на стул, оттуда перебазировалась на наш нарядный стол. Я, когда увидела ее на столе, пришла, в состояние, близкое к шоковому, подняв при этом, от неожиданности, шум. А она, испугавшись, стала пятиться назад, и я даже сообразить не успела, как она уже упала со стола на пол. Сильно ударившись, очень расстроенная, она спряталась под тумбочку из-под телевизора и сидела там до самого вечера. После этого она уже не повторяла подобные вылазки никогда, хорошо запомнив, чем закончился ее домашний альпинизм.

Леська была, если можно так сказать, «молчаливой» собакой. Она никогда не лаяла просто так, без дела. Только в тех случаях, когда в дом приходил совершенно незнакомый ей человек или где-то рядом был непонятного происхождения сильный шум. Когда-то к нам приехала с ночевкой моя тетушка. Ее очень удивило то, что Леська молчит. Она даже спросила: «А она у вас вообще-то когда-нибудь лает?».

В связи с ее такой «молчаливостью» она и общалась совершенно по-своему: если наша собака хотела тебя о чем-нибудь попросить, она почти никогда не пользовалась своим голосом. Просто подходила к тебе и молча смотрела прямо тебе в глаза, не отрывая своих выразительных темно-коричневых глаз. Она была исключительно скромным существом.

Когда ей было года полтора, она, без нашего ведома и согласия, взяла, да и «презентовала» своей любимой «стае», то есть, нам, маленьких и хорошеньких щенков. Надо сказать, что хотя их «папа» и был «пробегающим мимо» дворовым псом, щенки все равно родились очень славные и сообразительные. А наша Леська оказалась очень даже примерной мамой. Она очень заботилась о своих детях, старалась провести с ними как можно больше времени, максимально сокращая даже время прогулок. Она не подходила к своей чашке, ждала, когда дети поедят. Сама же в это время ходила худая, как щепка – лишь бы деточки ее были накормлены.

Во дворе у нее была любимая подружка – Джеська. Это небольшая собака, выходец из рода пекинесов, рыженькая и мохнатая. Они с большим удовольствием общались между собой, бегали по двору, даже шептались. То Леська прикорнет к ушку Джеськи, то наоборот – это производило со стороны полное впечатление того, что они между собой шушукаются, сплетничают, как девчонки-подружки, сообщают друг другу какие–то тайны, им одним известные. Зрелище было самое потешное. Со стороны они были точно – две закадычные подружки, не разлей вода.

Вторым Леськиным большим другом в нашем дворе (в буквальном смысле большим) был ротвеллер Арчи. Он был большим, но добродушным псом из соседнего подъезда. А симпатия между ними была самая нешуточная. Он, видя ее, повизгивал. А она подбегала к нему, поднималась на задние лапки, ставила передние ему на плечи, и они утыкались друг другу носами. И так и стояли, не в силах скрыть той живейшей симпатии, которую чувствовали друг к другу, несмотря на почти что космическую разницу в размерах, воспитании, а также породе.

Однажды я вывела свою собачку погулять, мы обошли с ней вокруг нашего квартала (чтобы ничего не приснилось), и по проспекту начали спускаться вниз в направлении нашего дома. Вдруг мы с моей собакой видим: прямо по курсу в нашем направлении движется точная копия Арчи, только я смотрю – хозяева какие-то совсем другие. Ну, я — то поняла, что это не наш сосед, а вот мой «громадный волкодав» сразу не разобрался, что к чему и с радостью двинулся к незнакомой собаке. Но, к счастью, моя собака была строго на поводке, потому что громадный черный пес (который тоже в этот момент был на привязи), рванул в нашу сторону с совершенно диким лаем, так, что хозяева его с трудом удерживали. Тут моя Леська поняла свою ошибку, втянула свою головку в плечи, и – боком, боком – пошла в сторону от громадной и глупой собаки, которая заходилась и захлебывалась беспрерывным лаем, не знаю уж от чего больше – от страха ли, от злости, или от глупости.

Как-то летом мы все гуляли в парке им. Щербакова, я взяла Леську с собой, и мы наблюдали там за животными, которых привели, для того, чтобы желающие могли сфотографироваться с ними или покататься на них. Их было всего три экземпляра – лошадка, медвежонок и маленькая обезьянка. Собачку я держала на руках ввиду больших размеров и неизвестных наклонностей этих представителей дикой фауны. Лошадь ей очень понравилась – она смотрела на нее без страха и даже с восхищением. На медвежонка тоже смотрела с видимым удовольствием, даже наклонилась к нему, и с интересом разглядывала его бурую мохнатую шубку. Он был маленький, трогательный и безобидный на вид. Маленький медвежий ребенок. Но когда она увидела обезьянку — она вся задрожала, как осиновый лист, отвернулась от нее со страхом, даже ужасом, очень живо написанном на ее мордочке, и уткнулась ею в мое плечо, ища защиты. Почему-то обезьянка, хотя и была маленькой, привела ее в такое состояние. Может быть, собака почувствовала хитрый или злой нрав обезьянки? Наверное – да, животных и детей нельзя провести, они очень чутко и тонко чувствуют отношение к ним и «нравственные» качества живого объекта, находящегося перед ними – будь то человек или домашнее животное, а тем более дикий зверь. А может быть, ее просто испугало в обезьянке то, что та похожа была, как ты не крути и не верти, на маленького человечка.

Говорят, что собаки не умеют думать, как люди. В этом можно сомневаться, если принять во внимание, что они выдают иногда такие умные вещи, что иной человек никогда не додумается до такого. Так, когда-то Леська надумала открыть дверь в комнату, которая была плотно прикрыта. Попыток было несколько. Причем, что интересно, расстояние разбега, перед тем как подняться на задние лапки и ударить по двери, каждый следующий раз увеличивалось сантиметров на десять. В этом нет никакой фантазии и никакого преувеличения с моей стороны. Каким образом маленькая собачка, которую никто никогда не дрессировал, но с которой постоянно общались в разговорной форме, придумала такой маневр – мне до сих пор не понятно. Как она догадалась, что надо брать разгон и дистанцию разгона нужно увеличивать – мой ум понять не в состоянии. Ведь, если честно сказать, не каждый человек сообразит такое.

Леська наша, хоть и не работала ни дня в цирке, но народ развлекала не раз. А дело вот в чем. Однажды она лежала на спине и сложила свои лапы наподобие, как складывают руки мусульмане, когда молятся аллаху. Я увидела и говорю ей: «Леська, ты у нас мусульманка?». Собачка хорошо запомнила этот наш разговор, и стоило задать ей этот вопрос, она тотчас же складывала так лапки. Это было очень смешно со стороны, но она, видя как довольны все вокруг, выполняла это задание очень добросовестно, настолько добросовестно, что даже иногда трясла от старания головой. Это было очень забавно со стороны.

Когда моя собака в десять лет заболела чумкой, этим страшным гриппом животных, то мне пришлось выхаживать ее. Было и так, что приходилось ночью качать ее, как маленького ребенка, а она при этом жалобно стонала и что-то говорила по-своему – жаловалась, что ей тяжело и очень плохо. Приходилось ей делать и уколы. И закапывать лекарства в глаза и в нос. Последнее было невообразимо сложно, потому что она кричала, вырывалась, с перепугу, потому что никогда раньше она не болела. И лечение это для нее было хуже самой горькой редьки. Закапывать ей капли в глаза и в нос – это была самая сложная манипуляция. Из-за Леськи было больше всего шуму и крику, и в ветлечебнице. Ее так и прозвала там одна из медсестер: «Крикуха». А силы у пса в этот момент просыпались недюжинные. У меня сначала были попытки завернуть ее в детское одеяло наподобие, как заворачивают младенцев, но все это было просто невозможно – силы больной удваивались, утраивались в панике, и справиться с ней было просто невозможно. Когда к нам приехали племянница с сестрой, эти лечебные мероприятия стали проходить значительно легче. И недели две удалось провести лечение в спокойной обстановке, но, как только сестра с племянницей уехали на море, в тот же вечер, моя пациентка поняла, что теперь она может померяться силами со своим доктором, и безответственное поведение больной возобновилось, причем, с новыми силами и энергией. Потом мне пришлось пойти на хитрость – давать ей маленькие бутерброды с колбасой или сыром и, пока она их уплетала за обе щеки, проводить все лечебные процедуры, таким образом, добиваясь своих лечебных целей.

Читайте также:  Самая любимая игрушка собак

Как-то я пошла на встречу с бывшей студенткой из параллельной группы, встретились мы с ней там, где она живет – возле цирка. Собачку я взяла с собой. Мы с Ниной гуляли, пока начало смеркаться, а потом разбежались в разные стороны — она пошла домой, а мы с Леськой — тоже через парк отправились к себе. Идти было прилично. Леська в этот день набегалась, как никогда, устала, и я взяла ее на руки. Она тут же моментально уснула, как маленький ребенок, сном праведника. На выходе из парка нам встретилась группа молодежи — они смотрели на нас во все глаза. Было видно, что такой «малыш, спящий на руках» был для них непривычен и одновременно, очень забавен.

Походы с ней к ветврачу, которого мы часто с моим песиком посещали после того, как она переболела чумкой, тоже были не без впечатлений. Вот и в тот раз обратно домой я несла ее в сумке. Она не захотела ложиться в ней и всю дорогу так и стояла, высунув свою мордочку наружу с торца сумки. Навстречу нам шла молодая мама с маленькой девочкой. Они пришли в восторг от того, что увидели. Вид у моей Леськи, был самый забавный. Мама с маленькой дочкой даже не заметили того, что песик мой, малость приболевший.

Как–то раз, я на работе стояла перед окном лаборантской и смотрела на улицу. Прямо передо мной была центральная улица, на противоположной стороне ее образовалась «пробка». Застряло в ней машин десять-пятнадцать. В том числе и скорая помощь. Мое сердце вдруг почему-то внезапно сжалось, и в этот момент я подумала: «Кому-то сейчас, очень нужна медицинская помощь, а машина вынуждена стоять в пробке и дожидаться своей очереди, чтобы проехать». Как оказалось, мое сердце сжалось не зря. Когда я вечером после работы пришла домой, то увидела, как мама держит мою собачку на руках, сидя в кресле, а она – спит и как-то странно дышит. И с ней такое продолжается уже несколько часов. Я взяла ее на руки, стала гладить, звать и вдруг она открыла свои глазки и посмотрела на меня. Потом ей стало лучше. А затем – снова плохо. Я повезла ее в ветлечебницу, ей сделали укол, после которого ей должно было стать лучше. Но, этого не случилось.

Собачки моей нет уже три года. Я хорошо помню ее. Никто и ничто не вытеснит ее из моей памяти. Она как будто продолжает жить. Но, я думаю о том, что, если бы она могла, то обязательно помогала бы мне, а меня она любила больше всех из семьи. Да это и было взаимно.

Источник



У моей подружки есть Джуся — замечательная.

У моей подружки есть Джуся — замечательная собачка-бассет-хаунд. Это с такими длинными ушами, длинным телом и печальными глазами. Охотничья. Hесмотря на несколько несуразную фигурку и короткие лапки, она обладает удивительным проворством, и в добавление к этому на редкость сволочным характером. Хозяйские команды она, как истинная кошка в душе «принимает к сведению». Зато, как истинная собака круглые сутки она испытывает мучительный голод, сейчас-то она уже в возрасте, а по молодости не ела только пластмассу твердых сортов, потому что мягкие, вроде целлофана, проходили сквозь нее на ура. Что уж говорить про всякие деликатесы, которые попадаются собакам на прогулке. Вяленые там, к примеру, вороньи крылья.. Так вот, неподалеку от их дома есть лесопарковая зона с прудом, в котором в летнюю пору плавают жирные утки. Гуляющий народ, особенно с детьми, с упоением кормит их хлебушком с мостика. Как-то раз и Джуся с хозяйкой забрели в окрестности этого пруда. Собака, как обычно, ломанулась по своим собачьим делам, напрочь игнорируя призывы «Ко мне». И вдруг, высунув морду из прибрежного куста, что она обнаружила! Жирных уток в пруду, которые беззаботно носились туда и сюда за толстыми кусками хлебного мякиша, которые в изобилии сыпались на них с мостика. Hепорядок. Джуся набрала первую скорость со всей мощи своих коротких лап, и с плюханьем бросилась в пруд! HО HЕТ! HЕ ЗА УТКАМИ! За хлебом! Плавая среди уток с сумасшедшей скоростью, она хватала бросаемый хлеб, по пути отгоняя мешающих уток. Утки плюнули и скрылись. Теперь в пруду плавала только Джуся. Hарод с мостика кормил плавающую с бешеной скоростью собачку. Хлеб не успевал не только тонуть, но даже намокнуть, моментально исчезая в джуськиной пасти. Дети были в восторге. Их родители катались от смеха. И все спрашивали, чья это такая замечательная, такая веселая, такая ГОЛОДHАЯ собачка? А на берегу, в кустах, стояла моя бедная, красная от стыда подруга, и тихо твердила: «Это не моя. Это не моя. «

Источник

Моя подруга Иечка и ее собака Инга

Даже и не помню когда и как мы подружились, так давно это было. Еще до школы. Две маленькие подружки копались сначала в песочнице. Потом карабкались на деревья в соседнем лесу и орали,подражая индейцам. Дальше — завороженно слушали пластинки с Дином Ридом и Джанни Моранди, увлекались Модерн Токингом и Саважем. Посвящали друг друга в первые влюбленности и писали совместные пьесы, которым не суждено было увидеть сцену.
Увлекалась она всем всегда сразу с головой, бесповоротно. Даже спустя годы, сейчас, она мечтательно смотрит в окно и с придыханием говорит:
— А Дина Рида помнишь?

В детстве над ней смеялись одноклассники. Дразнили, дергали за вечно спутанные темные волосы. Иечке трудно было рассчесываться — волосы у нее были тонкие и чувствительные. Одевалась она очень экзотично. Это сейчас говорят: стиль, а тогда у подростков было совершенно четкое представление о том, что и как надо носить: штаны — бананы, кроссовки — адидас, майка — лакост. Все. А Иечка носила красные узкие штаны, черные с бантами блузы, желтые в пол юбки и волосы не лачила, а просто вздрючивала пальчиками.
Училась она хорошо, но совершенно не участвовала в общественной жизни класса. Когда класс активно обсуждал — к кому пойти потусоваться, Иечка шептала мне в ухо, накануне посмотрев фильм *Мой пес Алый*:
— Пойдем в лес? Шпионов ловить!
Ну, как было им не смеяться над такой старнной девченкой? А я не смеялась. Потому что она была моя лучшая подруга с ранних лет и я одна знала — какая она, Иечка.

У Иечки была собака — Инга. Она была все время, сколько я помню Иечку. Сколько было лет Инге — никто уже не мог посчитать. Толстая старая болонка, пыхтя гуляла по набережной и вяло махала хвостом навстречу другим собакам.

Однажды, прогуливаясь обычным маршрутом вдоль кромки воды, поросшей камышами, Инга заволновалась. Она стала тыкаться мордой в камыши, хрипло поскуливать и оглядываться на нас красными слезящимися глазами.
— Там точно рация. — как всегда конспиративно объяснила Иечка подозрительное поведение Инги.- Да! Я уверена! Это шпионы спрятали там свой шифр! Ты ведь знаешь — Инга настоящая поисковая собака. Она всегда находит преступников!
И она, сняв, деревянные сабо, купленные вместе с бабушкой в Москве на блошином рынке у старой немки и раскрашенные Иечкой собственноручно в алые маки, полезла в камыши. Вышла она оттуда с пакетом, в котором еле-еле попискивали котята. Два были уже мертвы. А еще два, дышали. Мы взяли их себе. Я — серенького. Она — черненького. Мой серенький пожил два дня на моих руках, питаемый молоком с пипетки и умер под мой громкий плач. А Иечкин, Кошмарик, как она назвала, выжил. Не знаю, может он был покрепче моего серенького, а может в этом была заслуга болонки Инги, как утверждала моя подруга.
Удивительно было то, что старая собака реально озаботилась маленьким двухнедельным котенком. Когда ее выводили гулять, то быстро-быстро справив нужду, она, как молодая летела домой. Котенок ждал ее в огромной корзине на старом махеровом шарфе. Инга тщательно вылизывала котенка и заключив его буквально в объятия, подпускала к нему только Иечку с молоком. Сначала он кушал с пипетки. Потом из кукольной бутылочки.
Идиллия длилась полгода. Уже выросший котенок реально пытался бороться со старой Ингой и обращался с ней ровно так, как котята обращаются с мамой-кошкой.
Инга повеселела. К ней вернулась вторая молодость. Кошмарик ел с ней из одной миски, причем Инга терпеливо ждала, когда *сынок* насытится и довольствовалась остатками. Инга вылизывала котенка. Позволяла ему кувыркаться по себе самым невероятным образом и всячески ревновала к другим. Один раз, когда Кошмарик нырнул в полуоткрытую дверь в подъезд и был там забыт неведающими о его подвиге хозяевами, Инга подняла такой тарарам, какого никогда не устраивала за всю свою собачью жизнь. Она скулила под дверью, царапалась в нее и всячески давала понять, что ТАМ — ОН. Кота нашли и водворили на место. Инга успокоилась.
. А потом Инга умерла. И ее *сынок* первый возвестил об этом ранним темным зимним утром. Кот тоскливо выводил странные рулады. Голос его был глубокий и страшный. Иечка и ее близкие подскочили и заволновались. Кот стоял над телом *мамы* на вытянутых напряженных ногах, задрав вверх осунувшуюся морду и, закрыв почему-то глаза, пел странную песню: Ауаа! Вауаа! Уауаа! Вувауа! — ОН ПЛАКАЛ!
Когда он заметил хозяев, то его напряженные лапки подкосились и он лег, уткнувшись мордой в бок собаки. Так и лежал, пока хозяева не положили Ингу в мешок и не отвезли утром на дачу, где и похоронили.
Кошмарик еще долго-долго жил у Иечки и пользовался таким же уважением, каким раньше пользовалась Инга.

Источник