Меню

Собачье сердце цитаты про собаку

СОБАЧЬЕ СЕРДЦЕ — ЛУЧШИЕ ЦИТАТЫ

Помните школьную игру в гадание на книге? Загадываете вопрос, называете номер страницы и очередность строчки. Открываете книгу и зачитываете ответ. После чего впадаете в раздумье: а что бы это значило?

Гениальность Булгакова неоспорима и у меня нет других слов, кроме слов восхищения и благодарности его таланту. Глубина мысли, конфликт разума, сарказм, ирония — все продумано, все совершенно. «И прошу эти слова занести в протакол»…

Не хочется углубляться в монолог. Важна не моя речь, а слова истинного автора, которые мы можем лишь прочесть и цитировать.

СОБАЧЬЕ СЕРДЦЕ — ЛУЧШИЕ ЦИТАТЫ:

— Во-первых, мы не господа, — молвил, наконец, самый юный из четверых, персикового вида.— -Во-первых, — перебил его Филипп Филиппович, — вы мужчина или женщина?

— Какая разница, товарищ? — спросил он горделиво.
— Я — женщина, — признался персиковый юноша в кожаной куртке и сильно покраснел.
— В таком случае вы можете оставаться в кепке…

— Зина, там в приемной… Она в приемной?
— В приемной, зеленая, как купорос.
— Зеленая книжка…
— Ну, сейчас палить. Она казенная, из библиотеки!

***

— Объясните мне, пожалуйста, зачем нужно искусственно фабриковать Спиноз, когда любая баба может его родить когда угодно?

— Объясните мне, пожалуйста, зачем нужно искусственно фабриковать Спиноз, когда любая баба может его родить когда угодно?

***

— Что такое эта ваша разруха? Старуха с клюкой? Ведьма, которая выбила все стекла, потушила все лампы? Да ее вовсе и не существует. Что вы подразумеваете под этим словом? Это вот что: если я, вместо того, чтобы оперировать каждый вечер, начну у себя в квартире петь хором, у меня настанет разруха. Если я, входя в уборную, начну, извините за выражение, мочиться мимо унитаза и то же самое будут делать Зина и Дарья Петровна, в уборной начнется разруха. Следовательно, разруха не в клозетах, а в головах.

— Человечество само заботится об этом и в эволюционном порядке каждый год упорно, выделяя из массы всякой мрази, создает десятками выдающихся гениев, украшающих земной шар.

— Сообразите, что весь ужас в том, что у него уже не собачье, а именно человеческое сердце. И самое паршивое из всех, которое существует в природе.

***

— Не читайте перед завтраком советских газет.
— Так ведь других нет.
— Вот никаких и не читайте.

— Папа — судебный следователь…
— Дак это же дурная наследственность!

***

— Террором ничего поделать нельзя с животными, на какой бы ступени развития оно ни стояло… Террор совершенно парализует нервную систему.

ФФ и Вяземская:
– Хочу предложить вам, – тут женщина из-за пазухи вытащила несколько ярких и мокрых от снега журналов, – взять несколько журналов в пользу детей Германии. По полтиннику штука.
– Нет, не возьму, – кратко ответил Филипп Филиппович, покосившись на журналы.
Совершенное изумление выразилось на лицах, а женщина покрылась клюквенным налётом.
– Почему же вы отказываетесь?
– Не хочу.
– Вы не сочувствуете детям Германии?
– Сочувствую.
– Жалеете по полтиннику?
– Нет.
– Так почему же?
– Не хочу.

— Почему убрали ковёр с парадной лестницы? М? Что, Карл Маркс запрещает держать на лестнице ковры? Где-нибудь у Карла Маркса сказано, что второй подъезд дома на Пречистенке нужно забить досками, а ходить кругом, вокруг, через чёрный вход?

***

— Ежели вы проживаете в Москве, и хоть какие-нибудь мозги у вас в голове имеются, вы волей-неволей научитесь грамоте, притом безо всяких курсов. Из сорока тысяч московских псов разве уж какой-нибудь совершенный идиот не сумеет сложить из букв слово «колбаса».

— Успевает всюду тот, кто никуда не торопится.

***

— Еда… штука хитрая. Есть нужно уметь, а представьте себе – большинство людей вовсе есть не умеют. Нужно не только знать что съесть, но и когда и как. И что при этом говорить. Да-с. Если вы заботитесь о своём пищеварении, мой добрый совет – не говорите за обедом о большевизме и о медицине.

– Нет, я не позволю вам этого, милый мальчик. Мне шестьдесят лет, я вам могу давать советы. На преступление не идите никогда, против кого бы оно ни было направлено. Доживите до старости с чистыми руками.

… и все забегали, ухаживая за заболевшим Шариковым. Когда его отводили спать, он, пошатываясь в руках Борменталя, очень нежно и мелодически ругался скверными словами, выговаривая их с трудом.

***

— Ну а фамилию, позвольте узнать?
— Фамилию? Я согласен наследственную принять.
— А именно.
— Шариков.

— Документ, Филипп Филиппыч, мне надо.
— Документ? Чёрт… А, может быть, это… как-нибудь…
— Это уж — извиняюсь. Сами знаете, человеку без документов строго воспрещается существовать.

— А-а, уж конечно, как же, какие уж мы вам товарищи! Где уж. Мы понимаем-с! Мы в университетах не обучались. В квартирах по 15 комнат с ванными не жили. Только теперь пора бы это оставить. В настоящее время каждый имеет своё право…

— В очередь, сукины дети, в очередь!
— Нижнюю сорочку позволил надеть на себя охотно, даже весело смеясь. От кальсон отказался, выразив протест хриплыми криками: «в очередь, сукины дети, в очередь!»

— Что-то вы меня больно утесняете, папаша.
— Что?! Какой я вам папаша! Что это за фамильярность? Называйте меня по имени-отчеству.
— Да что вы всё: то не плевать, то не кури, туда не ходи. Чисто, как в трамвае. Чего вы мне жить не даёте? И насчет «папаши» — это вы напрасно. Разве я просил мне операцию делать? Хорошенькое дело: ухватили животную, исполосовали ножиком голову…
А я, может, своего разрешения на операцию не давал.
А равно и мои родные.
Я иск, может, имею право предъявить.

Да и что такое воля? Так, дым, мираж, фикция… Бред этих злосчастных демократов.

Вы, величина мирового значения, благодаря мужским половым железам.

***

Пойти, что-ль, пожрать. Ну их в болото.

Дай папиросочку, у тебя брюки в полосочку!

Учиться читать совершенно ни к чему, когда мясо и так пахнет за версту.

Один верит, другой не верит, а поступки у вас у всех одинаковые: сейчас друг друга за глотку.

— А вот по глазам — тут уж и вблизи, и издали не спутаешь. О, глаза — значительная вещь. Вроде барометра. Все видно — у кого великая сушь в душе, кто ни за что ни про что может ткнуть носком сапога в ребра, а кто сам всякого боится.

— «Шарик» — она назвала его… Какой он к чёрту «Шарик»? Шарик — это значит круглый, упитанный, глупый, овсянку жрёт, сын знатных родителей, а он лохматый, долговязый и рваный, шляйка поджарая, бездомный пёс. Впрочем, спасибо на добром слове.

— А то пишут, пишут… Конгресс, немцы какие-то… Голова пухнет. Взять всё, да и поделить…

— Где это видано, чтобы люди в Москве без прописки проживали.

— Вот всё у вас как на параде. Салфетку — туда, галстук — сюда. Да «извините», да «пожалуйста-мерси». А так, чтобы по-настоящему, — это нет. Мучаете сами себя, как при царском режиме. А как это «по-настоящему», позвольте осведомиться?

— Я не господин, господа все в Париже!

***

— Кушано достаточно. Всё испытал, с судьбою своею мирюсь и если плачу сейчас, то только от физической боли и от голода, потому что дух мой еще не угас… Живуч собачий дух.
—————————————————

P.S.: Друзья, читайте Булгакова и наслаждайтесь его творчеством. А главное помните, что зачастую собачьи сердца бывают гораздо теплее, чем человеческие. И, поверьте мне, это вовсе не метафора.

Читайте также:  Рассосавшаяся беременность у собак

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Источник

профессор Филипп Филиппович Преображенский – цитаты персонажа

— Как это вам, Филипп Филиппович, удалось подманить такого нервного пса?
— Лаской-с! Единственным способом, который возможен в обращении с живым существом…

Успевает всюду тот, кто никуда не торопится!

Успевает всюду тот, кто никуда не торопится.

Никого драть нельзя! Запомни это раз навсегда. На человека и на животное можно действовать только внушением.

— Во-первых, мы не господа!
— Во-первых, вы мужчина или женщина?

На преступление не идите никогда, против кого бы оно ни было направлено. Доживите до старости с чистыми руками.

Но только условие: как угодно, что угодно, когда угодно, но чтобы это была такая бумажка, при наличии которой ни Швондер, ни кто-либо другой не мог бы даже подойти к двери моей квартиры. Окончательная бумажка. Фактическая! Настоящая!! Броня.

— И где же я должен принимать пищу?
— В спальне!
— Очень возможно, что Айседора Дункан так и делает. Может быть, она в кабинете обедает, а в ванной режет кроликов. Может быть. Но я — не Айседора Дункан. Я буду обедать в столовой, а оперировать в операционной! Передайте это общему собранию.

Кто сказал пациенту: «Пес его знает!»?

— Ну и что же он говорит, этот ваш прелестный домком?
— Вы его напрасно прелестным ругаете!

То есть он говорил? Это еще не значит быть человеком.

— И — боже вас сохрани — не читайте до обеда советских газет.
— Гм… Да ведь других нет.
— Вот никаких и не читайте.

– Хочу предложить вам, – тут женщина из-за пазухи вытащила несколько ярких и мокрых от снега журналов, – взять несколько журналов в пользу детей Германии. По полтиннику штука.
– Нет, не возьму, – кратко ответил Филипп Филиппович, покосившись на журналы.
Совершенное изумление выразилось на лицах, а женщина покрылась клюквенным налётом.
– Почему же вы отказываетесь?
– Не хочу.
– Вы не сочувствуете детям Германии?
– Сочувствую.
– Жалеете по полтиннику?
– Нет.
– Так почему же?
– Не хочу.

Еда. штука хитрая. Есть нужно уметь, а представьте себе – большинство людей вовсе есть не умеют. Нужно не только знать что съесть, но и когда и как. И что при этом говорить. Да-с. Если вы заботитесь о своём пищеварении, мой добрый совет – не говорите за обедом о большевизме и о медицине. И – боже вас сохрани – не читайте до обеда советских газет.

Почему убрали ковёр с парадной лестницы? М? Что, Карл Маркс запрещает держать на лестнице ковры? Где-нибудь у Карла Маркса сказано, что второй подъезд дома на Пречистенке нужно забить досками, а ходить кругом, вокруг, через чёрный вход?

Источник



«Собачье сердце» — цитаты

Все цитаты и крылатые фразы из фильма «Собачье сердце»

― Боже, пропал дом. Что будет с паровым отоплением?

― А что означает эта ваша разруха? Старуха с клюкой?

― ДокУмент, Филипп Филиппыч, мне надо.

Полный текст фильма. (Не читайте советских газет. )

Тексты песен (Суровые годы уходят в борьбе за свободу страны. )

В двух словах

Эксперимент по превращению пса в человека прошел удачно. Шарик превратился в Полиграф Полиграфыча. А потом, конечно, началось самое интересное. Потому что оно всегда начинается, когда никто и не ждет. Товарищ Шариков покажет вам новую личность — пугающую в своей откровенности.

Зачем стоит перечитать цитаты из фильма «Собачье сердце»?

— чтобы лишний раз вздохнуть про паровое отопление;
— вспомнить, кто закусывает холодными закусками и супом;
— и решить, стоит ли домком прелестным обзывать.

А теперь — цитаты

/* Филипп Филиппыч привел Шарика домой */

― Как это вам, Филипп Филиппович, удалось подманить такого нервного пса?
― Лаской, лаской. Единственным способом, который возможен в обращении с живым существом. Террором ничего поделать нельзя. Это я утверждал, утверждаю и буду утверждать. Они думают, что террор им поможет. Нет, нет, не поможет. Какой бы он ни был — белый, красный, даже коричневый.

/* Прием у профессора Преображенского. Женщины — такие женщины. */

― Годы показаны неправильно. Вероятно, 54-55. Тоны сердца глуховаты.
― Прошу вас.
― Здравствуйте, профессор.
― Сколько вам лет, сударыня?
О, профессор. Если бы вы знали, профессор, клянусь, какая у меня драма.
― Лет, я вам говорю, сколько?
― Честное слово. Ну, 45.
― Сударыня, меня ждут. Не задерживайте, пожалуйста, вы же не одна.
― Я вам как одному, как светиле науки.
― Сколько вам лет, сударыня?
― Это просто ужасно. 51.

― Похабная квартирка. Но до чего хорошо. А на какого чёрта я ему понадобился? Неужели же жить оставит? Вот чудак. Да ведь ему только глазом мигнуть, он таким бы псом обзавёлся, что ахнуть.

― А сову эту мы разъясним.

― Мы к вам, профессор, и вот по какому делу.
― Вы напрасно, господа, ходите без калош. Во-первых, вы простудитесь. А во-вторых, вы наследите мне на коврах. А все ковры у меня персидские.

― Во-первых, мы не господа.
― Во-первых, вы мужчина или женщина?
― Какая разница, товарищ?
― Я женщина.

― Мы — новое домоуправление нашего дома. Я — Швондер, она — Вяземская. Товарищ Пеструхин и товарищ Жаровкин.
― Скажите, это вас вселили в квартиру Фёдора Павловича Саблина?
― Нас.
Боже, пропал дом. Что будет с паровым отоплением?
― Вы издеваетесь, профессор?
― Да какое там из.

― Мы к вам, профессор, вот по какому делу. Мы, управление нашего дома, пришли к вам после общего собрания жильцов нашего дома, на котором стоял вопрос об уплотнении квартир дома.
― Кто на ком стоял? Потрудитесь излагать ваши мысли яснее.

― И где же я должен принимать пищу?
― В спальне.

― Это какой-то позор.

― Если бы сейчас была дискуссия, я доказала бы Петру Александровичу.
― Виноват, вы сию минуту хотите открыть дискуссию?

― . Предлагаю вам взять несколько журналов в пользу детей Германии. По полтиннику штука.
― Нет, не возьму.
― Но почему вы отказываетесь?
― Не хочу.
― Вы не сочувствуете детям Германии?
― Сочувствую.
― А, полтинника жалко?
― Нет.
― Так почему же?
― Не хочу.

― Знаете ли, профессор, если бы вы не были европейским светилом и за вас не заступились бы самым возмутительным образом вас следовало бы арестовать.
― За что?
А вы не любите пролетариат.

― Не скажите, Филипп Филиппович все утверждают, что новая очень приличная, 30 градусов.
А водка должна быть в 40 градусов, а не в 30, это во-первых. А во-вторых, Бог знает, чего они туда плеснули. Вы можете сказать, что им придёт в голову?
― Всё что угодно.

― Заметьте, Иван Арнольдович, холодными закусками и супом закусывают только недорезанные большевиками помещики. Мало-мальски уважающий себя человек оперирует закусками горячими.

― Еда, Иван Арнольдович, штука хитрая. Есть надо уметь. А представьте себе, что большинство людей есть вовсе не умеют. Нужно не только знать, что есть, но и когда, как, и что при этом говорить. А если вы заботитесь о своём пищеварении, мой добрый совет: . не говорите за обедом о большевизме и о медицине.

И, Боже вас сохрани, не читайте до обеда советских газет.
― Да ведь других нет.
― Вот никаких и не читайте. Я произвёл 30 наблюдений у себя в клинике. И что же вы думаете? Те мои пациенты, которых я заставлял читать «Правду» теряли в весе. Мало этого, пониженные коленные рефлексы, скверный аппетит и угнетённое состояние духа. Да.

Читайте также:  Корейская порода собаки для еды

― Опять общее собрание сделали.
― Опять? Ну теперь, стало быть, пошло. Пропал дом. Всё будет как по маслу. Вначале каждый вечер пение, затем в сортирах замёрзнут трубы, потом лопнет паровое отопление и так далее.

А что означает эта ваша разруха? Старуха с клюкой? Ведьма, которая вышибла все стёкла, потушила все лампы? Да её вовсе не существует, доктор. Что вы подразумеваете под этим словом? А это вот что. Когда я, вместо того, чтобы оперировать, каждый вечер начну в квартире петь хором — у меня настанет разруха.

― Если я, входя в уборную, начну, извините за выражение, мочиться мимо унитаза и то же самое будут делать Зина и Дарья Петровна — в уборной начнётся разруха. Следовательно, разруха не в клозетах, а в головах.

― Контрреволюционные вещи говорите, Филипп Филиппович.
― А, ничего опасного. Никакой контрреволюции. Кстати, вот ещё слово, которое я совершенно не выношу. Абсолютно неизвестно — что под ним скрывается? Чёрт знает что.

― Мерси. Я вам сегодня вечером не нужен, Филипп Филиппович?
― Нет, благодарю вас. Мы сегодня ничего делать не будем. Во-первых, кролик издох. А, во-вторых, в Большом «Аида». А я давно не слышал, помните дуэт? Ко второму акту поеду.

― Как это вы успеваете, Филипп Филиппович?
― Успевает всюду тот, кто никуда не торопится. Я за разделение труда, доктор. В Большом пусть поют, я буду оперировать. И очень хорошо. И никаких разрух.

― Я красавец. Быть может, неизвестный собачий принц. Инкогнито. Очень возможно, что бабушка моя согрешила с водолазом. То-то я смотрю, у меня на морде белое пятно. Откуда, спрашивается?

― Ошейник — всё равно что портфель. Я вытащил самый главный собачий билет.

/* Пришло время превратить пса в человека

― Профессия — игра на балалайке по трактирам. Причина смерти — удар ножом в сердце в пивной «Стоп-сигнал».

― Жаль пса, хороший был, ласковый. Хотя и хитрый.

Значит, Тимофеевна, вы желаете озвездить свою двойню?
― Да мне бы имена им дать.
― Ну что ж, я предлагаю такие имена: . Баррикада, Бебелина, Пестелина.
― Нет, нет, нет. Нет. Лучше назовём их просто: Клара и Роза. В честь Клары Цеткин и Розы Люксембург, товарищи.

― Профессор, на наших глазах происходит чудо.
А вы знаете, что такое «абырвалг»? Это. ГЛАВРЫБА, коллега, только наоборот. Это ГЛАВРЫБА.

― В очередь, сукины дети, в очередь!

― Примус. Признание Америки. МОСКВОШВЕЯ. Примус. Пивная. Ещё парочку. Пивная. Ещё парочку.

― Дарья Петровна вам мерзость подарила, вроде этих ботинок. Что это за сияющая чепуха?
― Чего я, хуже людей? Пойдите на Кузнецкий — все в лаковых.

― А, уж конечно, как же, какие уж мы вам товарищи! Где уж. Мы понимаем-с! Мы в университетах не обучались. В квартирах по 15-ти комнат с ванными не жили. Только теперь пора бы это оставить. В настоящее время каждый имеет своё право.

― Пальцами блох ловить! Пальцами! Не понимаю: откуда вы их только берёте?
― Да что ж, развожу я их, что ли? Видно, блохи меня любят.

ДокУмент, Филипп Филиппыч, мне надо.
― ДокУмент? Черт. А может. как нибудь.
― Это уж, извиняюсь. Сами знаете, человеку без документов строго воспрещается существовать. Во-первых, домком.
― Но при чём тут домком?
― Как это при чём? Встречают, спрашивают — когда же ты, говорят, многоуважаемый, пропишешься?

― Довольно обидные ваши слова.

― Ну и что же он говорит, этот ваш прелестный домком?
― Вы его напрасно прелестным ругаете. Он интересы защищает.
― Чьи интересы, позвольте осведомиться?
― Известно чьи. Трудового элемента.
― Вы что же, труженик?
Да уж известно — не нэпман.

― Ну что же ему нужно в защиту ваших революционных интересов?
― Известно что — прописать меня. Они говорят, где это видано, чтоб человек проживал непрописанный в Москве.

― Но позвольте узнать, как же я вас пропишу? У вас же нет ни имени, ни фамилии.
― Это вы несправедливо. Имя я себе совершенно спокойно могу избрать. Пропечатал в газете и шабаш.
― И как же вам угодно именоваться?
― Полиграф Полиграфович.

― А фамилию, позвольте узнать?
― Фамилию? Я согласен наследственную принять.
― А именно?
― Шариков.

― Бить будете, папаша?
― Идиот.

― Ты что это, леший, её по всей квартире гоняешь! Набирай вон в миску.
― Да что в миску, она в парадное вылезет.
― Ой, дурак. Дурак.

― До чего вредное животное.
― Это кого вы имеете в виду, позвольте вас спросить?
― Кота я имею в виду. Такая сволочь.

― Я водочки выпью.
― А не будет Вам?

― Вот всё у вас, как на параде. Салфетку — туда, галстук — сюда. Да «извините», да «пожалуйста-мерси». А так, чтобы по-настоящему. — это нет. Мучаете сами себя, как при царском режиме.
― А как это «по-настоящему», позвольте осведомиться?
Желаю, чтобы все.

― Эту, как ее, переписку Энгельса с этим, как его, дьявол. с Каутским.
― Позвольте узнать, что вы можете сказать по поводу прочитанного?
― Да не согласен я.
― Что, с Энгельсом или с Каутским?
― С обоими.

― Да, и что Вы можете со своей стороны предложить?
― Да что тут предлагать? А то пишут, пишут. Конгресс, немцы какие-то. Голова пухнет! Взять всё, да и поделить.

― Кто убил кошку мадам Поласухер, кто?
― Вы, Шариков, третьего дня укусили даму на лестнице.
― Да она меня по морде хлопнула! У меня не казённая морда!
― Потому что вы её за грудь ущипнули!

― Доктор, ради Бога, съездите с ним в цирк. Только посмотрите в программе — котов нету?
― И как такую сволочь в цирк допускают?

― Иван Арнольдович, покорнейше прошу, пива Шарикову не предлагать.

― Однако не следует думать, что здесь какое-то колдовство или чудо. Ничего подобного! Ибо чудес не бывает. Как это доказал наш профессор Преображенский. Всё построено на силах природы с разрешения месткома и культпросветкомиссии.

― Я не господин. Господа все в Париже.

― Тем более не пойду на это.
― Да почему?
― Но вы-то не величина мирового значения.
― Ну где уж.
― Ну так вот. А бросить коллегу в случае катастрофы, а самому выехать на мировом значении, это извините. Я московский студент, а не Шариков.

― Я 5 лет выковыривал придатки из мозгов. Вы знаете, какую колоссальную работу проделал. Уму непостижимо! И спрашивается, зачем? Чтобы в один прекрасный день милейшего пса превратить в такую мразь, что волосы становятся дыбом?
― Исключительное что-то.
― Совершенно с вами согласен.

― Учти, Егоровна, если будешь жечь паркет в печке, всех выселю. Всё.

― Тем более, что Шариков ваш — прохвост. Вчера он взял в домкоме 7 рублей на покупку учебников. Собака!

― Позвольте вас спросить: почему от вас так отвратительно пахнет?
― Ну что ж, пахнет. Известно, по специальности. Вчера котов душили-душили, душили-душили, душили-душили.

― Но позвольте, как же он служил в очистке?
― Я его туда не назначал. Ему господин Швондер дал рекомендацию. Если я не ошибаюсь.

― Атавизм.
― Атавизм? А.
― Неприличными словами не выражаться!

― Так свезло мне, так свезло — просто неописуемо свезло. Утвердился я в этой квартире. Окончательно уверен я, что в моём происхождении нечисто. Тут не без водолаза. Потаскуха была моя бабушка, царство ей небесное, старушке.

Читайте также:  Как управляться с собакой

И ведь что интересно.

Фильм, конечно, получился прекрасный

Получил кучу всяких наград.
Его образы профессора Преображенского и Шарикова стали классическими, запали в народную память.

И удивительны человеческие метаморфозы режисера фильма, Владимира Бортко.

То, что он был членом КПСС с 1983 по 1991 год — это понятно. Карьера, и все такое.

Но вот как человек, снявший «Собачье сердце», в 2007 году вступает в Коммунистическую партию Российской Федерации — уже понять сложнее. Такая вот драматическая загадка. Шекспир и племянники.

А был ли у профессора Преобаженского прототип?

Оказывается, был. Прототипом Преображенского был хирург Сергей Воронов.

Русский по происхождению, в 1907 году переехал во Францию, и получил гражданство. Чтобы вернуть пациентам молодость, пересаживал половые железы от обезьян-приматов (вернее, тонкий срез железы) к человеческим яичкам. Предполагалось, что они там приживутся и начнут вырабатывать новые гормоны, которые омолодят весь организм.

Сначала результаты были отличные. Пациенты омоложались, восстанавливалась половая активность и сексуальное влечение, вроде даже улучшалась память и зрение. Но спустя несколько лет после удачных операций пациенты начали умирать (естественно, они все были довольно пожилого возраста). Возможно, результаты были следствием эффекта «плацебо».

В-общем, стали называть его шарлатаном, и даже договорились до того, что именно его опыты над обезьянками стали причиной возникновения СПИДа.

Но в последнее время мнение опять переменилось. Его работа и исследования снова реабилитированы. Ну а то, что он был великий хирург, никто никогда и не спорил.

Подробнее можно почитать здесь и здесь.

Сергей Воронов был блестящий хирург и мыслитель. Просто слегка опередил свое время. И дело его живет. Сейчас на благо омоложения работают гормоны, «виагра», косметическая хирургия и т.п. То ли еще будет.

Чему как бы учат нас цитаты из фильма «Собачье сердце»

Водка непременно должна быть в 40 градусов, а не в 30.

Это доказал наш профессор Дмитрий Иванович Менделеев. И здесь нет никакого чуда. Всё построено на силах природы с разрешения месткома и культпросветкомиссии.

А холодными закусками и супом закусывают только недорезанные большевиками помещики. Мало-мальски уважающий себя человек оперирует закусками горячими.

Смотрите хорошее кино — и будет вам счастье.
И помните: Ласка — единственный способ, который возможен в обращении с живым существом. Террором ничего поделать нельзя. Террор не поможет, какой бы он ни был — белый, красный, даже коричневый.

Присоединяйтесь, барон. Присоединяйтесь!

Понравился пост? Любите хорошие цитаты?
Тогда давайте не будем терять друг друга!
Оставайтесь на связи:

А еще можно подписаться на выпуски нашей рассылки. И получить подарок — книгу «365 цитат о любви». Самые трогательные, неожиданные и смешные.

Полный текст фильма. (Много букв. Не читайте советских газет. )

Тексты песен (Суровые годы уходят в борьбе за свободу страны. )

Ссылки по теме

А еще можно книги почитать. На lib.ru много есть.
А на lib.rus.ec — собрание сочинений в восьми томах.

Присмотреть на Озоне:

Все произведения Михаила Афанасьевича Булгакова и по мотивам. Которые продают.

DVD Собачье сердце: коллекционное и обычное издание. — Бить будете, папаша? — Идиот.

Книга + аудиокнига MP3. Собачье сердце. Повести и рассказы. Текст читает Борис Плотников.

Что-нибудь еще? Да, их есть у меня.

Убить дракона (Всех учили, но почему ты оказался первым учеником?)

Кин-Дза-Дза! (Дядя Вова, цапу надо крутить, цапу!)

Гараж (Не трогайте макака суматранского!)

Тот самый Мюнхгаузен (Присоединяйтесь, барон. Присоединяйтесь!)

Кавказская пленница (Простите, часовню тоже я развалил?)

В.Войнович — Москва 2042 (Вам тоже следует перезвездиться)

А на посошок.

— Главное правило проекта «Разгром» — не задавать вопросов.

— Так вот вы где, Вас мне и надо. Вы съесть изволили Мою морковь!

Источник

Цитаты из повести «Собачье сердце» Булгакова: афоризмы и крылатые выражения

Шариков
в исполнении В. Толоконникова.
Фильм «Собачье сердце» (1988)

В этой статье представлены цитаты из повести «Собачье сердце» М. Булгакова.

Цитаты из повести «Собачье сердце» Булгакова

«. кинематограф у женщины единственное утешение в жизни. » (пес Шарик)

«. О, глаза значительная вещь. Вроде барометра. Всё видно у кого великая сушь в душе, кто ни за что, ни про что может ткнуть носком сапога в рёбра, а кто сам всякого боится. Вот последнего холуя именно и приятно бывает тяпнуть за лодыжку. Боишься – получай. Раз боишься – значит стоишь. » (пес Шарик)

«. Учиться читать совершенно ни к чему, когда мясо и так пахнет за версту. » (автор)

«. Лаской‑с. Единственным способом, который возможен в обращении с живым существом. Террором ничего поделать нельзя с животным, на какой бы ступени развития оно ни стояло. Это я утверждал, утверждаю и буду утверждать. Они напрасно думают, что террор им поможет. Нет‑с, нет‑с, не поможет, какой бы он ни был: белый, красный и даже коричневый! Террор совершенно парализует нервную систему. » (профессор Преображенский)

«. Еда, Иван Арнольдович, штука хитрая. Есть нужно уметь, а представьте себе – большинство людей вовсе есть не умеют. Нужно не только знать что съесть, но и когда и как. (Филипп Филиппович многозначительно потряс ложкой). И что при этом говорить. Да‑с. Если вы заботитесь о своём пищеварении, мой добрый совет – не говорите за обедом о большевизме и о медицине. И – боже вас сохрани – не читайте до обеда советских газет. » (профессор Преображенский)

«. Вы знаете, я произвёл 30 наблюдений у себя в клинике. И что же вы думаете? Пациенты, не читающие газет, чувствуют себя превосходно. Те же, которых я специально заставлял читать «Правду», – теряли в весе. » (профессор Преображенский)

«. Что такое эта ваша разруха? Старуха с клюкой? Ведьма, которая выбила все стёкла, потушила все лампы? Да её вовсе и не существует если я, вместо того, чтобы оперировать каждый вечер, начну у себя в квартире петь хором, у меня настанет разруха. Если я, входя в уборную, начну, извините за выражение, мочиться мимо унитаза и то же самое будут делать Зина и Дарья Петровна, в уборной начнётся разруха. Следовательно, разруха не в клозетах, а в головах. » (профессор Преображенский)

«. когда эти баритоны кричат «бей разруху!» – я смеюсь Клянусь вам, мне смешно! Это означает, что каждый из них должен лупить себя по затылку! И вот, когда он вылупит из себя всякие галлюцинации и займётся чисткой сараев – прямым своим делом, – разруха исчезнет сама собой. Двум богам служить нельзя! Это никому не удаётся, доктор, и тем более – людям, которые, вообще отстав в развитии от европейцев лет на 200, до сих пор ещё не совсем уверенно застёгивают свои собственные штаны. » (профессор Преображенский)

«. Успевает всюду тот, кто никуда не торопится, – назидательно объяснил хозяин. – Конечно, если бы я начал прыгать по заседаниям, и распевать целый день, как соловей, вместо того, чтобы заниматься прямым своим делом, я бы никуда не поспел. » (профессор Преображенский)

«. Никого драть нельзя, – волновался Филипп Филиппович, – запомни это раз навсегда. На человека и на животное можно действовать только внушением. » (профессор Преображенский)

«. человечество само заботится об этом и в эволюционном порядке каждый год упорно, выделяя из массы всякой мрази, создаёт десятками выдающихся гениев, украшающих земной шар. » (профессор Преображенский)

«. статистика – ужасная вещь. » (профессор Преображенский)

«. Сами знаете, человеку без документов строго воспрещается существовать. Во‑первых, домком. » (Шариков)

«. Документ – самая важная вещь на свете. » (Швондер)

Источник