Меню

Рядом бежит собака бим

Проверочные диктанты для 2 класса по ФГОС.
учебно-методический материал по русскому языку (2 класс) по теме

Данные диктанты можно использовать как тематическими так и для проверки усвоения знаний по четвертям и триместрам.

Скачать:

Вложение Размер
russkiy_yazyk.docx 28.1 КБ

Предварительный просмотр:

Проверочные диктанты для 2 класса по ФГОС

У Веры жил кот Пушок. Кот был беленький и пушистый. Лапки и хвост серенькие. Пушок любил рыбу и мясо. Девочка часто играла с котом.

В четвертом и пятом предложении подчеркнуть главные члены предложения.

Как красив лес осенью! Кругом деревья в золотом уборе. Хороши высокие березы и осины.

Под кустом прячется зайка. У дупла сидит белка. На макушку ели села птица.

1. Подчеркните основу и выпишите пары слов: вариант 1- четвертое предложение; вариант 2- пятое предложение.

2. В последнем предложении в каждом слове поставьте ударение, подчеркните безударную гласную.

Дети пришли в рощу. Там весело и шумно. Пчела брала мед с цветка. Муравей тащил травинку. Голубь строил гнездо для голубят. Заяц бежал к ручью. Ручей поил чистой водой и людей, и животных.

В первом и во втором предложении подчеркнуть главные члены предложения.

С неба падал мокрый снежок. Ребята побежали во двор и стали лепить из снега фигурки.

Коля слепил снеговика с метлой в руке. Женя выстроил домик с окошком изо льда. У Тани получился хороший Дед Мороз. Всем было весело.

Выпишите первое предложение. Разделите слова вертикальной чертой для переноса. Подчеркните основу предложения.

Спишите второе предложение. Поставьте ударение в словах. Подчеркните безударные гласные.

Катя и Юра идут в лес. Рядом бежит пес Тузик. Весело поют птицы. Скачут по веткам белочки. Спрятались под елкой серые ежики.

В словах ветки и белочки подчеркните мягкие согласные звуки.

Запишите, сколько букв и звуков в слове Юра.

Укажите количество слогов в словах ежики, серые, рядом.

По ночам холод. В лесу еще лежит снег. Много снега – целый сугроб. И на реке лед. А на еловой ветке сидит зяблик. Он поет. По всему лесу летит его трель. Откликнулась трелью лесная чаща. Что это? Это эхо. Вот чудо! Прозвучала птичья песня. Это привет весны.

Выпишите из текста три слова с парными согласными, орфограмму подчеркните.

Сделайте звуко- буквенный анализ слова (вариант 1 – снег, вариант 2 – лед).

Москва – главный город нашей России. В Москве много улиц, переулков, проспектов. Все знают Красную площадь, площадь Пушкина, Суворовский бульвар, Садовое кольцо.

Два друга Воронин Слава и Шишкин Коля живут на Плющихе. Мальчики гуляют в сквере с собакой Бимом и кошкой Муркой.

Слова для справок: улица, проспект, на Плющихе.

Подчеркните заглавную букву в фамилиях людей, кличках животных, географических названиях.

В последнем предложении поставьте знак ударения над всеми словами.

Запишите название населенного пункта, в котором вы живете.

Ребята города Москва любят ходить в парк Сокольники. У Андрюшки Соловьева есть там рыжий друг Яшка. Это пушистая белочка с длинным хвостом. Мальчик принес корм. Постучал по сосне. Спустился Яшка , взял еду и скрылся за деревьями.

Подчеркнуть имена собственные.

В четвертом предложении подчеркнуть главные члены.

В первом предложении обозначить имена существительные.

Записать имена существительные камыши, кирпичи, вещи в единственном лице.

Взяли ребята лукошки и бегут в ближний лесок. Хорошо в тени берез! На траве капельки росы. В густых ветвях поют птицы. Детишки сели на пенек, слушают чудное пение соловушки. Пора и по малину. Крупные спелые ягоды так и манят. Кто кладет в рот, кто в кузовок.

Слова для справок: пора, кладет.

Вариант 1: из первых трех предложений.

Вариант 2: из последних трех предложений.

К словам пенек, детишки подберите и запишите проверочные слова.

В первом предложении над словами подпишите части речи.

Наступила большая засуха. Пыль стояла над полями. Ручьи и речки высохли. На траве нет росы. Длинные сухие ветки деревьев трещат от жары. Молодые березки и дубки опустили свои листочки. Вдруг появилась туча. Замолчали птицы. Ударил сильный гром. Полил дождь. Травка , деревья осветились. Как все кругом стало радостно!

В первом предложении подчеркните главные члены предложения, обозначьте части речи.

Выпишите два слова с проверяемой безударной гласной, подберите проверочные слова.

Разделите слова для переноса: сильный , длинные, пыль.

Вспыхнул первый луч солнца. Ночная тьма укрылась в густой листве деревьев. Проснулись малиновки. Перья на их грудках окрасились в цвет зари. Заблестели на листьях капли росы. Над цветами стали кружить золотые пчелки. Они жадно пьют сладкий сок. Мелькают стрижи. Хорошо иметь быстрые и легкие крылья.

Контрольный диктант за 2 класс

Костя Васильев и Андрей Кирьянов бегут в рощу. Звонко поют птицы. Чудесно пахнут ландыши. От стволов на земле длинные тени. В гнезде пищат птенцы. Вот летит грачиха. Она принесла грачатам корм. Малыши ели пищу. Мальчики ушли. Зачем пугать птицу?

Слова для справок: звонко, чудесно, принесла.

1. Выписать по одному слову с безударными е и о в корне слова, приписать к ним проверочные слова.

2. Как по-разному названы в тексте птенцы? Выписать эти слова.

Наступил июль. Стоит сильная жара. Ребята идут в лес. Вот кусты малины. На кустах крупные душистые ягоды. Ольга любит малину. Вот и полная корзина ягод. Брат Никита несет корзину. Жара спала. Надвинулась темная туча. Ребята быстро бегут к дому.

1. Выписать 2 существительных, 2 глагола, 2 прилагательных и 2 предлога.

2. Подобрать антонимы к словам мало, низкий.

3. В последнем предложении найти и выписать слово с безударной гласной в корне слова, приписать к нему проверочные слова.

Проверочные диктанты для второго класса тематические (итоговые по темам)

Диктант на жи\ши, ча\ща, чу\щу

Грянул майский гром. Заполнили лес чудесные звуки. Бормочут молчаливые совы. Лопочут зайцы. В чаще пропищал комар. Чуть слышно прозвучали бубенчики ландыша. В лужах плещутся и урчат лягушки. Даже сухой лист ожил. Шуршит и шмыгает по земле.

Алёша Чайков и Андрей Шишкин — два товарища. Оба любят животных. У Алеши живет ручная ворона. Он ухаживает за Карой. У Андрюши чудесная собака — Акбар. Мальчик учит Акбара служить.

Детский сад в зоопарке.

Весной в зоопарке появились новые жители. Чудной медвежонок Топик сразу подружился с обезьянкой Чикой. Едят из одной миски тигренок Акбар и волчонок пик. Бельчонок Рыжик весело скачет по площадке. Львенок Кинг ловит его пушистый хвост.

Зима. В лесу лежит пушистый снег. На снегу точки и строчки. Следы ведут в чащу. По ночам хищные зверьки ищут пищу. Вот лесная речка. На льду сидят рыбаки. Мой товарищ поймал большую щуку.

Как хорошо весной! Мы идем в дубовую рощу. Тут весело поют чижи и дрозды. Громко кричат грачи. Стучат пестрые дятлы. Трещат шустрые сороки. Над цветком жужжит пчела.

Словарный диктант на чк\чн\чт\щн

крошечный, строчка, изящный, розочка, речной, мачта, звучный, удачный, помощник, вазочка, чтение, красочный, хищник, уличный, платочки, мощный, мучной, минуточка, одуванчик, овощной, пушечный, почта.

А теперь проверьте те же правила в художественном тексте

Диктант на чк\чн

Пришла шумная весна. Звонко поют птички. С сучка на сучок скачет рыжая белочка. Журчат ручейки. Смолой пахнут набухшие почки. Из разлома березовой веточки капает прозрачный сок. Яркими кружочками зеленеют кочки с брусничником.

Мальчик и девочка часто бегают в лес. Там они ищут шишки, рвут щавель. В лесу весело поют птички. В дупле живет ручная белка. На поляне бегает зайчик. Детям хорошо в лесу.

Диктант на двойные согласные 2 класс

Диктанты на звонкие и глухие согласные звуки

Наш сад охранял сторож Остап. С ним жил большой пёс Марат. Однажды зимой ударил крепкий мороз. Остап надел тулуп, шапку, варежки, тёплую обувь. Но ему было зябко. Он продрог и дул в ладошки. Вокруг мрак и тишь. Ветхую изгородь занёс снег. Низкое деревце накрыл сугроб.

Раз ночью сквозь разбитое оконное стекло вскочила большущая мерзкая жаба. Увидела Дюймовочку. Схватила скорлупку с девочкой и выпрыгнула в сад. Там текла широкая река. У берега была топкая и вязкая тина. Тут жила жаба с с сынком. Он был гадкий и противный.

Диктант на разделительный мягкий знак 2 класс

Семья Воробьевых большая и дружная. Все заняты делом. папа пишет научную статью. Бабушка шьет платье внучке. Мама утюжит белье. Дети Илья и Татьяна учат уроки. За ужином все пьют чай с черничным вареньем.

Словарный диктант на мягкий знак

Июль, скамья,колосья,брать, ульи, веселье, день, зимовье, шьют, зелень, мыльница, Татьяна, Мальвина, житьё, чутьё, листья, костя, печенье, стулья, плюшки, крылья, летчик, качели, пьеса, бельё, ателье, муравьи, мёд, вьюга, салют.

Целый день лежит тюлень,
И лежать ему не лень.
Жаль тюленье прилежанье
Не пример для подражанья.

Проверочные диктанты для 2 класса по УМК школа России

Пришла весна. Пробегает слабый ветерок. Весеннее солнце сгоняет снег. Оживает каждый кустик и травинка. На деревьях набухли почки. На голых ветках орешника показались цветы. Они похожи на серые колючки на гибких прутьях.

Под корнями березы была нора. Наступила радостная весна. Там спал всю зиму сердитый ёжик. Солнце согрело землю. Ёжик выбежал на лесную поляну. По лесу побежали весёлые ручьи. Холодные ручей разбудил зверька.

(по Г. Скребицкому)

Курица и цыплята.

Курица ведет по двору цыплят. Пушистые комочки пищат и скачут. У крыльца большой цветник. А вот ворота в огород. На грядках краснеют помидоры, зреет капуста. Заметил цыпленок на земле червячка. Хвать беднягу! Закудахтала курица. Она хвалит сыночка.

Светит яркое солнышко, тают снега, плачут снежинки. На реке треснул лед. Над водой кружат быстрые чайки. К реке вышли лось и лосенок. Звонко стучит лесной доктор. Выскочил на поляну зайчишка. Звери и птицы рады теплу и весне.

Наша дача у лесочка. Там речка Щур. Был июль. Утро. Мы ловили рыбу на реке. Кот Васька спал в траве. Мы поймали окунька и щуку. Первую рыбку дали коту.

Дети играли в школу. Таня была учительница. Был урок русского языка. Петя принес ручку и тетрадь. Он писал слова и делил их по слогам. Игорь называл буквы алфавита. Анна читала стихи. Все хорошо работали.

Осень. Давно улетели на юг журавли. В лесу смолкли птичьи песни. Часто льют дожди. Сильный ветер рвет листья с деревьев. Над елью кружили клесты. Вот качнулась ветка. Это прыгнула белка. В сучьях сосны жилье зверька.

Новый год у ворот. Сторожка лесника. Дядя Ваня и ребята идут в лес. Они несут подарки. Для зайца морковку и листья капусты. Для лосей соль. Для птиц зерно и ягоды рябины. Лесные жители будут рады гостям.

Май. Настали теплые деньки. Зеленая листва укрыла деревья. Весело поют дрозды и чижи. На земле сочная травка. В лесу цветут душистые ландыши. Зреют лесные ягоды. Гудят шмели. Пчела летит от цветка к цветку. В цветах сладкий сок. У ручья урчат лягушки. К воде ползет уж.

Слова для справок: настали, зеленая, сочная, зреют, душистые, лесные, сладкий (учитель орфографически проговаривает безударные окончания имен прилагательных и глаголов).

Пес Мухтар и кошка Мурка дружили. Весной Мурка родила пять котят. Котята быстро росли. Однажды кошка ушла. Котята пищали. Мухтар стал играть с малышами. Большой котенок влез Мухтару на спину. Пес был рад. Скоро пришла Мурка, она стала кормить котят молоком. Мухтар весело смотрел на друзей.

Слова для справок: однажды, родились, росли, стала.

У дятла чудесный язык. Он у этой птицы большой длины. А ещё язык липкий. Муравьи часто прилипают к нему. Живая липкая ленточка!

Сложно собрать растения для гербария. Учёные решили обучить этому обезьян. Они показали им образцы редких растений. Скоро животные принесли растения и их плоды людям.

Лосина – вид замши. Раньше лосинами называли парадные штаны военных. Они плотно облегали ноги. Натягивали лосины мокрыми. В девятнадцатом веке лосины носили в некоторых полках России.

В горах Азербайджана растут удивительные деревья. Их плоды похожи по виду на соевые батончики. Плоды имеют вкус изюма. Такие конфеты очень любят есть дети. Конфетное дерево называется говения.

На севере Австралии встречаются очень большие бабочки. Своими размерами они достигают двадцати шести сантиметров. Местные жители употребляют их мясо в пищу. За бабочками охотятся и стреляют в них из лука.

В тундре живёт народ – саамы. Они очень бережно относятся к своей родной земле и считают её живым существом. Деревья и трава – её волосы. Зелёный дёрн, тундровый мох – её кожа. Поэтому нельзя делать больно земле.

Когда ящерица теряет свой хвост? Когда хвост ящерицы попадает в ловушку. Такая способность является защитной. Так ящерица спасается от своих врагов. Но потеря хвоста болезненна для зверька. Ведь с помощью хвоста ящерица сохраняет равновесие.

Селение из соли.

В Алжире есть селение Фази. В Фази все дома и даже крепость со стеной сделаны из обычной соли. В этих местах очень редко выпадают дожди. Вот почему селение из соли существует уже много лет. (37 слов)

Одуванчики появляются в конце весны. Они цветут почти всё лето. Во многих странах одуванчик считают сорной травой. А жители Японии и Индии выращивают его и едят. Из молодых листочков делают салат. Из сухих листьев готовят вкусный напиток.

В глубине моря царит темнота. Там плавают светящиеся рыбы. У каждого вида рыб сверкают разные огоньки рваных цветов. Чаще излучают свет глаза или пятнистые бока. У многих рыбок очень сильный свет. Такие рыбки даже хищника могут ослепить.

Комнатные растения не только украшают наши жилища. Ещё давно садовая герань считалась в Европе цветком городской бедноты. Она оздоровляла сырой воздух в их жилищах и улучшала сон. Люди верили в лечебную силу садовой герани и любили её.

Птенцы вывелись и просят есть. Они смотрят на мир жёлтыми глазами. Но ничего вокруг не замечают. Они ищут красное пятно. Оно есть на клюве взрослой чайки. Птенец стучит носиком в клюв родителей. Для родителей это приказ. Надо кормить.

Изюм – это маленькие и очень сладкие сухие виноградинки. Их тщательно высушили на солнышке. До этого виноград привезли на завод. Там специальные машины удаляют мусор. Виноград сушится и сильно теряет в весе. Из сорта винограда кишмиш получается изюм без косточек.

Грачи строят гнёзда на вершинах высоких деревьев. Грач ищет хворостинку и летит с ней к гнезду. Грачиха остаётся караулить постройку. Потом грачиха летит, а грач остаётся. Принесут грачи сухие перья, положат их пышной кучей на ветках. Гнездо построено.

Соболь живёт в дуплах. Зимой он не спит. Бегает и ищет пищу. Но от гнезда далеко не уходит. В сильные морозы и метели соболь вялый. Ест соболь лесных полёвок, птиц, кедровые орешки. Из ягод он часто ест рябину и землянику.

Удивительная птица воробей! Кличут воробья воришкой и драчуном. Весной воробей часто залезает в чужое гнездо. Гнёзда он любит вблизи домов. Часто он залетает в скворечник. Но скворцы почти всегда его выгоняют. А воробей всё равно блестит глазками и весело кричит.

Лубок – это нижние слои коры деревьев. Ещё давно из лубка мастерили картинки. Такими картинками люди часто украшали свои жилища. Появились картинки в Москве. Уличные торговцы носили их в заплечных коробах. Эти коробы похожи на наши большие рюкзаки. Только сделаны они из луба.

Вот ящерица ушастая замечает врага. Она широко разевает рот. В углах рта появились красные складки с белыми выростами. Так появился огромный зубастый рот. Кто отважится её тронуть? А если не помогло? Тогда эта ящерица может затрястись телом и утонуть в песке.

Сороку называют белобокой. У неё по бокам пёрышки белые. А вот голова, крылья и хвост чёрные. Этим она похожа на ворону. Очень красив у сороки хвост. Он длинный и прямой. Перья на нём не просто чёрные. Они отливают зеленью. Нарядная птица сорока!

Паук минеус выходит на охоту с сачком. Сачок он сплетает из своей паутины. Он делает сеточку величиной с почтовую марку. Вечером он прячет сетку в ветвях и поджидает летунов. Вот увидел хитрец комара. Паук растянул лапками свой сачок и набросил его на жертву.

Гнездо скворец устраивает глубоко в скворечнике. Он таскает туда мох и солому. Скворца лучше всего наблюдать ранним утром в саду или на огороде. Попробуйте подбросить скворцу червяка или кусочек хлеба. Скоро птица возьмёт корм из ваших рук или даже сядет на плечо.

Деревья – жители нашей земли. Они живут очень долго. У них есть своя память. Она заключена в годовых кольцах. Широкие кольца говорят об обильных годах. Узенькие кольца расскажут о годах засушливых. По количеству колец можно определить возраст дерева. Сколько колец – столько и лет.

По теме: методические разработки, презентации и конспекты

Предлагаемый практический материал можно использовать для тематического и текущего контроля.

Проверочные диктанты по русскому языку 2 класс ОС «Школа 2100».

Предмет: Русский язык.Класс: 3Тема урока: Проверочный диктант.Цели урока: контролировать правильность записи текста; осуществлять самоконтроль при проверке письменной работы.Планируемые результаты:·.

Проверочный диктант с грамматическим заданием 3 класс II четверть УМК «Школа России&quot.

КОНСПЕКТ УРОКА РУССКОГО ЯЗЫКАТема: «Проверочный диктант&raquo.

laquo;Проверочный диктант Падеж имён существительных». 3 класс школа россии.

laquo;Проверочный диктант Падеж имён существительных». 3 класс школа россии.

Источник



Онлайн чтение книги Белый Бим Черное ухо
Глава двенадцатая. На просторе полей. Необычная охота. Побег

Утром, как и ежедневно, в доме Хрисана Андреевича все повторилось по заведенному порядку: пружина трудового дня начала распускаться с последних, третьих петухов, потом промычала корова, Петровна подоила ее и затопила печь. Алеша вышел поласкать своего, теперь уж любимого, Черноуха, папаня задал корм корове и свиньям, посыпал зерноотходы курам, после чего все сели за стол и позавтракали. Бим в то утро не прикоснулся даже к ароматному молоку, хотя Алеша и просил его, и уговаривал. Потом, пока родители хлопотали по дому, Алеша принес воды и вычистил котух коровы и еще раз просил Бима поесть, совал его нос в миску, но увы, Черноух неожиданно стал почти совсем чужим. Под конец сборов на работу Хрисан Андреевич наточил огромный нож и засунул его над дверью.

С солнцем Петровна укуталась в свои толстые одежды и платки, взяла сумку и тот огромный нож, что точил Папаня, и ушла. За нею, надев плащи, вышли во двор Алеша с отцом и, слышно, выгнали овец на улицу.

Неужели оставили Бима одного да еще на привязи в полутемных сенях? Бим не выдержал – взвыл горько и безнадежно.

И вот открылась дверь с улицы, вошел Хрисан Андреевич, отвязал Бима и вывел на крыльцо, потом запер дверь снаружи, направился к стайке овец, около которых стоял Алеша, передал ему из рук в руки Бима на веревке, сам зашел впереди овец и крикнул:

Овцы двинулись за ним вдоль улицы. Из каждого двора к ним присоединялись то пяток, то десяток других, так что в конце села образовалась порядочная отара. Впереди все так же шел Хрисан Андреевич, позади Алеша с собакой.

День выдался морозный, сухой, земля под ногами твердая, почти такая же, как асфальт в городе, но более корявая, даже запорхали густо снежинки, заслонив на короткое время и без того холодное солнце, но тут же и перестали. Это была уже не осень, но еще и не зима, а просто настороженное межвременье, когда вот-вот заявится белая зима, ожидаемая, но всегда приходящая неожиданно.

Овцы бодро постукивали копытцами и блеяли, переговариваясь на своем овечьем протяжном языке, понять который, ну право же, совершенно невозможно. Присматриваясь, Бим заметил: впереди отары, пятка в пятку за Хрисаном Андреевичем, шел баран с кручеными рогами, а позади всех, прямо перед Алешей, – хроменькая маленькая овечка. Алеша изредка легонько подталкивал ее крючком палки, чтобы не отставала, и тогда кричал:

– Папаня, осади малость! Хромушка не тянет!

Тот замедлял шаг, не оборачиваясь, а вместе с ним сбавляло ход и все стадо.

Бим шел на веревке. Он видел, как важно выступал папаня перед овцами, как они подчинялись малейшему его движению, как Алеша по-деловому, сосредоточенно, следил за овцами, сзади и с боков. Вот одна из них отделилась и, пощипывая желтоватую травку, потянула в сторону от стада. Алеша побежал с Бимом и крикнул:

– Куда пошла-а?! – и бросил перед ней свою палку.

Овца вернулась. Слева сразу три пожелали проявить самостоятельность и побрели себе к зеленоватому пятну, но Алеша так же побежал и так же поставил их на свое место. Бим очень быстро сообразил, что ни одна овца не должна отлучаться от сообщества, а в очередной пробежке с Алешей он уже гавкнул на ту овцу, что нарушала порядок и дисциплину. «Гав-гав-гав!» – так же беззлобно, как и Алеша, предупредил он нарушительницу, то есть: «Куда пошла?!»

– Папаня! Слышишь? – крикнул Алеша.

Хрисан Андреевич обернулся и прокричал одобрительно:

На склоне яра он поднял над головой палку и еще прокричал так же громко:

– Распуска-ай! – а замедлив шаг, двигался теперь поперек хода отары.

Алеша стал делать то же самое, как и отец, но здесь, позади, он шагал торопливо, иногда перебежкой, прижимая овец к Хрисану Андреевичу. И тогда отара мало-помалу расходилась все шире и шире и наконец, не переставая щипать травку, выстроилась в одну линию, не гуще, чем в три-четыре овцы. Теперь Хрисан Андреевич остановился лицом к овцам, окинул взором строй, а рядом с ним пристроился и баран вожак. Пастух достал из сумки буханку хлеба, отрезал корку и отдал ее почему-то тому барану. Бим не мог знать, что баран вожак обязательно должен не только не бояться, а любить пастуха, поэтому, по своему неведению, он просто видел подтверждение того, что Папаня – человек добрый, и только. А Папаня, если по совести, был еще и человек хитрый – баран ходил за ним иногда собакой и всегда отзывался на голос. Не Биму, конечно, постичь всю премудрость пастуха. А Хрисан Андреевич знал отлично, что глупый, отбившийся баран небольшой отары, да еще если без собаки, уведет стадо невесть куда – только проморгай, засни от усталости и от размора солнцепеком. Нет, тут баран вожак был особый, дрессированный баран, потому и Бима он принял с дорогой душой.

Хрисан Андреевич закурил трубочку и сказал Алеше:

– Ты не нажимай, не нажимай – тут кормок хороший.

…А что ты думаешь, дорогой мой читатель? Накормить овцу поздней осенью – дело действительно премудро-хитрое: не умеючи если, то через неделю полстада подохнет и на хорошем корму – затопчут его, и вся недолга, а с толком если, то и на посредственном выпасе овца будет сытая и жирная. Ухитряется же Хрисан Андреевич накормить стадо по пустырям, да по окрайкам, да перед носом у тракторов, когда они пашут зябь, а для этого требуется определенный талант, и призвание, и любовь к животным. Огромный труд – пасти овец, а в общем-то, и красивый труд, потому что человек-пастух, иногда даже и не задумываясь над тем, чувствует себя неотъемлемой частицей природы и ее хозяином и добродеем. Вот в чем соль. Читатель простит, что я на время забыл о нашем Биме и заговорил о человеке на просторе поздней осенью.

Итак, овцы с дружным перетреском щипали короткую травку и хрумтели так согласно, что все это сливалось в один сплошной звук, спокойный, ровный, умиротворяющий. Теперь папаня и Алеша были близко друг от друга и говорили уже тихо, не крича, как раньше, издали.

– Папаня, спустить Черноуха?

– Давай пробовать. Не должон бы убечь сейчас: от воли не бегут. Спущай. Но сперва отстань, поиграй с ним – не колготи овцу.

Алеша подождал, пока отара отошла подальше, отвязал веревку и весело крикнул:

– Черноух! Побежали! – тут он кинулся с горы в яр, топоча сапогами и подпрыгивая.

Бим обрадовался неимоверно. Он тоже подпрыгивал, стараясь на бегу лизнуть Алешу в щеку, отбегал в сторону и стрелой возвращался в восхищении полной свободой; потом схватил какую-то палку, помчался к Алеше, сел перед ним. Алеша взял ту палку, бросил в сторону и сказал:

Бим принес ее и отдал. Алеша еще раз бросил, но теперь не взял изо рта Бима, а пошел вверх из яра к отаре, приказав:

– Черноух, держи. Неси!

Бим пошел за ним с поноской. Когда поднялись вверх, вместо палки Алеша вложил в рот Бима свою шапку. Бим понес и ее с удовольствием. Алеша же бежал вприпрыжку и повторял:

– Неси, Черноух. Неси, мой молодец, вот хорошо. Вот хорошо.

Но к отаре они подошли тихо («не колготи овцу»). Алеша скомандовал:

Хрисан Андреевич протянул руку. Бим отдал. Новое его качество открылось для пастухов неожиданно. Все трое были в восторге.

А не больше как через неделю Бим сам, своим умом дошел, что у него появилась обязанность: поворачивать самовольных овец к стаду, следить за ними, когда они распущены в линию, но не возражать, когда, войдя перед вечером в село, они разбредались стайками по домам.

Бим познакомился с двумя собаками, охраняющими огромную колхозную отару, где было три пастуха, и все взрослые, и все тоже в плащах. Хотя отары колхоза и колхозников никогда не сближались и не смешивались, но при коротких осенних остановках на тырлище Алеша бегал к колхозным пастухам, а Бим, вместе с ним, к колхозным собакам. Хорошие собаки: палевые, шерстистые, большие, но смирные, спокойные; они даже и играли с Бимом спокойно и снисходительно, вокруг стада ходили тихо, пешком, а не так, как Бим – вприпрыг или стелющимся галопом: с чувством собственного достоинства собаки. Нравились они Биму. И овцы тоже хорошие.

Началась вольная трудовая жизнь и для Бима. Хотя они, все втроем, возвращались усталые и оттого притихшие, но это была воля и доверие друг к другу. От такой жизни не бегают и собаки.

Но однажды, как-то вдруг, посыпал снег, закрутил ветер, закружил, заметелил. Хрисан Андреевич, Алеша и Бим сбили овец в круг, постояли немного, да и повели стадо в село среди дня. На овцах был белый снег, на плечах людей снег, на земле снег. Белый снег всюду, только один снег в поле – больше ничего. Заявилась зима, свалилась с неба.

То ли Хрисан Андреевич решил, что такой собаке, как Бим, не положено спать с подсвинками или сидеть на веревке, то ли почему-либо другому, но Бим перешел теперь ночевать в теплейшую будку, сколоченную в углу тех же сеней и набитую мягким сеном. А вечерами он входил в дом как член семьи и оставался там, пока не поужинают.

– Не может того быть, чтобы – зима. Рано, – сказал как-то Хрисан Андреевич Петровне.

Слово «зима» повторяли они в разговоре часто, о чем-то беспокоились; впрочем, Бим знал: зима – это белый холодный снег.

В тот вечер Петровна пришла вся запорошенная снежком, мокрая, с обветренным и опухшим лицом. Бим видел, как она раздевшись, трясла руками и стонала. Руки у нее были в красноватых трещинах и землистых пятнах, как бы в подушечках, похожих на подушечки пальцев Бима. Потом она опустила руки в теплую воду, отмывала их, долго-долго втирала мазь и охала. А Хрисан Андреевич смотрел на Петровну и о чем-то вроде бы горевал (чего Бим не мог не заметить по его лицу).

А следующим утром он наточил ножи, и все вчетвером вышли из дому: Петровна, Хрисан Андреевич, Алеша и Бим. Сначала шли ровным белым полем, покрытым мелким снежком – в пол-лапы, не больше, так что идти было легко. Вокруг тихо, но холодно. Потом они оказались на поле, где рядами разбросаны кучи – буртики свеклы, сложенной листами наружу и прикрытой сверху листами же. У каждой кучки сидели женщины, одетые так же, как и Петровна, и что-то делали, молча и сосредоточенно.

Все четверо подошли к одному такому буртику, сели вокруг него, и Бим стал внимательно смотреть, что же тут происходит. Петровна взялась за ботву, вытащила свеклу из кучи, ловко повернула ее корнем к себе и чик ножом! – листья отлетели. Еще чик-чик по головке свеклы! – головка чистая. И бросила в сторону, рядом с собой. Хрисан Андреевич повторил за нею все в точности. Алеша – тоже, даже ловчее, чем папаня. И пошло! Чик-чик! – долой ботва. Чик-чик! – чистая головка. Трах! – свекла в стороне, уже в новой, очищенной кучке.

Невдалеке, у такого же буртика свеклы, сидела женщина, одна, и делала то же самое. У следующего – тоже, но уже два-три человека вместе. И так на всем поле: свекла шалашиками, укутанные женщины с потрескавшимися ладонями и припухшими от холода лицами. Все работали или в легких брезентовых рукавицах, или голыми руками. Чик-чик! – нет ботвы. Чик-чик! – нет ботвы. Чик-чик! – человек бросает нож и дует ртом на ладони, трет их друг о друга, и снова: чик-чик! – чистая головка. Как часы!

И холодно. Следя за ножами, Бим начал зябнуть, а потом вспряжнулся и стал обследовать местность поблизости, не отбиваясь далеко. Согрелся и вернулся обратно к своим, хотя по пути его приглашали и другие женщины (все на селе уже знали, что такое Черноух).

Потом к ним подошла та женщина, что сидела и работала одна-одинешенька – молодая, но тощая. Она на что-то жаловалась, сморкалась на землю, затем села рядом с Петровной и показывала ей руки. Петровна тоже протянула ей свои ладони. Женщина пригорюнилась, закашлялась, прижимая брезентовой рукавицей грудь, и затихла. А звали ее Наталья.

Петровна – чик-чик! Хрисан Андреевич – чик-чик! Алешка – чик-чик! И дуют на руки, и трут щеки. Петровна – чик-чик! И вдруг – блюк!

У той женщины-горемыки из глаз упала на лист капля. Она закрылась рукавом и ушла к себе, к своей свекле.

– Избави боже, еще и ты не застудись, – сказала Петровна Алеше, подошла, поправила ему теплый платок под шапкой, подо ткнула на шее, сняла с себя холщовый кушак и опоясала Алешин меховой кожушок.

Бим тоже тыкался носом в Алешин кожух, помогал Петровне. Но Алеша, как установил Бим, вовсе не так уж и озяб, как казалось, наоборот, он был гораздо теплее папани и Петровны (Бим-то уж чувствовал это лучше людей).

– Слышь, Алеша, – сказал Хрисан Андреевич, работая ножом за двоих. (Бим навострил уши.) – Поди-ка побегай с Черноухом, погрейтесь маненько.

И вот Бим бежит перед мальчиком по свекловичному полю, закаменелому от мороза. Прошли они поле поперек, Алеше стало жарко, и он снял шапку, развязал платок, сунул его за пазуху, шапку надел, приподняв у нее уши. Рядом с лесной полосой, в густой траве Бим приостановился, потянул воздух, забегал челноком и неожиданно для Алеши замер в стойке.

Алеша подбежал к нему:

– Что тут, Черноух?

Бим стоял неподвижно и ждал приказа. Алеша сообразил-таки, в чем дело:

Бим ждал магического слова «вперед», но Алеша крикнул еще громче:

Бим пошел на подводку и поднял на крыло стайку куропаток.

Недолго думая, Алеша побежал обратно вместе с Бимом. Бим понял, что снова у них нет взаимопонимания – Алеша не знает слов Ивана Иваныча, но все же бежал рядом. А тот, запыхавшись и раскрасневшись, рассказал родителям, как Черноух нашел куропаток и «спужнул» их.

– Охотницкая собака Черноух, ученая, – одобрил Хрисан Андреевич. – Ружье бы нам, Алешка! И на охоту. А?

Ружье? Охота? Какие знакомые и дорогие слова для Бима! Он знает, что это значит.

Бим завилял хвостом, заласкался к Алеше, к Хрисану Андреевичу, к Петровне, он говорил им на своем языке отчетливо и ясно. Но его никто здесь не понял: никто не пошел за ружьем и никто не пошел на охоту и без ружья. Бим сел за спиной Алеши, прижавшись к кожуху, и задумался – по крайней мере, такой у него был вид.

Уже в сумерках они вернулись домой, усталые и прозябшие. А через несколько дней и вовсе перестали ходить на свеклу – кончили свою делянку.

Теперь Петровна никуда не уходила и была явно тому рада. Она все дни что-нибудь делала: чистила корову, стирала белье, мыла полы, рубила капусту, сбивала масло, топила печь, варила, шила на машинке, чинила одежду, выносила корове лохань – всего не перечислишь. Бим следил за ее работой.

За Алешей приходила чистая женщина с книжками, журила Петровну (но не сердито, как отметил Бим), обе они повторяли слова «Алеша», «овцы», «свекла». На следующий день, утром, Алеша ушел с книжками и так пропадал теперь ежедневно. Хрисан Андреевич отправлялся к сроку куда-то с вилами, а по возвращении от него пахло навозом.

В один из обычных вечеров, когда собрались все и ужинали, вошел человек – высокий, широкий, костистый, крупнолицый, но с маленькими лисьими глазками и в лисьей шапке. Бим приметил, что Хрисан Андреевич глянул на вошедшего без улыбки, а из-за стола не поднялся навстречу, как всегда, и руки не подал.

– Здорово были, – равнодушно сказал гость, не снимая шапки.

– Здравствуй, Клим, – ответил Хрисан Андреевич. – Садись.

Тот сел на лавку, свернул громадную цигарку, рассматривая Бима, и спросил:

– Так это и есть Черноух? (Бим навострился.) Пропадет собака без охоты. Иль убегет. Продай: дам двадцать пять.

– Непродажная, – сказал Хрисан Андреевич и теперь вышел из-за стола, закончив ужин.

Бим на расстоянии в три шага легко понял: от гостя пахнет зайцем. Он подошел, обнюхал, вильнул хвостом и глянул в лицо лисьей шапки, что и означало на языке Бима: «Понимаю – охотник».

– Видишь? – спросил Клим. – Чует Черноух, с кем дело имеет. Продай, говорю.

– Не продам, Клим, не продам. Дело прошлое – даже Алеша не знал сперва, – послал я три рубля в редакцию в областную и дал объявление: «Пристала собака охотницкая, белая, с черным ухом». Получил ответ: «Не объявляйте, пожалуйста. Пусть живет до срока». В чем дело – не знаю, но чую – собака эта важнецкая, беречь надо.

– А ты загубишь. Продай, – настаивал Клим, начиная сердиться.

– Дела не будет, – отрезал Хрисан Андреевич. – Так – бери на охоту, а приводи в тот же день. Пущай Черноух породу соблюдает, как ему по уставу положено.

– Так что непродажная, – вмешался и Алеша.

– Ну, так и так, – недовольно заключил Клим, потрепал Бима по холке и ушел.

После ужина, под фонарь, Хрисан Андреевич заколол валушка и, подвесив за задние ноги на распялке, снял с него шубу, выпотрошил, обмыл тушку и оставил ее в сарае до утра.

Петровна весь вечер то укладывала яйца в корзину, то набивала банки сливочным маслом или заливала топленым. Она потом аккуратно устанавливала их в базарные, из белых хворостинок, корзины.

Вот теперь-то Бим уловил, что от всего этого (барашек без шубы, яйца, масло, корзины) пахнет городским базаром. Ему ли не знать! Весь город от края до края он изучил в поисках Ивана Иваныча. И Бим заволновался: базар, город, корзины, своя собственная квартира – все связалось в одно: Иван Иваныч там. Ночь он не сомкнул глаз.

Утром, рано-рано, Хрисан Андреевич завернул уже твердую тушку в чистую мешковину, обмотал шпагатом и вскинул на плечо. Петровна надела на коромысла две корзины, подняла и положила его на оба плеча. Как Бим просился с ними! Он ясно же говорил, втолковывал им настойчиво: «Мне надо с вами. Я – туда. Возьмите».

Никто не понял его переживаний. Больше того, Хрисан Андреевич сказал, поправляя и прилаживая к плечам тушку:

– Придержи-ка, Алеша, Черноуха – как бы не убег за нами.

Алеша взял его за ошейник и придержал на крыльце. А папаня и маманя, каждый с тяжелой ношей, медленно пошли к шоссе, к автобусной остановке. Бим провожал их взглядом, не обращая внимания на ласку и уговоры Алеши, провожал, пока они не скрылись из виду.

Вскоре пришел Клим с ружьем и рюкзаком. Охотничьей сумки и патронташа на нем нет (недостаток экипировки Бим отметил немедленно). Но все-таки – ружье! – вот в чем смысл. Бим доверчиво потянулся к охотнику и тут же установил, что патроны насыпаны в карман. Тоже непорядок большой. Главное же – ружье. За человеком с ружьем он пойдет куда угодно. Надолго или нет, а пойдет. Такая уж натура у легавых собак, и Бим не был исключением: у него на какой-то срок затихла тоска, возникшая в последний день, – даже так. В отношении к ружью Бим был обыкновенной охотничьей собакой. Не надо его обвинять в отсутствии логики, истину он постигал только практикой, хотя и был умнейшей собакой из собак. Ему еще много предстоит пережить только от одного того, что он – собака. Не будем обвинять.

– Пошли-ка, Черноух, на охоту, – сказал Клим.

Бим запрыгал перед ним: «На охоту, на охоту!»

Клим же взял его на поводок, а Алеша предупредил:

– Дядя Клим, когда Черноух станет, вытянется, замрет, то тут и куропатки. Ему надо крикнуть так: «Пужай!», а то с места не сойдет.

– Ну дык! Знаю же, – степенно ответил Алеша. – Мне вот уроки учить, а то бы показал сам.

– Мы тоже кой-чего понимаем. Не впервой, – заверил Клим.

Итак, после большого перерыва и многих переживаний Бим пошел на охоту. Сначала им ничего и не попадалось, кроме норы вонючего хоря.

– Рой, – сказал Клим.

Бим такого не понимал, отошел в сторону и сел в недоумении.

К середине дня сильно потеплело. Солнечно, тонкий слой снега раскис, под лапами уже хлюпала грязь, очесы на ногах Бима обмокли и вымазались, он стал поджарым и невзрачным, как и всякая мокрая легавая. Но Бим искал по всем правилам – челноком впереди Клима, поперек и с поверочным заходом. На опушке кустарникового колка Бим стал по куропаткам.

Бим даже вздрогнул от басового рыка и поднял куропаток рывком, без подводки (ай, какая ошибка!), но выстрела не последовало. Бим обернулся. Охотник засовывал патрон в одностволку, а никак. Потом стал его вынимать, тоже – никак. Бим сел, не сходя с места подъема куропаток и не приближаясь, однако, к охотнику, следил за ним. А Клим стал ругаться так, как ругаются вечером на тротуаре пьяные: качаются и ругаются друг на друга или просто в черную ночь. Этот же и не качался, а ругался. Хотя Клим в конце концов вынул патрон, вставил другой и закрыл ружье, но был злой и чем-то напоминал Серого.

– Ну, ищи! – приказал он Биму. – Черноух, ищи!

Отвернувшись и выходя против ветра на челнок, Бим сделал вид:

«Ну что ж, буду искать».

Но что-то такое апатичное взяло, что-то такое апатичное появилось в прихрамывающей побежке, не та уже прыть, что до подъема куропаток. Клим принял это как физическую слабость собаки, не понимая того, что у Бима это самое означает начало сомнений в человеке: вот так, искоса, оглядываться на него, не останавливаясь и не приближаясь, держась на почтительном расстоянии. Он как бы и не искал, а только следил за охотником, но это только казалось. Страсть необоримая, страсть вечная, пока существуют охотничьи собаки, взяла свое. В сущности, Бим шел за ружьем, а вовсе не за Климом.

Неожиданно он поймал запах зайца. По этим зверькам Иван Иваныч не охотился с Бимом, хотя раза два-три Бим и делал по ним стойку. Они ведь, эти зайцы, не держат стойку ничуть: только приостановись, а он – теку. Гонять за ним нельзя – хозяин не разрешал. Летом, правда, они кое-как еще лежат и под стойкой, но Иван Иваныч всегда отзывал Бима. Одного зайчонка величиной с ладонь даже отнял из-под лапы и пустил на волю. Так что заяц – не птица. Однако Бим настроил нос на струю, идущую от зайца, пошел точно и стал на стойку – мокрый, чуть кособокий на испорченную лапу. Нет, уже не та стойка у калеки. Не та художественная стать.

– Пужа-ай! – заорал Клим.

Заметим, в мягкую погоду, а тем более в раскисшей грязи, заяц лежит крепко, а Бим пока все еще не стронулся с места, будто хотел сказать: неправильно кричишь-то.

– Пужа-ай, черт хромой! – рыкнул Клим.

Поднял зайца Бим и прилег, как и полагается перед выстрелом. Клим бабахнул, как пушка. Заяц бежал, но все медленнее и медленнее. Потом сел, потом спрятался в борозде и пропал из глаз. Клим кричал дико:

– Ату, ату его! Ала-ала-ла-ла! Ату! – и бежал по направлению, где спрятался заяц.

Бим, хотя и запрыгал рядом с Климом, знал точно, что все это происходит не по правилам: охотник не должен бежать собакой, Бим и сам найдет, если надо, – даже зайца, если приказал бы Иван Иваныч.

Клим остановился, запыхавшись, и неистово орал:

– Ищи, балда! Калека чертова!

Пошел Бим как-то обиженно. И без этого запах зайца не так-то уж его интересовал и раньше, а тут – позади топает ногами Балда. Но все же следом Бим дотянул, стал в стойке, дождался противного «пужай» и размахнулся на подъем зайца. Но тот буквально выполз из борозды и заковылял, как больной. Клим выстрелил, а заяц бежал. Еще выстрелил, а заяц тихо-тихо ковылял с приостановками. Бим лежал, как и полагается, несмотря на грязь, ждал приказа.

– Ату, гад! Ату его, балда! – и указывал на зайца.

Бим вновь нашел затаившегося подранка и опять сделал стойку. Третью! И опять Балда промазал. И снова заяц побежал.

Так Клим и не смог понять в своем озлоблении, что Черноух не приучен рвать подранков и душить их, что это ниже достоинства интеллигентного сеттера, что сеттер не терпит таких охотников, как он. Когда в последний раз заяц скрылся из виду (он пошел несколько бодрее – видимо, рана была открытой), Клим снова рассвирепел: он подошел вплотную к Биму и часто повторял слово «мать», зло, с ненавистью: явно проклинал Бима.

Бим отвернулся сидя, собираясь уходить от ружья. И тут Клим с размаху ударил его изо всей силы носком громадного сапога в грудь снизу…

Бим охнул. Как человек, охнул.

«О-о-х! – вскрикнул протяжно Бим и упал. – Ой, ой. – говорил теперь Бим человеческим языком. – Ой… За что?!» И смотрел мучительным страдающим взглядом на человека, не понимая и ужасаясь.

Потом он с трудом встал на четыре лапы, покачался чуть-чуть и рухнул вновь, шевеля лапами.

– Что ж я наделал! – схватился за голову Клим. – Теперь придется четвертную отдавать. Пропали деньги! – И затрусил скоро-скоро, будто убегая от взгляда Бима.

В тот день Клим не появился в селе, а где-то прошлялся до ночи. В полночь, крадучись огородами, заполз в свою хату, что на самом краю села.

Что же Бим? Где он?

Он остался один на сырой, холодной земле, один-одинешенек на всем белом свете. Внутри что-то оборвалось от удара, и это «что-то» стало теплым, оно захватило дыхание, сперло грудь, оттого он и потерял сознание. Но вот он кашлянул, его стошнило, вздохнул – дышать больно. Еще раз схватил воздух открытым ртом и откашлялся. С усилием приподнял голову: поле качалось так, будто Бим плыл по волнам в половодье. Он натужился, сел: поле качалось, солнце качалось, как подвешенное на веревке.

Сегодня с Бима спросили больше того, что он может от него потребовали: ты должен, обязан сделать то, чего не можешь сделать против своей собачьей чести и совести. За неисполнение жестоко и свирепо избили. А он, Бим, не позволит душить подранка.

«За что-о-о… За что-о-о… – скулил тихонько Бим. Где ты, мой добрый друг… Где-е? Где. » – Все тише и тише жаловался Бим, а наконец и замолк.

Со стороны показалось бы, что лежит в открытом слякотном поле мертвая собака. Но это было не так.

Вот он приподнял зад, укрепился на ногах – не упал. Переступил раз – не упал. Постоял. Переступил второй раз. И заскоблил по пашне, волоча лапы, перечеркивая свой собственный след.

…О великое мужество и долготерпение собачье! Какие силы создали вас такими могучими и неистребимыми, что даже в предсмертный час вы движете тело вперед? Хоть помаленьку, но вперед. Вперед, туда, где, может быть, окажется доверие и доброта к несчастной, одинокой, забытой собаке с чистым сердцем.

И Бим шел. Еле шел, но все-таки шел. На губах выступила кровь, а он шел. Кашлял кровью, а шел. Спотыкался, припадая на колени, и шел. Ложился от бессилия на холодную землю, вставал и вновь продвигался вперед еще.

У ручья жадно напился воды – стало чуть легче. Что-то ему подсказывало: от воды уходить не надо. Он действительно добрался до ближайшей скирды, через силу просунулся под нависшую до земли солому и затих.

Сколько Бим пролежал в забытьи, он не знал, но, очнувшись, почувствовал острую боль в груди, голова закружилась, и он, ощутив нутром, что сейчас что-то произойдет с ним, выполз из соломы. Полежал на открытом воздухе. Ощутил, что шерсть стала сухой. Сел. Осенняя трава теперь не качалась, скирда не качалась, солнце – тоже, и оно теплое, немножко греет. Бим доплелся до ручья и вновь пил, пил, пил. Отдыхал немного и опять пил, уже маленькими глотками. Он заметил недалеко от ручья степную осоку, мелкую и еще зеленую, похожую на пырей (морозы не скоро ее берут). Бим стал есть осоку. Что ему подсказывало об этой невзрачной травке, люди никогда так и не узнают, но он-то знал: обязательно надо есть именно ее. И ел. Потом попалась уже присохшая запоздалая ромашка, а на ней прижатые осенью полусухие цветы. Он ел и ромашку. Еще вернулся к ручью, напился и пошел к деревне. Шел вперед и вперед.

Так-таки и добрел, когда уже смеркалось. Нет, Бим не пошел в деревню. Как же! Туда побежал Клим… Нет, за ним он не пойдет. Клим может взять снова за ошейник и тогда… Нет, такого не будет.

Бим устроился в остатках копны, отлежался немного. Почуял рядом стебель лопуха, попробовал его – сухой, отгрыз его вровень с землей и стал щипать корень, вгрызаясь в глубину. Это он тоже знал, что уж лопух-то надо есть обязательно.

Велики и многогранны лечебные познания собаки. Отпустите собаку в начале бешенства в лес: через две-три недели она придет истощенная до полного бессилия, но здоровая. Заболела собака желудком – ведите в лес или в степь и поживите с ней пару-тройку дней: она вылечит себя травами. Именно у собаки и надо учиться, как ее лечить. Природа закрепила настолько богатые «знания» у собаки, что чуду этому люди никогда не перестанут удивляться.

…Ночь прошла. Большая, осенняя, ноющая внутри ночь.

Прокричали первые петухи. Бим не стал дожидать вторых и третьих, последних, рассветных. Он поднялся, но никак не мог сдвинуться с места от боли в груди. Но все же с усилием размялся, дважды ложась и вставая вновь, да и побрел тихонько.

Он притащился к Хрисану Андреевичу, взобрался через два порожка на крыльцо и прилег. В доме было безмолвно.

Кто знает, может быть, он не ушел бы отсюда сегодня, но рядом, совсем рядом, прошел Клим, тихо, крадучись вором. Бим задрожал. Бим готов был защищаться до последнего издыхания. В Биме проснулась гордость обреченного, когда тому больше нечего терять. Но Клим перегнулся через балясину и сказал полушепотом:

– Пришел, Черноух, – и торопливо, трусливо потопал обратно, будто повеселел.

У Бима не было сил, чтобы догнать и мстить за коварный, жестокий удар сапогом, лаять он не мог, потому что, кроме хрипа, из этой попытки ничего не получилось в искалеченной груди. Но Бим не желал и того, чтобы Клим вдруг пришел и пытался взять его. И вот он встал, тихо обошел двор, принюхался к подсвинкам, к корове, овцам, чуть посидел и пошел из села вон. А как хотелось прилечь у друзей поросят!

…Пропели третьи петухи. Светало.

По направлению к шоссе шла собака. Голова опущена, хвост висел безжизненно, как у бешеной, со стороны она и могла бы показаться бешеной, в последней стадии болезни: вот-вот рухнет, наткнувшись на первый попавшийся предмет, и умрет тут же. Это был наш Бим, наш добрый и верный Бим. Он шел искать своего хозяина. Ивана Иваныча. Шел точно старым путем, по которому его вели сюда.

От деревни до остановки автобуса было километров пять-шесть, но где-то на полпути Бима снова оставили силы, он едва дотянул до стога сена. Кто-то, воруя ночами, продергал в стоге дыру – туда Бим и забрался. Лежал там долго, почти весь день, а перед заходом солнца вышел из своего ухорона. Хотелось пить, но воды не было. Боль сверлила грудь, хотя дышать стало легче, а голова не закружилась, когда он тронулся в путь. Теперь ему попалась кулижка бессмертника, он съел и эти цветочки – желтенькие, сухие, не изменяющие цвета от начала цветения до созревания и дальше, на всю зиму до весны. Общипал и кустик ромашки, но у этой головки оказались созревшими, во рту рассыпались и першили в горле, отчего еще сильнее захотелось пить. Когда он переходил одну из полевых дорог, попалась лужица от растаявшего снега в колее. Так дорога сберегла для Бима водички. Он напился и пошел помаленьку дальше.

Затемно он прибыл наконец на шоссе. Посидел малость, проводил глазами несколько автомобилей с ослепительным светом и уже знал: надо идти туда. Но – не ночью же! А вдруг – Клим? Или – серый дядька? Или – волк?

Бим решил не отходить от автомобильной дороги и спрятаться на ночь неподалеку, где-нибудь рядом. Он дотащился до автобусной остановки, где был маленький домик без одной стены, но с широкими лавками внутри; там забился в угол, под лавку, и стал ждать.

За ночь он не сомкнул глаз, несмотря на неимоверную слабость. То один, то другой проскакивали мимо автомобили – дорога жила и ночью. Автобус замедлял ход перед остановкой, где лежал Бим, но из-за отсутствия пассажиров уезжал дальше.

Ночь была хотя и настороженная и больная, но теплая, слава богу, – осень еще раз прогнала зиму.

Что же произошло в деревне за эти сутки в отсутствие Бима?

Хрисан Андреевич с Петровной вернулись с базара уже в сумерки. Алеши не было – дом на замке. Они вошли, пересчитали деньги, вырученные в городе, спрятали их пока в сундучок, чтобы завтра отнести в сберкассу. Тут и заявился Алеша.

– Куда ты запропал? – спросил отец.

– Аль он не привел Черноуха?

– Еще не пришел с охоты.

– Придет. Приведет – никуда не денется, – успокоила Петровна, примеряя Алеше новенький свитерок.

– Так-то оно так, – неуверенно сказал Хрисан Андреевич, – да только Клим-то, видишь, ворюга… Хоть бы брал-то одно колхозное – оно там ничье, а то ведь у колхозников тащит. О, с этим свяжись – рад не будешь. Любой, каждый его боится. Пущай уж берет Черноуха на охоту, леший с ним, с Климом.

– Как так ничье? – спросил Алеша. – Наше же?

– Оно, конечно, так… Оговорка… Это ты правильно – наше… Но… Как бы тебе потолковее сказать? Там – наше, а тут – свое. Ну, скажем так: школа, к примеру, наша и дети все наши, а ты – мой. Или так: поля – наши, а усадьба – своя… Стало быть, и скотина: есть – наша, а есть – своя. Понял?

– Ну дык! Как не понять… А ты – ничье…

– Это ты правильно: совсем ничье – не может того быть.

Отец всегда разговаривал с Алешей как со взрослым. Алеша отвечал тем же:

– Стало быть, и Клим: брал бы из нашего, а не из моего.

– Фактически так, – заключил отец. – Мы же с тобой берем. Сенца там аль свеколки для коровы? Берем. Потаенно от председателя, а берем чуть. Да и он, председатель, знает, и бригадир знает, все знают. И от этого никуда не денешься: из нашего берем. И берем по совести, из прошлогодних стогов иль добираем остатки свеклы. А как же? Скотину кормить, поить надо.

– Фактически так, – подтвердил тринадцатилетний мужичок, который уже может и пасти стадо, и ухаживать за «своей» скотиной, и пахтать масло, помогая матери, если свободен, конечно, и чистить по морозу «нашу» свеклу, и копать «свою» картошку.

А Хрисан Андреевич разъяснял дальше:

– Как положено по уставу, так и действуем все: там – наше, а тут – мое. Я вот отнес барашка в город. А как же? Кормить-поить народ надо – мы к тому приставлены. И мать отнесла яйца. И масло. Все по уставу, все планово. Жизня, Алешка, наладилась хорошо, обуты, одеты не хуже учителя аль председателя, телевизор есть и все такое, деньжонки есть по потребности. А что работаем много, так, окромя крепости, от этого ничего не бывает. Только вот водку не надо пить, – наставлял Хрисан Андреевич.

– А сам пьешь, – резонно заметил Алеша. – Раз не надо – и не надо. Проку-то!

– Это ты правильно, – согласился отец. – Разве что бригадира уважить, так это ж не нами заведено… А Клим – что? Клим – ворюга. Как это так: пойти к соседу и украсть курицу? Это же надо потерять всякую совесть. Куда там! Пропал человек.

В ожидании Черноуха Алеша и Хрисан Андреевич проговорили так до одиннадцати вечера. Потом ходили вокруг двора. Заглядывали к поросятам, под крыльцо (может быть, убежал от Клима да и спрятался). Наконец Хрисан Андреевич пошел сам.

Наталья, жена Клима, тихая и забитая мужем, та самая, что уронила слезу на свекольный лист, сказала горестно:

– Не пришел еще, бродяга. Заночевал где-нибудь, идолище. Либо запил, окаянный. Ох, горе мое! Считай, теперь завтра придет, шатун. А собаку он никуда не денет, знаю его. Приведет.

Хрисан Андреевич вернулся домой, рассказал, что слышал, и они с Алешей улеглись на покой, разговаривая шепотом, чтобы не будить мать. Они не слышали, как приходил Черноух на крыльцо, как подкрадывался и убежал Клим, как ушел их добрый новый друг от злого человека.

Утром отец разбудил Алешу:

– Вставай. На крыльце свежие следы: пришел Черноух.

Вдвоем они стали искать, звать, свистеть, но Черноух уже не мог их услышать. Хрисан Андреевич почти бегом затрусил до Клима, разбудил его.

– Привел же, привел, – басил тот хрипло и недовольно. – Заполночь привел, не хотел тебя будить… Хочешь… Следы свои покажу… А ты вот меня разбудил, растревожил. Как думаешь: по-человечески ты поступаешь или как? Да и кобель твой негодный для охоты. Сдался он мне – не буду его брать никогда.

Хрисан Андреевич не спорил: с этим только свяжись.

Они обошли с Алешей все село, огороды, были на колхозном дворе (не у собак ли Черноух в гостях). Нет, никто нигде не видел Черноуха. Пропал Черноух.

– Стало быть, Клим его побил, – догадался Хрисан Андреевич. – Убег Черноух.

А у Алеши щемило сердце от жалости и горя. Он стал рассматривать пол на крыльце: следы уже высохли, но место, где лежал Черноух, осталось заметным. Алеша наклонился и неожиданно кинулся в дом с криком:

Тот выбежал, присмотрелся: там, где лежала голова Черноуха, остались высохшие пятнышки от слюны, перемешанной с кровью.

– Зверь! – сказал Хрисан Андреевич. Подумал и предупредил Алешу: – Смотри не связывайся с этим человеком – беды наживешь. Вот что: пойдем-ка по пути Черноуха – кроме остановки ему некуда.

Они добрались до автобусной остановки, по дороге зовя и выискивая Черноуха, долго там поджидали, да и ушли домой. Думалось, если шел сюда, то теперь он уже далеко-далеко. В этот день они проходили неподалеку от того стога, где отлеживался Бим, их Черноух.

Вечером Алеша несколько раз выходил на крыльцо, ждал, звал. А потом вернулся в сени, сел у собачьей будки, набитой сеном, и заплакал, откровенно, по-детски, всхлипывая и размазывая рукавом непослушные слезы.

Хрисан Андреевич услышал. Вышел в сени, включил свет.

– Э, да ты, никак, того? – удивился он.

– Того, – ответил Алеша, вздрагивая.

Отец провел шершавой, деревянной ладонью по волосам сына и проговорил:

– Это хорошо, Алеша… Душа в тебе есть, мальчик… Вышла и Петровна.

– Жалко Черноуха? – спросила она.

– Жалко, маманя. Жалко…

– Горе-то какое, отец, – всхлипнула она. – Что же теперь поделаешь, Алешенька… Так тому быть… Жалко…

…А в это самое время Бим уже лежал под лавкой павильончика автобусной остановки.

Лежал и ждал. Ждал он только одного – рассвета.

Источник

Контрольные диктанты по русскому языку для 2 класса
учебно-методический материал по русскому языку (2 класс) на тему

Контрольные диктанты по русскому языку для 2 класса

Скачать:

Вложение Размер
on9.doc 42.5 КБ

Предварительный просмотр:

Контрольные диктанты по русскому языку для 2 класса

1 четверть. Входной контроль

Цель работы: проверить умение применять пройденные правила: оформление предложений на письме, правописание имён собственных, слов с сочетаниями жи-ши, ча-ща, чу-щу; умение переносить слова.

Андрей и Юра идут в лес. Рядом бежит пес Тузик. Весело поют птицы. Скачут по веткам белки. Спрятались под елкой серые ежики.

1 четверть. Текущий контроль

Цель работы: проверить умение применять пройденные правила: оформление предложений на письме, правописание имён собственных, слов с парными согласными, слов с сочетаниями жи-ши, ча-ща, чу-щу; умение переносить слова.

Стоит хороший день. Теперь осень полна тепла. Но часто идёт дождь. Вот Рома с папой идут в лес через широкие поля. Скоро ударит мороз. Всё покроет снег.

Отец и мать Серёжи Чарушина купили ему лыжи. Мороз утих. Серёжа с папой будут гулять два часа по лесной тропе. Снег летит из-под лыж. Трещит наст.

1 четверть. Итоговый

Цель работы: проверить умение применять пройденные правила: правописание имён собственных, слов с сочетаниями жи-ши, ча-ща, чу-щу; умение переносить слова.

Красив зимний наряд леса. На лапках елей лежит снег. На тонких ветках берез снежный пух. Весь в снегу стоит дуб. Хорошо поработал мороз.

Хороши наши рощи. Красивы там берёзы. Сколько в рощах птиц! Стучат пёстрые дятлы. Кричат грачи. А как свищут синицы! Люди часто ходят в рощу слушать пение птиц.

2 четверть. Текущий

Цель работы: проверить умение применять пройденные правила: правописание имён собственных, слов парными согласными; умение переносить слова.

Коля пришел в лес. Кто это? Это бежит ежик. Коля любит зверей. Вот стоит пень. Около пня большой гриб. Из гриба будут варить суп. Коля кладет находку в сумку и спешит домой.

Около домов много машин. Вот гараж. У его стены и дверей большой сугроб. По двору едет машина. Шофёр крутит руль. Машина должна выехать на улицу Антонова.

2 четверть. Итоговый

Цель работы: проверить умение применять пройденные правила: правописание звонких и глухих согласных в конце слов, безударных гласных, разделительного мягкого знака, умение переносить слова.

Наступила зима. Ночью был сильный мороз. Ветер кружил хлопья снега. Кругом лежит белый ковер. Реки и озера покрылись льдом. Ребята побежали на каток. Легко скользят острые коньки по гладкому льду. Там шум и веселье. Хорошо зимой!

На крыльце сидит кошка Сильва и мяукает. Я налью ей в блюдечко молочка и дам несколько кусочков мяса и колбаски. Довольная Сильва пьёт и ест. Теперь у киски вся мордочка в еде. Сытая кошка умывается.

3 четверть. Текущий

Цель работы: проверить умение применять пройденные правила: правописание имён собственных, слов с сочетаниями жи-ши, ча-ща, чу-щу; умение переносить слова.

Москва – главный город нашей России. В Москве много улиц, переулков, проспектов. Все знают Красную площадь, площадь Пушкина, Кутузовский проспект, Садовое кольцо. Два друга Воронин Слава и Шишкин Коля живут на Плющихе. Мальчики гуляют в сквере с собакой Бимом м кошкой Муркой.

Взяли ребята лукошки и бегут в ближний лесок. Хорошо в тени берез! На траве капельки росы. В густых ветвях поют на все лады птицы. Детишки сели на пенек, слушают чудное пение соловушки. Пора и по малину. Крупные спелые ягоды так и манят. Кто кладет в рот, кто в лукошко.

3 четверть. Итоговый

Вот и весна. Солнышко рушит снежные горы. Шумит быстрый ручей. С крыш звонко падает капель. Лопнули душистые клейкие почки. Алёша и Юра ждут прилёта птиц. Они смастерили для птиц скворечники. Мальчики идут в парк.

1. Во втором предложении подчеркнуть главные члены предложения.

2. Подчеркнуть слова, начинающиеся с гласного звука.

На улице холодно. Идёт весь день колючий снег. А у нас на окне целый сад. На ветках тополя и берёзки распустились серёжки.

На ветках липы показались зелёные листочки. С окна повеяло весною. На вишнёвых ветках уже есть цветочки.

1. Во втором предложении подчеркнуть главные члены предложения.

2. Подчеркнуть орфограммы в словах берёзки, листочки.

4 четверть. Текущий

Цель работы: проверить умение применять пройденные правила: правописание звонких и глухих согласных в конце слов, безударных гласных, мягкого знака, слов с сочетаниями жи-шия, ча-ща, чу-щу, правописание имён собственных, умение переносить слова.

Наступила весна. Солнышко шлёт на землю свет и тепло. Звонко звучит капель. Журчат весёлые ручьи. Уже зазеленела травка. На лугу пасут коров и коз.

Федя и Борис идут в рощу. Роща шумит зелёной листвой. Мальчики увидели ландыши. Как хорошо пахнут белые ландыши! ( 43 слова )

Слова для справок: увидели, ландыш.

Наступил тёплый апрель. Выдался ясный день. С крыш падает частая капель. На клёне надулись почки. На буграх зацвела мать-и-мачеха. Пушистые сугробы снега исчезли. Весело бежит звонкий ручей. У Никиты в руках кораблик. Он спустил его на воду. Быстро мчит кораблик.( 43 слова )

Слова для справок: мать-и-мачеха, исчезли, мчит.

Грамматические задания к диктантам:

1. Подчеркнуть главные члены предложения.

2. Надписать над словами части речи.

3. Разделить для переноса слова.

4 четверть. Итоговый

Цель работы: проверить умение применять пройденные правила: правописание звонких и глухих согласных в конце слов, безударных гласных, мягкого знака, слов с сочетаниями жи-шия, ча-ща, чу-щу умение переносить слова.

Теплые лучи солнца согрели пруд. Тихо качались камыши. Выплыла утка с утятами. Жаба прыгнула на лист кувшинки, как на плот. В кустах спрятался уж. Пруд ожил. На лугу у пруда растут пестрые цветы. Мы любим играть у пруда.

1. Найти и выписать из текста три слова с орфограммой «Проверяемые парные по звонкости — глухости согласные в конце слова».

2. Найти и подчеркнуть в последнем предложении слово, в котором все согласные звуки мягкие.

Вот березовая роща. На траве играют золотые лучи солнца. Дует теплый ветерок. Под березами спрятался подберезовик. Ножка тоненькая, шляпка широкая. У ручья шумят редкие осинки. Под осинками – подосиновики. Веселые ребята в белых майках и красных беретах. На лесных полянах звучат птичьи голоса. Как хорошо летом в роще.

1. Найти в тексте и выписать формы слова осинка.

2. Подчеркнуть то предложение, в котором есть слово, однокоренное со словом береза.

По теме: методические разработки, презентации и конспекты

Контрольная работаза I полугодие 2012-2013 учебного годаРусский язык4 класс (1-4) Диктант. Цель работы- проверить умение обнаруживать орфограммы в тексте, писать слова в диапазоне изученных.

Этот контрольный диктант поможет выявить уровень обученности и качество знаний у учеников 3 класса. Грамматические задания носят разноуровневый характер.

Контрольная работа (диктант) для учащихся коррекционной школы 2 класс VIII вид за 2014-2015 учебный год.Данная работа разработана для обучающихся на индивидуальном (надомном) обучении и предназначена .

ВЕСНА. Наступил апрель. Снега уже нет. Ярко светит солнышко. У крыльца звонко журчат ручейки. Алёша и Миша пускают бумажные кораблики. (19 слов).

Все задания итоговой контрольной работы соответствуют требованиям программы.

Контрольные диктанты по русскому языку 4 класс.

Анализ контрольного диктанта по русскому языку 2 класс за II четверть.

Источник

Читайте также:  Как долго можно кормить собаку одним кормом