Меню

Рина зеленая про собаку

Невероятная Рина Зеленая: как 90-летняя актриса шутила даже в доме престарелых

Народную артистку РСФСР Рину (Екатерину) Зеленую наверняка знают все: даже самые молодые зрители видели ее в фильмах «Приключения Буратино» (Черепаха Тортилла) и «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона» (миссис Хадсон).

Рина Зеленая была счастлива в браке, прожив с мужем больше 40 лет. И это удивительно, потому что научиться любить ей было негде — в семье ее родителей не принято было демонстрировать тепло и ласку, там царила холодность, причем как между матерью и отцом, так и по отношению к детям.

«На артистку» поступила случайно

Гимназистка Екатерина (это настоящее имя артистки) шла по Москве и увидела объявление: в театральную школу набирали абитуриентов. Она решила — почему бы и нет? — и зашла. Прямо с улицы. Без всякой подготовки прочитала приемной комиссии стихотворение. К концу ее чтения члены комиссии едва могли говорить от хохота, хотя стихотворение было драматическим, — их свалили с ног своеобразная дикция и неповторимая мимика смешной девушки. Конечно, такую необычную студентку тут же приняли.

Как она стала Риной

Со своим первым любительским театром под названием «Крот» Зеленая выступала в Одессе. На афишу не помещалось ее полное имя — Екатерина. И девушка, недолго думая, решительно обрезала его, оставив лишь последние 4 буквы. Имя Рина настолько «приросло» к ней, что иначе ее уже никто и никогда не звал. А вот фамилия у нее — настоящая, хотя многие думали, что это псевдоним.

Необычная манера речи и забавный образ Зеленой сделали ее желанной гостьей на радио — там она читала стихи и разнообразные детские рассказы. Выступала она и на сцене различных театров. А во время войны часто ездила вместе с другими артистами на фронт — бойцы с удовольствием слушали ее смешные выступления. Актриса вспоминала, как однажды ей позвонили из госпиталя, где лечились раненые красноармейцы, и строго спросили: «Вы почему к нам еще не приезжали? Не понимаете, что ли — бойцам нужна ваша «ринотерапия»!» После окончания войны Рина Зеленая была награждена орденом Красной Звезды.

Артистка играла в разных театрах, но все же основная масса зрителей запомнила ее по фильмам.

Блатные куплеты, мультфильмы и мудрая черепаха

На долю Рины Зеленой выпало сыграть в самом первом звуковом отечественном кино — «Путевка в жизнь». Там рассказывалось о беспризорниках, и артистке поручили петь блатные куплеты. Она с удовольствием взялась за дело и исполнила довольно много «неприличных» песенок, но, к сожалению, в фильме осталась лишь малая их часть — помешали технические неполадки при монтаже.

Рина Зеленая очень любила играть в кино, она с радостью соглашалась даже на крохотные эпизоды. Однако часто случалось так, что ее второстепенные персонажи нравились и запоминались зрителям сильнее, чем главные герои. Болтливая и до невозможности смешная домработница в ленте «Подкидыш», например, почти полностью придумана самой Зеленой — поначалу этой героини не было в сценарии.

Яркие импровизации Зеленой в этом и других фильмах невозможно забыть: «Зашла старушка воды попить, а потом хватились — а пианины нет!». Гримерша в ее исполнении решительно говорит: «Такие губы сейчас не носят». А эффектное: «Не сойду с места, пока не умру, а умру я нескоро!»! Коллеги Зеленой рассказывали, что «королеве эпизода» всегда платили довольно мало, и Рина придумала собственную шутливую молитву: «Господи, помоги мне материально!».

С Евгением Евстигнеевым в фильме «Про Красную Шапочку», 1977 г.

Забавную манеру речи актрисы часто использовали мультипликаторы, приглашая Зеленую озвучивать их героев. Среди самых запомнившихся работ Зеленой в мультипликации — фильм «Вовка в Тридевятом царстве».

А уж в детских сказках она оказалась просто незаменимой! Интересно, что настоящая популярность пришла к Рине Зеленой, когда она была уже в возрасте. Активнее всего она снималась в 60-70-х годах, тогда были созданы такие картины, как «Три толстяка», «Чиполлино», «Про Красную Шапочку». А уж ее Черепаху Тортиллу из «Приключений Буратино» помнят все. Рина Зеленая после «Буратино» говорила: «Ну вот, сыграла Черепаху. Поняла — не дождаться мне человеческой роли, вот и согласилась».

Однако и «человеческая» роль, ставшая одной из самых ее известных, актрисе тоже досталась — роль уютной и домашней пожилой миссис Хадсон, домохозяйки Холмса из сериала «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона». Миссис Хадсон стала ее последней ролью — в последних эпизодах актриса снималась уже 85-летней.

Последние дни в доме престарелых

Оставаясь верной себе до конца, исполнявшая детские песенки и озвучивавшая детей Рина Зеленая всю жизнь отличалась редкостной беспомощностью в обычной жизни — она не могла даже сварить элементарную кашу, просительно произнося: «Меня пора кормить!», когда хотела есть. Еще одна ее известная реплика — «Единственное, чем я могу помочь своим близким, — не быть дома».

Первый брак Зеленой получился совсем недолгим. А вот со вторым мужем — архитектором, создавшим знаменитые фонтаны ВДНХ Константином Топуридзе, — она прожила 40 лет, воспитав двоих сыновей мужа (своих детей актриса так и не родила). Муж ушел из жизни раньше Рины, и артистка осталась совсем одна.

Рина Зеленая в своей последней роли — миссис Хадсон

В Доме ветеранов кино, где пожилая беспомощная актриса провела последние годы, она не унывала, продолжая смешить окружающих, ее там даже прозвали «женщина-Чаплин». Упав однажды, она бодро крикнула: «Обратите внимание, тут валяется Рина Зеленая!». Зрение стремительно падало — актриса страдала астигматизмом. Ей пришлось перенести мучительный перелом бедра, после которого она так и не смогла до конца восстановиться. Так что дом ветеранов стал для Рины Васильевны оптимальным вариантом — здесь она получала и лечение, и уход.

Рине Зеленой суждено было прожить почти 90 лет. Когда-то она пошутила: «Я же только в эпизодах играла, если мне и дадут награду — то за 40 минут до смерти». Практически так и получилось: звание народной артистки СССР ей присвоили, когда она уже находилась без сознания. Актриса умерла 1 апреля — в день юмора и розыгрышей, и друзья сначала не поверили скорбной вести — все подумали, что Рина снова всех разыгрывает.

Источник

Рина Зелеая Цитаты и Афоризмы

— Екатери;на Васи;льевна Зелёная; 25 октября [7 ноября] 1901, Ташкент, Российская империя — 1 апреля 1991, Москва, СССР) — советская актриса эстрады, театра и кино, мастер имитации детской речи, народная артистка РСФСР (1970)
*******************************************************
Что вы хлопаете меня по колену? Не выношу, когда вмешиваются не в своё тело!
*****
Средство от бессонницы: надо считать до трех. Ну, максимум, до полчетвертого.
*****
Сейчас очень в моде слово «поиск». Но всё-таки главное — это найти.
*****
Моя работа всю жизнь посвящена юмору. Часто и в жизни приходилось прибегать к нему, чтобы не заплакать.
*****
Представьте себе на минуту, что было бы на земле, если бы люди вдруг решили говорить друг другу всю правду в лицо!
*****
Воспоминания — это очень условно.
*****
Диалог на сцене, это особое умение слушать и слышать, отвечать, быть с партнёром в одной и той же душевной тональности, ловить реплику, бросить её, молчать.
*****
Русский язык! Как я люблю тебя. Какое счастье уметь говорить правильно по-русски, читать и слушать, как красива русская речь! Сейчас многие говорят неправильно, небрежно — это глупо и безнравственно.
*****
Говоря серьёзно, уважение — первая заповедь человеческого общества.
*****
Вот тоже, между прочим, интересно: некоторые люди, осваивая новейшую технику, почти фантастическую, приобретая новые современные профессии, долго остаются до странности неинтеллигентными.
*****
По правде говоря, тогда я тоже воображала, что у меня есть внешность. Во всяком случае, выходя на сцену, я всегда точно ощущала себя высокой красивой блондинкой.
***
Вот что удивительно — все говорили: «Рина! Рина!», а снимали других актрис. Наверное, тогда надо было выйти замуж за какого-нибудь кинорежиссера. Но мне это прямо не приходило в голову. Да и им, наверное, тоже. А все были друзья: Козинцев и Юткевич, Барнет и Пудовкин, и Кашеверова, и Михалковы — отец и сыновья.

Читайте также:  Сердечный приступ у собак первые признаки

Иногда при встрече со мною режиссеры и сценаристы, всплескивая руками, кричат:

— Ах, батюшки мои! Как же про вас забыли? Был чудесный эпизод! Вы бы так прекрасно это сыграли!

Никита Михалков, например, однажды упал на колени посреди улицы перед Домом кино и закричал:

— Рина! Ты моя любимая, лучшая актриса!

— Так дай мне роль какую-нибудь, самую плохую.

Он встал с колен, смеясь, обнял меня, поцеловал и поклялся в вечной любви.

И так всю жизнь…
***
Встретились на улице с Сергеем Владимировичем Образцовым и его женой Ольгой Александровной. Они тоже ехали с гастролей. Выяснили, в городе есть одна столовая, куда пускают только иностранцев. И мы с Сергеем Владимировичем решили пройти туда, изображая иностранцев.
Так и сделали. Громко разговаривая по-английски, направились к двери и беспрепятственно прошли мимо милиционеров.
Я услышала, как один милиционер сказал другому:

— Смотри, Рина Зеленая с Образцовым обедать пошли!
***
— Слушай, Виктор, ты брось возиться! Мне всё равно, как спать. Я могу ночевать хоть на гвоздях.
— Нет, милая моя, это ты брось! Где я тебе среди ночи гвоздей достану?!
***
Дома я хранила его [мужа] старую записку: «Ты считаешь, что у меня несносный, нетерпимый нрав, а между тем я тиран с очень мягким и отзывчивым характером».
***
Кого ждем — сами себя задерживаем!
***
Ничто так ни старит человека — как возраст.
***
Дорогие многоуважаемые взрослые! Вам, наверное, каждый день приходится слушать, как вы должны обращаться со своими детьми. У меня даже создается впечатление, что как нужно воспитывать детей, знают все, кроме их родителей. Кто-то сказал, что педагогика — это наука о том, как воспитывать чужих детей.
***
. Маленький четырёхлетний мальчик, единственный сын своих родителей, очень нарядный, с локонами, прямо маленький лорд Фаунтлерой, тоже беседовал с нами. Мои товарищи спросили его:
— Кем ты хочешь быть? — ожидая привычного: летчиком! милиционером! водолазом! С готовой улыбкой все смотрели на мальчика. Подняв глаза, он сказал задумчиво:
— Знаете, я хотел бы быть двумя маленькими собачками. Мы бы тогда могли играть друг с другом.
***
Зиму я люблю только в марте, когда знаю точно, что она кончилась.
***
Наши дружинники-пожарные дежурили все дни. Солдаты были в шлемах, а дружинникам шлемов не полагалось. Я сказала К.Т.Т. [Константину Топуридзе, мужу], когда он мчался на дежурство:
— Слушай, надень ты хоть кастрюлю, а то пробьёт тебе голову осколком.
Он ответил:
— Я дворянин. Я не могу умирать с кастрюлей на голове.
***
Что за манера — шалить до самой смерти!
***
Отец рассказывал мне,что в годы революции его вызывали куда-то, чтобы уточнить обстоятельства его деятельности как градоначальника Одессы и узнать, почему он не указывает этого факта в анкетах. Отец сообщил, что никогда не бывал в Одессе до революции и ему не привелось быть градоначальником.
— Как вы можете это доказать?-спросили его.
— Может быть, доказательством служит то, — ответил отец, подумав, — что одесский градоначальник Зелёный давно умер, а я себя чувствую прекрасно.
***
Моя работа всю жизнь посвящена юмору. Часто и в жизни приходилось прибегать к нему, чтобы не заплакать.
***
В день рождения становится больше лет. Иногда даже больше, чем нужно. А именины — просто праздник. И все поздравляют, дарят подарки и веселятся.
***
Вот одно время, в 20-е годы, была мода снимать в кино талантливых, но самых некрасивых. Например, Хохлову. У ней кроме таланта были ещё очень некрасивое лицо и необыкновенная худоба — прямо скелет. Все пугались, не знали, что это модно. Сейчас, через пятьдесят лет, опять стало модно — быть некрасивой и худой. Но Хохлову ещё никто не смог перехудобить.
***
По правде говоря, тогда я тоже воображала, что у меня есть внешность. Во всяком случае, выходя на сцену, я всегда точно ощущала себя высокой красивой блондинкой.
***
У актёров бывает такой период, когда совершенно необходима чья-то помощь, чтобы подняться ещё хоть на маленькую ступеньку. Самому с этим не справиться.
***
Я говорила, природа не поскупилась для Ирины: если у всех женщин были глаза, то у Ирины — очи; если у других был рот или ротик, то у неё — уста; остальные обходились туловищем, у этой красавицы был стан.
***

Источник



Сердце Тортиллы

16.12.2019
Редактировать статью

Черепаха Тортилла в «Буратино» и миссис Хадсон в доме Шерлока Холмса – всегда яркая и острая на язык, Рина Зелёная начала с частушек в Одессе, не сыграла ни одной главной роли, но навсегда осталась в миллионах сердец.

В 1982 году Зиновий Гердт закончил работу над картиной «Снять фильм о Рине Зелёной». Название намекало, что сделать это было непросто. Поговорить с Риной Зелёной о ней самой же оказалось нереально – она считала это нескромным. Гердту в кадре так и заявила: «Я буду активно участвовать в съёмках, когда мы станем снимать фильм о вас». Режиссёру пришлось опрашивать людей из ближнего круга и, конечно, зрителей. «Какой вам запомнилась Рина Зелёная?» И популярный ответ: «Самой желанной бабушкой в мире».

Википедия называет её сегодня, кроме прочего, мастером имитации детской речи. Она говорила о детях, любила их всех, как родных, сама не стеснялась дурачиться и резвиться. После выступлений по радио она получала от юных слушателей охапки писем с вопросами – потом отвечала на все. Им ведь в те времена было совсем не принято давать слово. Но Рина Зелёная посчитала честью для себя стать их голосом.

Она выросла в семье, в которой, по ее словам, никто ни с кем не дружил. Отношения с братьями и сестрами держались на уговоре «ничего не говорить папе». Маму выдали замуж в 16 лет за человека намного старше неё. Мужа она так и не смогла полюбить, была легкомысленной, славилась расточительством и добротой, которую Рина называла позже «бессмысленной». Отец был чиновником, аккуратным и педантичным человеком, считал каждую копейку, сам по выходным отправлялся на рынок, мог торговаться до последнего, покупал всё по самой низкой цене.

Читайте также:  Не кошка собака помирятся

Мама следила, чтобы у детей было «не хуже, чем у других», потому к ним домой ходила учительница по фортепиано. Бывало, что сестра к её приходу успевала куда-нибудь запрятаться, подальше от культурно-образовательной повинности. Тогда за пианино усаживали Рину, предварительно сняв её с дерева или вытащив из чулана.

Музыку Зелёная так до конца жизни ценить и не научилась. Она не мечтала стать актрисой, случайно увидела объявление о наборе в московское театральное училище. Пришла на прослушивание, прочла стихотворение Ивана Никитина «Выезд ямщика». Девочка, похожая на мальчика, выпускала рифмы, сгущая бас и морща брови, чем очень позабавила приёмную комиссию. Её зачислили – к 1919 году образование было получено.

На театральные подмостки, впрочем, Зелёная впервые вышла в Одессе, куда переехала вся семья. Дело было в заведении под названием «Крот». Там же она перестала быть Екатериной и стала зваться Рина: полное имя просто не поместилось на афишу. В начале 1920-х годов Рина вновь отправилась в Москву – Одесса для её амбиций оказалась тесноватой. Первым местом работы в столице стало кабаре под названием «Нерыдай». Сценки, миниатюры и скетчи она придумывала сама – и вскоре все стали ходить специально «на Зелёную». У неё был номер «Чарльстушки»: в народном костюме с кокошником на голове она пела частушки, а потом сбрасывала одежду, под которой было еще одно, танцевальное платье, и отплясывала зажигательный чарльстон. От времён нэпа она явно брала лучшее.

Потом был Ленинград и снова Москва. Сначала позвали в Театр сатиры, но сатиру там стали сокращать, и Рина перешла в театр Дома печати. В среде московской литературной богемы довольно скоро стала своей. С Сергеем Михалковым познакомилась на теннисном корте, дружила с Ильинским, играла на бильярде с Маяковским – и даже выигрывала, когда он давал ей фору. Элегантная, изящная, остроумная. Как-то в Кирове при входе в столовую её опознал милиционер, хотя они с Сергеем Образцовым довольно убедительно выдавали себя за англичан. Столовая была «особого назначения», единственная в предвоенном городе, где можно было по-человечески поесть. Правда, по специальным талонам или если ты иностранец.

Во время войны она выступала с концертными бригадами, часто на передовой. В наградном листе по поводу представления к ордену Красной Звезды было указано, что она дала 83 концерта. Добралась, кстати, до Берлина. А ушла на войну Зелёная после успеха фильма «Подкидыш», где сыграла Аришу «Хорошенькое дело». Сложно сказать, кого он прославил больше, но фильм остался важной записью в биографиях Фаины Раневской, Ростислава Плятта, Рины Зелёной и Агнии Барто.

Советская кинематография только начала снимать картины для детей. Барто и Зелёная были подругами и, не имея опыта в подобных делах, написали сценарий, даже не заключив договор со студией. Однако он был принят без единой правки – редчайший случай. Роль Аришы, которую сыграла Зелёная, дописали уже на съёмочной площадке, когда потребовался ещё один комический персонаж. Зрители и впрямь смеялись до упаду над невообразимой говорливостью Ариши, ее суетой и ускользающим от камеры лицом. «Та если бы собака мне порвала платье, та я бы её сама на куски порвала!»

А вот реплику «Муля, не нервируй меня!», которая на всю последующую жизнь стала сущим наказанием для Раневской, придумала не Зелёная. Пишут, что её изрекла сама Фаина Георгиевна в перерывах между дублями. Зелёная и Раневская приятельствовали, но не дружили. Незадолго до своей смерти Раневская позвонила Зелёной, извинялась за какой-то долг и сказала: «Если умрём раньше, чем верну, я найду вас и на том свете!» На что Зелёная ответила: «Милая моя, пожалуйста, там меня не беспокойте».

В кино приглашали значительно реже, чем она рассчитывала в начале. Актрисам с нетипичной внешностью и выдающимся острым умом в этом плане нелегко. Никита Михалков, знавший её с детства, один из немногих, кто называл её на «ты», как-то кинулся к ней в ноги с дифирамбами: «Рина, ты моя любимая актриса!» Она парировала: «Так дай мне роль в своём кино, пусть самую пустячную!» Встал, пропел ещё что-то льстивое, но роли так и не последовало. В фильме «Весна» у Григория Александрова она сыграла гримершу, чем несравненно украсила картину – роль, говорят, выпросила. Изначально она была мужской и без слов, а Зелёная сама переписала её и сыграла, после чего все женщины СССР стали повторять: «Такие губы теперь не носят». И надували свои «сексапил номер четыре». Она переиграла кучу уборщиц, пассажирок автобусов, прохожих, зрительниц в зале, учёных секретарей, бабушек, прабабушек и прочих персонажей чёрт знает какого плана. Параллельно блестяще читала скетчи и на всевозможных сборных выступлениях комиков оказывалась нередко единственной женщиной на сцене.

Перед тем как её нашёл следующий большой успех, она сказала: «Человеческих ролей для меня нету. Буду играть черепаху». Это уже снимали «Приключения Буратино». Потом она продолжила в «Красной шапочке», по поводу чего и стала лучшей бабушкой в СССР. Да и мало кто не умилялся старушке миссис Хадсон, которую Зелёная сыграла в «Приключениях Шерлока Холмса», в серии про «Собаку Баскервилей». Масленников отсмотрел на пробах огромное количество актрис, и все они были слишком русскими для роли англичанки. Зелёная же, сыгравшая пару добрых десятков всевозможных тёток, показала ему идеальную пожилую англичанку конца XIX века. Соглашаясь на роль, сказала: «Мне ещё никогда не приходилось играть мебель».

Ещё в конце 1920-х годов, выступая в кабаре «Нерыдай», она прочла со сцены «Мойдодыра» Корнея Чуковского – требовалось заполнить паузу. Тонко, без лишней слащавости, очень естественно воспроизводя детский голос – зал принял её с восторгом. С тех пор носила с собой блокнот, чтобы записывать туда словечки и разговорчики малышни. Голос её сначала зазвучал по радио, а потом и в мультфильмах. «Кто сказал “мяу”?», Вовка из Тридевятого царства, бабулечка-красотулечка из «Капризной принцессы», экономка в «Кентервильском привидении», Лошарик, Муми-мама, герцогиня в «Алисе в стране чудес» – это только хиты. У неё удивительный голос, чеканные, зрительно осязаемые интонации. В радиоверсии «Алисы», когда она произносит: «Ну разве это горы!» – её герцогиню видишь.

Женственной Зелёная была до кончиков пальцев. Первый раз вышла замуж за юриста Владимира Блюменфельда – старше на 15 лет, он её обожал и взял чуть ли не измором. Семейная жизнь не сложилась: Блюменфельд не поспевал за живой и ребяческой Рининой натурой. Потом ей разбил сердце Михаил Кольцов – человек, которого называли самым известным журналистом в СССР. От этого романа у неё осталась отличная миниатюра о русалке, уплывшей в бездну океана от разочарования. Наконец, будучи в Абхазии, она познакомилась с архитектором Котэ Топуридзе – автором домов для работников фабрики «Красный треугольник» в Ленинграде, одним из авторов фонтанов «Дружба народов», «Золотой колос» и «Каменный цветок» на ВДНХ в Москве, Лефортовского, Госпитального и Костомаровского мостов.

Его работы на ВДНХ богемные друзья Зелёной ругали, но Рина их любила. И фонтаны, и Котэ, и то взаимное тепло, что связывало их всю жизнь. Она называла его своим ангелом, хотя он считал себя тираном, а его семья стала для Рины роднее собственной. В командировках каждый день писала ему письма – Котэ любил её внимание, она угадывала его, чувствовала и говорила, что с ним была счастлива каждый день. Детей не было, и об этом она предпочитала молчать, как и о болезнях, которые довольно рано стали преследовать актрису. Зелёная тяжело пережила смерть мужа в 1977 году – без своего Котэ ей пришлось дотянуть аж до 1991 года. Последние годы провела в Доме ветеранов кино в Матвеевском, одинокой старушкой – она считала своё долголетие наказанием. Как истинный комик, умерла 1 апреля. Через несколько часов после того, как Михаил Горбачёв присвоил ей звание народной артистки. Она по этому поводу шутила ещё в расцвете карьеры: «Звание получу за сорок минут до смерти».

Читайте также:  Сколько дней идет течка у собак хаски

Источник

Рина Зеленая

Глава из книги «Заходер и все-все-все»

Рина Зеленая.
Второй дамой (из старых знакомых Бориса), которая «признала» меня, была Рина Зеленая. Кстати, она была также и подругой Лели Алексеевой, нашей соседки. Они вместе снимались в кино.
Первый визит знаменитой Рины Зеленой запомнился тем, что она тоже, как и Нина Зозуля, не скрыла своей настороженности по отношению ко мне. Но если Нина почти мгновенно преодолела ее, то Рина Васильевна — не сразу.
Позднее, когда Рина Васильевна издала свою книгу воспоминаний «Разрозненные страницы», я нашла в ней строчки, где она описывает сходную ситуацию. Речь идет об одном актере, с которым она очень дружила.
«Я не была в курсе всех его жен. Я познакомилась с одной из них, очень красивой женщиной, и уже почти начала привыкать к ней вдруг кто-то из друзей сообщает мне, что – развод, что совершенно будет теперь другая жена. Ну, было много волнений, все как-то очень горячо принимали в этом участие. А я ему сказала, что в таких случаях надо все-таки думать о друзьях. Что он нам теперь предложит? Ну, тут я должна сказать, что он не промахнулся».
Было время созревания черной смородины, и я приготовила с нею сбитый крем. Рина Васильевна с Борисом гуляли по саду, поэтому я вынесла для них десерт на природу. Гостья взяла вазочку, взглянула на меня недоверчиво и, словно не веря в мою способность сделать настоящий крем, нервно начала сбивать его чайной ложкой. Но, попробовав мое блюдо, успокоилась, и, кажется, именно оно примирило ее с моим пребыванием здесь в качестве жены Заходера и послужило к дальнейшему сближению.

Да и что ей оставалось делать, если, еще не видя меня, заранее, узнав, что ее друг Заходер поменял жену, сделала выбор, пошутив: «при разделе имущества разводящихся супругов, я отошла к Заходеру».

По мере знакомства с нашим дачно-деревенским бытом, Рина Васильевна высказывала различные мнения, которые, несомненно, могут быть признаны афоризмами.
— Боренька, — говорила она, увидав очередной электрический прибор, против которого, как обычно, мой муж не смог устоять, — у вас есть все электрическое, не хватает только электрического стула…
Действительно, мысль об электрическом стуле тогда показалась абсурдной. Но прошло время, и Боря обзавелся чем-то вроде этого — правда, не стал мелочиться и купил сразу кресло: электрическое массажное кресло.
Другое наблюдение она высказывала неоднократно:
— Когда я думаю о счастье – то представляю себе жизнь Дара. Как бы я хотела быть собакой в доме Заходера.
Но ей нравилось быть и просто гостьей в нашем доме. Нравилось самой собирать ягоды, которые созревали в саду, каждая в свой срок. Тискать щенят, появляющихся довольно регулярно у нашей Катьки – подобрыша, имя которой притворно огорчало Рину, так как она сама была Катерина.
Незабываемый дуэт, исполненный Борисом и Риной, разнесся однажды из малинника чуть ли не на всю Комаровку, где мы все, в том числе и Валентин Берестов, поедали ягоду-малину:

Я продрала свои глазки
В половине пятого,
Мой миленок не продрал,
А я люблю продратого!

В этот же день, при Рине Васильевне, я позвала Борю к столу, зная, что он в саду, а он своим хорошо поставленным голосом откликнулся экспромтом:

Твой родной, любимый муж
Принимает теплый душ.

А Валентин Дмитриевич Берестов, увидав томик Пушкина, который лежал на журнале мод, заметил: «Здесь Пушкин в моде!»
Именно эти дни я запомнила, так как завела тетрадку, где стала записывать разные шутки и экспромты мужа и гостей.
Кажется, в 1980 году Рина Васильевна начала писать книгу воспоминаний и регулярно приезжала к нам с очередной главой, над которой работала. «Боренька» — так она называла его — добросовестно прочитывал каждый новый кусок и, несомненно, помогал ей.
Она написала хорошую книгу, и Борис предсказывал ей успех.
Однако самое любопытное произошло, когда книга вышла. Рина Васильевна привезла ее, подписала, но просила Бориса не отвлекаться, посмотреть потом, после ее отъезда. Тем не менее, он бегло полистал, посмотрел фотографии, но не заметил сюрприза (да и не ожидал, так как знал – думал, что знал – все содержание книги) – не заметил главу о себе.
Я бы хотела рассказать, что огорчило Бориса в этом открытии, но не могу вспомнить слова, помню лишь «образ огорчения».
Попробую порассуждать сама.
Рина Васильевна оказалась в сложном положении. С одной стороны, она понимала, что написать о нем должна — как никак они друзья. С другой – что угодить ему будет трудно. Так или иначе будет обида.
Написала.
Должна ли она была показать ему этот текст заранее, до выхода книги? Не знаю.
В конце концов, написала о нем неплохо. Остроумно назвала «злейшим другом», пошутила, что с ним надо обращаться осторожно, так как он вспыльчив, но ей, к собственному удивлению, удалось ни разу не поссориться с ним.
Книга, написанная всеобщей любимицей Риной Зеленой, должна была вызвать интерес. Читая, так и чувствуешь ее интонации, присущий ей своеобразный юмор. Близким людям, сторонникам и единомышленникам своего «цеха» она посвятила яркие, живые страницы — видно, что писать о них ей было легко. А главку о Борисе Заходере она написала, я бы сказала, равнодушно, словно только для того, чтобы воспроизвести дарственную надпись на его книге: «Рине Зеленой от Мэри Поппинс, тоже волшебницы».
В день поднесения книги она, чувствуя, что совершает нечто выходящее за рамки дружеских отношений, поспешила исчезнуть до обнаружения «сюрприза».
Борис, не избалованный вниманием прессы (замалчивание, пренебрежение его авторством), предпочитал молчание тем куцым рецензиям и отзывам, что подчас проникали в печать. Словом, его подруга совершила поступок, достойный лишь той недружественной прессы к которой он притерпелся, но с которой не дружил.
Вероятно, поэтому, обнаружив этот «сюрприз», он тут же разорвал — разорвал бесповоротно — всякие отношения с Риной Зеленой.
Ей удалось поссориться с ним…

Иллюстрация — фото Виктора Колтыпина, 1968год.
«Как бы я хотела быть собакой в доме Заходера».

В руках у Рины Васильевны папка с рукописью ее книги.
Собака доберман-пинчер Лорд, которого мы подобрали пару лет до этого.
И — Галина Заходер.

Источник