Меню

Не кормленная сыном собака не смолкающий птичий гомон

Пословицы и поговорки про собак

мудрость веков

Без кошки нет дома, без собаки – двора.

Без собаки зайца не поймаешь.

Бел снег, да по нем собака бежит, черна земля, да хлеб родит.

Белая собака, черная собака – все равно собака.

Бешеная собака и хозяина кусает.

Бешеной собаке семь верст не крюк.

Бешеному псу уступи дорогу.

Битому псу только плеть покажи.

Ближняя собака скорее укусит.

Богат Ермошка – есть собака да кошка.

Быть собаке битой – найдётся и палка.

В доме без хозяина собака хозяин.

В каждой деревне – своя собака.

В одной шерсти и собака не проживет.

В своей конуре и собака тигр.

В собаку мясом не накидаешься.

В такую погоду и собаку на улицу не выгонишь.

В такую пору добрый хозяин и собаку не выгонит за ворота.

Верная собака на всякого прохожего лает, а тогда и воров не страшно.

Видит собака молоко, да в кувшине глубоко.

Вольно собаке и на владыку брехать.

Ворота из-под собаки лают.

Ворчливая собака – добыча для волка.

Вот где собака зарыта.

Все собаки сильны у себя во дворе.

Всем равно, да не одно: кошка в избе, а собака на дворе.

Всеми собаками травлен.

Всех собак вешать на кого-то.

Встарь бывало: и собака с волком живала.

Всю ночь собака на месяц пролаяла, а месяц того и не знает.

Где петух, там и деревня, где собака – там и дом.

Глупая собака и на небо лает.

Голодный волк сильнее сытой собаки.

Голой кости и собака не гложет.

Дан собаке мосол: хоть ешь, хоть брось, хоть вперед положь.

Две маленькие собаки большую едят.

Две собаки вместе поймают больше зайцев, чем четыре собаки порознь.

Две собаки дерутся – третья не приставай.

Дело поручили собаке, а она – своему хвосту.

Денег – куры не клюют и собаки не едят.

Дети – не собаки, взрослые – не боги.

Дети и собаки идут впереди.

Доверь собаке мясо караулить – ничего не останется.

Долгов – что на собаке репьев.

Дом без кошки или собаки – это дом скряги.

Драчливая баба без собак целую деревню охраняет.

Его в Багдаде кошка укусила, а он пришел в Стамбул да собаку побил.

Ежу для того щетина дана, чтоб собаки не кусали.

Если вы будете останавливаться каждый раз, когда лает собака, вашей дороге не будет конца.

Если у тебя дело к псу, говори ему «братец».

Если сидишь на слоне, нечего бояться собаки.

Ешьте, дорогие гости, все равно собакам выкидывать.

Живет Ермошка: есть собака да кошка.

Живет кошка, живет и собака.

Живут как кошка с собакой.

Живут как собаки у корытца.

Жил собакой – околел псом.

За собакой палка не пропадет.

За то собаку кормят, что она лает.

За то собаку кормят, чтоб она брехала.

Заживет как на собаке.

Захотел от кошки лепешки, от собаки блинов.

Захотел от собаки кулебяки.

Злобный пес и господина грызет.

Злой как собака.

Злой собаке много надо.

Знает собака, чье мясо съела.

И знаешь, да не взлаешь; и взлаешь, да не как собака.

И куслива собака, да хвост поджимает.

И от доброй собаки блох наберешься.

И псу конурка, и коту печурка.

И собака к собаке не подойдет, не обнюхав ее.

И собака ласково слово знает.

И собака на того не лает, чей хлеб ест.

И собака помнит: кто бьёт, кто кормит.

И собака помнит, кто ее кормит.

И собака старое добро помнит.

Из злой собаки хоть шерсти клок.

Кабы волк заодно с собакой, так бы человеку и житья не было.

Каждая собака в своей шерсти ходит.

Каждая собака знает.

Каждая собака имеет право на один укус.

Как ни вертись собака, а хвост позади.

Как собак нерезаных.

Как собака – все понимаю, а сказать не могу.

Как собака голоден.

Как собака двигается, так она и сложена.

Как собака замерз.

Как собака на сене: сама не ест и другим не дает.

Как собака устал.

Как собаке пятая нога.

Какая на собаке шерсть, такая ей и честь.

Каков хозяин, таков и пес.

Каков хозяин, такова и собака.

Какова пса ловля, такова ему и кормля.

Когда приходит смерть — и собака бежит в храм.

Коли быть собаке битой, найдется и палка.

Кошка да баба завсегда в избе, а мужик да собака завсегда на дворе.

Кошка полна тайны как зверь; собака проста и наивна как человек.

Кошка с собакой дружно не живут.

Кто гостю рад, тот и собачку его кормит.

Куда соваться в волки, коли хвост собачий.

Купила бы собака хлеба на обед, да денег нет.

Куслив был пёс, да на цепь попал.

Ласковая собака и во сне хвостом виляет.

Лежит как собака на сене: сама не жует и корове не дает.

Лезет в волки, а хвост собачий.

Любит, как собака палку.

Любишь меня – люби и мою собаку.

Маленька собачка, да дом стережет.

Маленькая собачка до старости щенок.

Молодая собака от старых лаять учится.

Молчаливая собака скорей укусит.

Молчун-собака – не слуга на дворе.

Мужик да собака на дворе, а баба да кошка в избе.

На смелого собака лает, а трусливого рвет.

На собаку мяса не напасешься.

На трусливого человека много собак.

На чужбине и собака тоскует.

Не бойся собаки брехливой, а бойся молчаливой.

Не бойся собаки, что лает, а бойся той, что молчит да хвостом виляет.

Не будите спящую собаку.

Не время собак кормить, когда волк в стаде.

Не всяка собака кусает, которая лает.

Не дразни собаки – не укусит.

Не отвечайте лающей собаке.

Не сули собаке пирога, а кинь кусок хлеба.

Не ступай, собака, на волчий след, оглянешься – съест.

Не съест собака не потаскавши, а кошка не поворчавши.

Не та собака кусает, что лает, а та, что молчит да хвостом виляет.

Не та собака страшна, что лает, а та, что исподтишка кусает.

Не учи рыбу плавать, а собаку – лаять.

Нет двора без собаки, нет дома без кошки.

Нет плохих собак, есть плохие хозяева.

Одна собака залает – все собаки за ней.

Остерегайтесь молчаливой собаки и тихой воды.

От безделья собака на ветер лает.

От жиру и собака бесится.

От плохой собаки хоть шерсти клок.

От собаки – щенок, от овцы – ягненок.

Пес космат – ему тепло; мужик богат – ему добро.

По хозяину и собаке честь.

По шерсти собаке кличка.

Поздно собак кормить, когда в поле ехать.

При верной собаке сторож спит.

Привыкла собака бегать за телегой, так и за санями не утерпит.

Провинившаяся собака сильней других хвостом виляет.

Против шерсти не гладят.

Раз это кошка, так не превратится в собаку.

Ружья, жены и собаки на подержание не дают.

С жиру собаки бесятся.

С лихой собаки хоть шерсти клок.

С собакой ляжешь – с блохами встанешь.

Сами кобели, да еще собак завели.

Свои собаки грызутся, чужая не приставай!

Седло ниже собаки, а выше лошади.

Сердитая собака – волку корысть.

Сердитая собака не боится палки.

Сердитой собаке только кость кинь.

Сколько собака ни хватает, а сыта не бывает.

Слепой щенок и тот к матери ползёт.

Смирную собаку и кочет бьет.

Собака – друг человека.

Собака бела, собака черна, а дух один.

Собака валяется – к ненастью.

Собака видит мир носом, а кошка ушами.

Собака гуляла, да и хвост прогуляла.

Собака достойна корму.

Собака жмется к хозяину – к несчастию.

Собака за зайцем, а заяц за волей.

Собака и в собольей шубе блох ищет.

Собака катается – к дождю и снегу.

Собака кусает не из корысти, а из злости.

Собака лает – ветер носит.

Собака лает и на владыку.

Собака лает от столба.

Собака лает от того забора, к которому привязана.

Собака лает, а бары едут.

Собака лает, а владыка едет.

Собака лает, ветер носит, а караван идет.

Собака мало ест, много спит – к ненастью.

Собака на сене лежит – сама не ест и другим не дает.

Собака не ест собак.

Собака не забудет хозяина, кошка – дом.

Собака перед домом катается – гости будут.

Собака по снегу валяется – ко вьюге.

Собака помнит, кто ее кормит.

Собака привыкает к человеку, а кошка – к дому.

Собака рычит – благополучие от горя кричит.

Собака сколь ни полает, да отстанет.

Собака собаке на хвост не наступит.

Собака собаку знает.

Собака собаку по лапке узнаёт.

Собака старое добро помнит.

Собака траву ест – к дождю.

Собака умней бабы: на хозяина не лает.

Читайте также:  Умственные нагрузки для собак это

Собака хватает, а сыта не бывает.

Собака хватлива была, так и волки съели.

Собака хозяйка во дворе, а кошка – в избе.

Собака человеку неизменный друг.

Собака, которая лает, не кусает.

Собака, что лаешь? – Волков пугаю. – Собака, что хвост поджала? – Волков боюсь.

Собаке – собачья смерть.

Собаке и на свой хвост вольно брехать.

Собаке собачий и кус.

Собаку мани, а палку держи!

Собаку ценят ради ее хозяина.

Собака лает — владыка едет.

Собачка лает – хозяину весть подает.

Собачья дружба до первой кости.

Спит собака, а во сне и хвостом вертит и взлаивает.

Старого пса к цепи не приучишь.

Старую собаку ничем не удивишь.

Старую собаку новым трюкам не научишь.

Старый пес на ветер не лает.

Съел собаку на чем-либо.

Только кошка да собака идут туда, куда их не зовут.

Только человек, у которого есть собака, чувствует себя человеком.

Тот, кто спит с собаками, вырастет с блохами.

У всякой собаки своя кличка.

У куцего кобеля не ожидай хвоста, а от лихого человека не жди добра.

У собак лишь один недостаток – они верят людям.

У собаки – хозяин, а у волка – Бог.

Хвостом виляет, а зубы скалит.

Холостой живет как человек, но умирает как собака.

Хорошая собака без хозяина не останется.

Хорошая собака заслуживает хорошую кость.

Хорошему человеку бывает стыдно даже перед собакой.

Хорошо, когда собака – друг, но плохо, когда друг – собака.

Чем больше светит луна, тем больше лает дворняжка.

Человек не собака, ко всему привыкает.

Человека на верблюде не беспокоит лающая собака.

Чем жить по-собачьи, лучше породниться с кошкой.

Черного кобеля не отмоешь до бела.

Чтобы долго жить, ешьте как кошка, пейте как собака.

Источник

Не кормленная сыном собака не смолкающий птичий гомон

Не рисуй мне художник весну
С дождями, туманами, грозами.
Уходящей зимы седину
Покрась зеленью, не с морозами!

Не рисуй мне такую весну,
Что не тронута легкой свежестью.
А раскрась всю её красоту
В цвета светло — розовой нежности…

Нарисуй неба синий простор…
Утро раннее с птичьим гомоном.
Распустившихся почек декор.
И улыбку, до боли, знакомую…
… показать весь текст …

НЕ РИСУЙ

Не рисуй мне художник весну
С дождями, туманами, грозами.
Уходящей зимы седину
Покрась зеленью, не с морозами!

Не рисуй мне такую весну,
Что не тронута легкой свежестью.
А раскрась всю её красоту
В цвета светло — розовой нежности…

Нарисуй неба синий простор…
Утро раннее с птичьим гомоном.
Распустившихся почек декор.
И улыбку, до боли, знакомую…
… показать весь текст …

Мне чудится весеннею порой

***
Мне чудится весеннею порой , когда тепло прореживает холод,
Когда снега спекаются под нежным Солнцем.
Ты постой , и вслушайся в веселый птичий гомон,
Где сотни разных языков поют природе гимн на тысячу ладов.
И станет ясным слух и различит журчание веселого ручья,
Чуть слышный шепот ветра в ветвях сонной ивы,
И доброе жужжание шмеля над молодым листком , пробившимся из глины.
И ты поймешь , как светел мир , как он бесхитростен и чуден.
Здесь каждый уголок уютен и для слона и муравья.
И даже если путь твой труден , здесь нет напрасного труда.
Поймешь , что сердце есть у каждого цветка.

Терпению отдав спасенья круг.

ТЕРПЕНИЮ ОТДАВ СПАСЕНЬЯ КРУГ…

Пустеют тропки сыростью осенней.
Трава устала поднимать главу.
Безмолвие толкает к откровенью:
Теплу не удержаться на плаву.

И вскорости умолкнет птичий гомон.
Свет темноте уступит пьедестал.
Рассвет с закатом месяц сблизит рогом.
Сентябрь простудно молвит, что отстал.
… показать весь текст …

Источник



Неолог. и окказ. Есенина. Часть III

II.9.17.3 Бесприставочные авторские неологизмы и окказионализмы Есенина, образованные суффиксальным путём

II.10.17.3.1 Уменьшительные новообразования

Как скелеты тощих журавлей,
Стоят ощипанные вербы,
Плавя рёбер медь.
Уж золотые яйца листьев на земле
Им деревянным брюхом не согреть,
Не вывести птенцов — зеленых ВЕРБЕНЯТ…
«Пугачев» (1921). Часть III. Осенней ночью.

Окказионализм вербенята поэт образовал от слова верба, сравнив почки этого дерева с золотыми яйцами, из которые как птенцы из яиц выводятся зелёные листья, которые поэт назвал вербенятами по аналогии с ребятами.

Там, где капустные грядки
Красной водой поливает восход,
КЛЕНЁНОЧЕК маленький матке
Зеленое вымя сосёт.
«Там, где капустные грядки…» (1910)

Окказионализм кленёночек в ласкательной форме передаёт поэтический образ детёныша клёна.
В поэме «Анна Снегина» (1925) находим неологизм чаишко как уменьшительное от чай:

Позволь, гражданин, на ЧАИШКО.
[1092]

В стихотворении «Заглушила засуха засевки. » (1914) Есенин существительное туча превратил в уменьшительный окказионализм тучица с целью создания обычно тревожащего, но не так уж и грозного для сельских ребятишек поэтического образа начинающейся грозы с молнией:

На коне — черной ТУЧИЦЕ в санках —
Билось пламя-шлея. синь и дрожь.
И кричали парнишки в еланках:
«Дождик, дождик, полей нашу рожь!»

Сравним с окказионализмом Есенина уменьшительный образ тучи в стихах Лермонтова «Утёс» (1841), в которых поэтический образ тучки ласково отображает некую красавицу, ночующую на груди утёса-великана:

Ночевала ТУЧКА золотая
На груди утёса-великана…

II.10.17.3.2 Увеличительные новообразования

Чиркнул царь КИНЖАЛИЩЕМ локоток,
Расчеркнулся и зажал руку в полу.
«Марфа Посадница» (1914)

Следует сказать, что и до Есенина было известно слово кинжалище, но как диалектизм северно-русского крестьянина, известный по печорским былинам, и являющийся омонимом неологизма Есенина, так как этот старинный диалекттзм употреблялся в значении в значении не огромного кинжала, а ножен, в которые вкладывался булатный кинжал (774).

Ой, как выходила Марфа за ворота,
ПИСЬМЕНИЩЕ чёрное из дулейки вынула.
«Марфа посадница» (1914)
Окказионализм письменище – увеличительное новообразование, означающее большое письмо.

II.10.17.3.3 Другие есенинские неологизмы и окказионализмы –существительные

Заходила БУЙНИЦА ВЫХВАЛИ старинной…
«Марфа Посадница» (1914)

Здесь существительные буйница и выхвали (мн.ч. от выхваль) являются новообразованиями –окказионализмами Есенина.
Буйница — это то же, что буянка.
Выхвали – окказионализм от глагола выхваливать.

ВСХЛИПЕНЬ
[1137]
Голос громкий и ВСХЛИПЕНЬ зычный,
Как о ком-то погибшем, живом.
«Эта улица мне знакома. » (1923)

Всклипень находим в Словаре неологизмов Есенина (285). Однако это слово правильнее определить как окказионализм, так как его литературным синонимом является словообразующий радикал всхлип, известный по Словарю Даля (58).

В стихотворении «Мир таинственный, мир мой древний…» (1921) Есенин использует однокоренное слово выбель, известное по Словарю Даля как выцветающая гниль или плесень (121). У Есенина выбель снежная, т.е. с расширением и изменением семантического значения этого слова:

Так испуганно в снежную ВЫБЕЛЬ
Заметалась звенящая жуть.
………………………………………
И пускай я на рыхлую ВЫБЕЛЬ
Упаду и зароюсь в снегу.
Всё же песню отмщенья за гибель
Пропоют мне на том берегу.

Существительное выбель образовано от глагола выбелить, т.е. сделать белым. Это слово является и архаичным в значении, указанным Далем, а в значении, приданном ему Есениным, это семантический неологизм.

В пучеглазых бельмах ИСЧАВЕДЬЕ ада.
«Марфа Посадница» (1914)

Чтоб под этою белою ЛУННОСТЬЮ,
Принимая счастливый удел,
Я над песней не таял, не млел
И с чужою веселою юностью
О своей никогда не жалел.
«Листья падают, листья падают…» (1925)

Какая ночь! Я не могу.
Не спится мне. Такая ЛУННОСТЬ.
«Какая ночь! Я не могу….» (1925)

Неологизм лунность, вошедший в словари русского языка в значении «лунный свет» (184,216,501), не был включён в Словарь неологизмов составленный Сергеем Толстым (377).

В шапке облачного скола,
В лапоточках, словно тень,
Ходит МИЛОСТНИК Микола
Мимо сёл и деревень.
«Микола» (1914)

Само по себе слово милостник, происходящее от слова милость, не было новым. Как отмечал историк-славист Михаил Тихомиров (1893-1965) (397), оно было известно в русских землях ещё в XII-XIII веках. Тогда милостниками называли категорию княжеских слуг, первых служилых землевладельцев на Руси, «предшественников позднейших дворян» (398).

В стихотворении Есенина милостник означает «творящий милостыню» и в этом новом значении использованное поэтом слово являлось семантическим неологизмом.

И четыре солнца из ОБЛАЧЬЯ,
Как четыре бочки с горы,
Золотые рассыпав обручи,
Скатясь, всколыхнут миры.
«Инония» (1918)

Синонимом окказионализма облачье является литературное слово облачность.

Ты по-собачьи дьявольски красив,
С такою милою доверчивой приятцей.
И, никого ни капли не спросив,
Как пьяный друг, ты лезешь целоваться.
«Собаке Качалова» (1925)

Сергей Толстой включил существительное приятца в Словарь неологизмов (377). Анатолий Бесперстых считает это слово просторечием (525)
В Словаре Даля, в статье, посвящённой прилагательному приятный, указано существительное приятство, очень похожее на использованное Есениным слово и имеющее тот же смысл: «приятельское расположение, дружба» (119).

Очевидно, что Есенин использовал именно это старинное слово, но передал его просторечиво, превратив в окказионализм, подходивший как рифма к слову целоваться.

Это сделала наша РАВНИННОСТЬ,
«В этом мире я только прохожий…» (1925)

Равнинность — окказионализм, означающий то же, что и более краткое и общеупотребительное слово равнина.

Читайте также:  Окрасы собак породы питбуль

Ночлег, ночлег, мне издавна знакома
Твоя попутная РАЗЫМЧИВОСТЬ в крови,
Хозяйка спит, а свежая солома
Примята ляжками вдовеющей любви.
«Голубень» (1916)

Окказионализм разымчивость означает «возбуждённое состояние» (760). Это существительное Есенин образовал от устаревшего диалектного прилагательного разымчивый, имевшего значение «возбуждающий, сильно действующий» (25).
Прилагательное разымчива было применено Пушкиным в стихотворении «К Языкову» (1826):

Она не хладной льется влагой,
Но пенится хмельною брагой;
Она РАЗЫМЧИВА разымчива, пьяна,
Как сей напиток благородный,
[1095]
Слиянье рому и вина,
Без примеси воды негодной…

Вижу сад в голубых накрапах,
Тихо август прилег ко плетню.
Держат липы в зеленых лапах
Птичий гомон и ЩЕБЕТНЮ.
«Эта улица мне знакома. » (1923)

Щебетня, означающее то же, что и щебетание и щебет (184), является окказионализмом Есенина.
[1096]

II.10.17.3.4 Неологизмы и окказионализмы – прилагательные, образованные Есениным суффиксальным путём

На нашей БЫДЛАСТОЙ сходке
Мы делу условили ширь.
Судили. Забили в колодки
И десять услали в Сибирь.
«Анна Снегина» (1925)

Неологизм быдластый образован от просторечия быдло, заимствованного из польского языка (bydlo) , которое в исходном значении означало скот, но в применительно к людям стало бранным словом, относящимся к людям, которые «бессловесно и покорно выполняют на кого-либо тяжёлую работу» (49,57) или подчиняющиеся чьей-нибудь воле, позволяющие эксплуатировать себя» (48). У Есенина же быдластая сходка – это вовсе не не бессловесная и покорная, а, напротив, агрессивная, с криками и бранью.

От ВИХЛИСТОГО приволья
Гнутся травы, мнётся лист.
«Базар» («На плетнях висят баранки…») (1915)

Прилагательное вихлистый – неологизм Есенина, образованный от просторечия вихлять, означавшего по Далю «ходить вперевалку, как бы прихрамывая на обе ноги; ходить вяло, тяжело, мужиковато» (58) или «двигаться шатаясь» (57).

Выйдут парни, выйдут девки
Славить зимни вечера.
Голосатые запевки
Не смолкают до утра.
«Ямщик» (1914)

Прилагательное голосатый вошло в Словарь неологизмов Есенина, составленный Сергеем Толстым (377), однако автор Словаря эпитетов Сергея Есенина Анатолий Бесперстых считает это слово областным диалектизмом (525). Литературным синонимом прилагательного голосатый является голосистый, означающее «обладающий сильным и звучным голосом» (168,184, 198).

ДЫМНИСТАЯ заволока, ЗВОНИСТЫЕ дожди

Говорят старухи о пророке,
Что на небе гонит лошадей,
А кругом в ДЫМНИСТОЙ заволоке
Веет сырью ЗВОНИСТЫХ дождей.
«Старухи» (1915)

Прилагательные-эпитеты дымнистая и звонистые Бесперстых считает окказионализмами Есенина (441). По отношению к прилагательному дымнистая, литературными синонимами которого является дымная и дымовая , это определение верно. В то же время нужно заметить, что прилагательное звонистый указывается в Словаре неологизмов Есенина, составленном Сергеем Толстым (377).

Оно использовано поэтом ещё в стихотворении «Лисица» (1916):

…и рассыпал ЗВОНИСТУЮ дробь.

Звонистые — то же, что звонкие, корневой основой является существительное звон, но в слове звонистые, по сравнению со словом звонкие, слышится более продолжительный звон, что и записано поэтом в образе звонистых дождей и звонистой дроби. В неологизм звонистый поэт вложил ещё и образность звука, которой можно передать и звон дождей и звон рассыпающейся дроби и звон, например, колоколов. Тем самым в слове звонистый появляется новое семантическое значение, а не просто видоизменённая морфологическая структура известного слова звонкий, и таким образом, можно согласиться, что это слово является авторским семантическим неологизмом Есенина.

Ведь недаром нонче на посуде
Появилась КВАСЛИВАЯ слизь…
«Старухи» (1915)

Прилагательное квасливая- авторский окказионализм поэта (441). Он образован от существительного квас.

Говорят со мной коровы
На КИВЛИВОМ языке.
«Пастух» («Я пастух, мои палаты…») (1914)

Кивливом – здесь окказионализм Есенина образованный от глагола кивать (404,417).

И теперь вот, когда простыла
Этих дней КИПЯТКОВАЯ вязь,
Беспокойная, дерзкая сила
На поэмы мои пролилась.
«Все живое особой метой…» (1922)

Сергей Толстой напрасно включил прилагательное кипятковый в Словарь неологизмов (377), так как оно было известно давно и указано, например, ещё в Словаре Даля в значении «к кипятку относящееся» (119).
Однако, стихотворении Есенина прилагательное кипятковая использовано в качестве эпитета к существительному вязь в выражении «вязь этих дней». В этом контексте это прилагательное к кипятку прямого отношения не имеет. Оно связано в контексте есенинского стихотворения только с ощущением кипятковой жгучести в прошедших днях, т.е. представляет собой метафору — образ ощущения простывшего или остывшего кипятка в «вязи этих, т.е. относящихся к написанию данного стихотворения, дней, переживаемых поэтом.
[1098]

Вырос я до зрелости, внук купальской ночи,
Сутемень КОЛДОВНАЯ счастье мне пророчит.
«Матушка в Купальницу по лесу ходила. » (1912)

Колдовная – окказионализм Есенина(441), образованный от глагола колдовать, литературный синонимом которого является прилагательное колдовская.

На свитках лет сухая пыль.
Былого нет в заре КУКАНЬШЕЙ.
И лишь обрызганный костыль
В его руках звенит, как раньше.
«Нищий с паперти» (1916)

Прилагательное куканьший образовано от областного диалектизма кукан, пример с которым рассматривлся в разделе о диалектизмах в поэзии Есенина. Напомним, что, согласно Словарю Даля, кукан это «холм, взлобок, пригорок» (119). Ещё кукан — это островок, отмель в реке (432).
Бесперстых, приводя эпитет куканьший к слову заря, данный Есениным, определил его как окказионализм, исходя из того, что «кукан здесь: узкая полоска отмели на реке» (441).

Демидова, разбирая стихотворение Есенина (430), уточняла:

«В Константинове так называют вполне определённый островок, уединённый, отдалённый от села, там бывали влюблённые и отсюда вытекает и значение прилагательного «куканьший», вероятно, новообразование Есенина…» :
При этом Демидова поправляла Осипова, толковавшего слово «куканьший» как «похожий на кукан или куканы, видимо, пёстрый пли неровно-пёстрый» (433). Такое толкование Демидова считала ошибочным и противоречащим содержанию стихотворения «Нищий с паперти» (430).

Та собака давно околела,
Но в ту ж масть, что с отливом в синь,
С лаем ЛИВИСТО ошалелым
Меня встрел молодой ее сын.
«Сукин сын» (1924)

Наречие ливисто мы рассмотрим в этом разделе о неологизмах и окказионализмах – прилагательных, так как оно образовано поэтом от придуманного им окказионального прилагательного ливистый, отличающегося по морфологической форме, но схожего по смыслу с литературным прилагательным заливистый (525) и соответствующим ему наречием заливисто.

Сергей Толстой тем не менее посчитал слово ливисто неологизмом (377), не обратив внимание на его отклонение от привычной литературной формы, а тем самым и нормы.
Обратим внимание, что также здесь поэт употребил просторечную форму глагола встрел, вместо нормы — встретил.

Это окказиональное прилагательное (525) Есенина, включённое в Словарь его авторских неологизмов Сергеем Толстым (377), мы рассмотрели в разделах о неологизмах Северянина и Маяковского, к которым отсылаем заинтересовавшихся происхождением указанного слова читателей.

Здесь же напомним только соответствующие строки из стихотворений Есенина с использованием этого окказионализма:

Знать не зря с луговой стороны
Луна, как ЛОШАЖИЙ череп…
«Пугачёв» (1921)

Взял я кнут и ну стегать по ЛОШАЖЬИМ спинам.
«Годы молодые с забубенной славой…» (1924)

Под окном от скользких вётел
ПЕРЕПЁЛЬИ звоны ветра.
«Даль подернулась туманом…» (1916)

Притяжательное прилагательное перепелий является окказионализмом Есенина (525), так как литературным соответствующим словом является перепелиный. Поэтому включение данного окказионализма в Словарь неологизмов Сергеем Толстым (377) было неправильно.

Светит в темень позолотой
Размалевана дуга.
Ой вы, санки-самолеты,
ПУХОВИТЫЕ снега!
«Ямщик» (1914)
[1100]

Прилагательное пуховитый было включено Сергеем Толстым в Словарь неологизмов, а Анатолий Бесперстых считает этот эпитет к слову снега окказионализмом (525), может быть на том основании, что есть литературное синонимичное прилагательное пуховый. Однако, пуховый и пуховитый имеют семантическую разницу: пуховитый это не пуховой, а похожий на пуховый. Поэтому можно в этом случае согласиться с Сергеем Толстым, считавшим слово пуховитый неологизмом Есенина.

Ты светишь августом и рожью
И наполняешь тишь полей
Такой рыдалистою дрожью
Неотлетевших журавлей.
«Гори, звезда моя, не падай…» (1925)

Прилагательное рыдалистый Сергей Толстой также включил в Словарь неологизмов (377), а Бесперстых посчитал его окказионализмом (525). На мой взгляд нужно согласиться в данном случае с Толстым.

А там, за взгорьем СМОЛЫМ,
Иду, тропу тая,
Кудрявый и веселый,
Такой разбойный я.
«О Русь, взмахни крылами. » (1917)

Прилагательное смолый Сергей Толстой считает неологизмом Есенина (377), а Анатолий Бесперстых – окказионализмом (525). У этого слова есть целый ряд литературныхсинонимов: смолистый, смоляной, смольный (168),смолёный (25) и смолевой (119). однако ни тот, ни другой, возможно, не правы, так как это слово было известно и использовано Есениным как поэтическое, означающее «пахнущий смолой» или «отдающий смолой» (769). Оно указано, например, в Грамматическом словаре русского языка (Словоизменение) Зализняка (189) и имеет древнее праславянское происхождение от слова смола (135).

В украинском языке есть слово смолий и встречаются люди с фамилией Смолий, в переводе означающее смолокур (612, 770) или занимающийся смолокурением (770).

II.10.17.3.5 Неологизмы и окказионализмы – радикалы в поэзии Есенина

В стихотворении «Письмо к матери» (1924) Есенин, вместо известного существительного бред, вводит окказионализм бредь, прибавляя мягкий знак и образуя слово:

Ничего, родная! Успокойся.
Это только тягостная БРЕДЬ.
Не такой уж горький я пропойца,
Чтоб, тебя не видя, умереть.

Сергей Толстой неправильно считает слово бредь неологизмом Маяковского (366). Маяковский заимствовал это слово из указанного стихотворения Есенина и привёл его в стихотворении «Сергею Есенину» (1926):

Читайте также:  Кличка самой умной собаки

А по-моему,
осуществись
такая БРЕДЬ,
на себя бы
раньше наложили руки.

В стихотворении «Я пастух, мои палаты. » (1914) поэт от просторечного глагола гаркать, означающего издавать «громкие отрывистые звуки» (119,135,184,199), образует существительное — неологизм гарк:

По горам зеленым — скаты
С ГАРКОМ гулких дупелей.

Гарк- это звуки, издавамые птицами, здесь дупелями.

В поэме Есенина «Анна Снегина» (1925) читаем:

Расея.
Дуровая ЗЫКЬ она.
«Анна Снегина» (1925)

В комментариях к собранию сочинений Есенина (411) это
слово, отличающееся орфографией (мягким знаком в коне слова) от известного радикала зык, означающего по Словарю Даля (58)«звучный стук, крик, шум; гул, голк, раскат стука, отголосок» (59), указано как неологизм (411):

«зыкь — скорее всего, собирательное от рязанского «зыка» — ревун, горлодер». Поэтому здесь зыкь толкуется уже не как звук, а как «сборище горлодёров» (411).

В поэме Есенина «Песнь о великом походе» (1924) находим неологизм индевь, который включил в свой Словарь неологизмов Сергей Толстой (366).

Индевь означает то же, что и иней, и это слово образовано от глагола индеветь, имеющего значение «покрываться инеем» (199), но в стихотворении Есенина этот неологизм использован как метафора:

В берег бьет вода
Пенной ИНДЕВЬЮ.
Корабли плывут
Будто в Индию.

Я усталым таким ещё не был.
В эту серую морозь и слизь
Мне приснилось рязанское небо
И моя непутёвая жизнь.
«Я усталым таким ещё не был. » (1923)

Морозь – окказионализм Есенина, означающий то же, что изморозь (413).

Радикал-существительное «морщь» использован Есениным в стихотворении «Эта улица мне знакома. » (1923):

Я любил этот дом деревянный,
В бревнах теплилась грозная МОРЩЬ.

Однако автором этого неологизма, образованного от глагола морщить, являлся, как было указано,например, Никульцевой (463), Маяковский, который привёл его раньше Есенина:

Гримируют городу Круппы и круппики
грозящих бровей МОРЩЬ…
«Облако в штанах» (1914-1915)

У Есенина «морщь в брёвнах», а не «бровей морщь», как у Маяковского, но у обоих поэтом морщь грозная. Никульцева, обращая на это внимание в своём исследовании «Идентичные неологизмы в поэзии В. Маяковского и С. Есенина». предположила, что Есенин видел в брёвнах старого дома морщь домового или, как считает Никульцева, какой-то «морщинистый. древний, замшелый лик; дух предков» (463).

В стихотворении Есенина «Песнь о великом походе» (1924) читаем:

А как пошла по ней
Тут рать Деникина —
В сотни верст легла
Прямо в НИКЬ она.

Никь — наречное словобразование — окказионализм, придуманный Есениным от никнуть, т.е. «нагибаться, полегать, упадать» (597).

Асеев в стихотворении «Откровение» (1916) использует глагольную форму-радикал ник, повторяя её в двух строфах:

Тот, кто перед тобой НИК,
запевши твоей свирелью,
был такой же разбойник,
тебя обманувший смиреньем.
.
И вот, оборвав смиренье,
кричу, что перед тобой НИК
душистой робкой сиренью
тебя не узнавший разбойник.

Обращали мы также внимание и на неологизм-радикал морщь, который Есенин использовал после Маяковского:

В бревнах теплилась грозная МОРЩЬ.
«Эта улица мне знакома. » (1923).

Оттого-то вросла ТУЖИЛЬ
В переборы тальянки звонкой.
И соломой пропахший мужик
Захлебнулся лихой самогонкой.
«Сорокоуст» (1920)

Существительное тужиль, образованное Есениным от глагола тужить, Сергей Толстой считает неологизмом (377), а на мой взгляд правильнее считать это окказионализмом, которому соответствует древнее слово туга, являвшееся литературным с XII по XIX вв., известное в древнерусском и славянском языках (135), но заимствованное в них из иврита как библейский образ в значении «печаль, скорбь» (777).

И вот запрягли нам клячу.
В оглоблях мосластая ШКЕТЬ —
Таких отдают с придачей,
Чтоб только самим не иметь.
«Анна Снегина» (1925)

Неологизм шкеть (может быть, такое мягкое произношение и не неологизм, а диалектизм и просторечие, родственно известному просторечию-радикалу шкеть — слову, которым называли мальчика, подростка (48.57,99).
У Есенина слово шкеть дано применительно к лошади в образном выражении «мосластая шкеть», в котором прилагательное мосластая является просторечием, характеризующим тощее животное, у которого выступают из под кожи мослы, то есть кости, обычно ног (57,99).

Примечание: Этот раздел из работы «О литературных нормах в русской поэзии». Автор будет признателен читателям, которые могут внести свои замечания и предложения к этому разделу (нумерация страниц и сносок продолжается).

Источник

О Гоголе смеясь

Ну что, друзья, сможем мы игнорировать юбилей Николая Васильевича Гоголя? Думаю, никак. Никак не проигнорируем. 1 апреля великому писателю украинского народа исполняется двести лет. Предлагаю начать отмечание этого события с весьма занятных миниатюр господина Сибирева О. А.

Господин Сибирев не из девятнадцатого века, как нам всем хотелось бы, а, увы, из века двадцать первого. Тексты взяты мною из ЖЖ господина Сибирева.

Конечно, влияние господина Хармса, например, вполне можно там уловить, но, многое, многое, весьма, весьма, занятно, господа. Я лично, например, в полном восторге от миниатюры «Чаадаев, вы скотина».

Думаю, этот автор многим известен, но хуже он от этого не стал, верно?

Вот что я могу сообщить о нем: Олег Аликович Сибирев, 1974 года рождения, живет в г. Москва, два высших образования (педагогическое и юридическое), состоит на госслужбе, ни в каких литературных изданиях не печатался.

Миниатюры публикуются с разрешения Сибирева О. А.

Маджик пипл, Вуду пипл

Гоголь очень сильно был привязан к своей собачке Джози породы мопс, подаренной ему Пушкиным. Когда же собачка издохла (Гоголь неделями не кормил животное), на Николая Васильевича напала смертельная тоска и уныние.

Постепенно его начали посещать ночные видения и галлюцинации: однажды во сне собачка сообщила Николаю Васильевичу, что он является Магистром и Верховным Жрецом Вселенского ордена Мальтийского восьмиугольника и может воскрешать «всяку тварь и всяко нечисть по своему разумению и благоволению».

С этого дня жизнь Николая Васильевича круто изменилась: каждую ночь в его Петербургской квартире начали проходить кабалистические мессы и непонятные жертвоприношения. Ему являлись фантомы Вуду и души давно уже умерших людей. Данные мероприятия сопровождались ритуальными танцами и песнопением грузинского хора.

Кончилось же всё это тем, что через несколько дней сосед Николая Васильевича по подъезду — купец Скоробейников набил Гоголю морду и галлюцинации в тот же день прекратились.

Являясь почитателем гения Пушкина и его личным другом, Гоголь не любил приезжать к Александру Сергеевичу на званные обеды. Это было связано с тем, что Пушкин постоянно подсыпал Гоголю в еду тяжёлые наркотики, которые он покупал у цыган, и потешался над ним.

После второго блюда обезумевший Гоголь неизменно вскакивал из-за стола и начинал бегать по дому.

— Дом набит чертями! — истерическим голосом кричал Николай Василич, — И Вий тут. Изыди нечистая сила. Изыди.

Потом Гоголь терял сознание и бесчувственно падал на пол, а Пушкин разрешал своим детям немного с дядей Колей поиграть. Детишки окружали тело дяди Коли и начинали бить Гоголя по голове железными молотками.

Дети Пушкина называли это: «Делать Гоголь-Моголь».

«Чаадаев! Вы скотина!
Вы грязная Свинья!
Запомните это —
Вы СКОТИНА!
Гоголь»

Пушкин окончил писать письмо и отправил его адресату. А на следующий вечер вся общественность Петербурга, собравшаяся в доме графа Трубецкого, наблюдала за тем, как Чаадаев что есть мочи долбает Гоголя.

Пушкин появился как раз в тот момент, когда Чаадаев ставил Гоголю второй фингал.

«Жуковский! Вы ублюдок!
Вы жирный хряк!
Запомните это —
Вы УБЛЮДОК!
Крылов»

Драки среди литераторов продолжались до 1837 года.

Гоголь и хромота

В связи с тем, что Гоголь редко появлялся «на людях», мало кто обращал внимание на то, что Николай Васильевич слегка прихрамывал и не редко падал на землю, расшибая себе лоб. А случилось это вот как.

Летом 1835 года Гоголь гостил в деревне у Пушкина. Обычно Николай Васильевич просыпался только к обеду, а тут вскочил засветло, накатил несколько рюмашей рябиновой настойки и давай безобразничать: за молодыми девками бегает, за непристойные места их хватает, задницу свою оголяет и старух деревенских в смущение вводит. Да в такой «раж» озорник вошёл, что Пушкин от греха подальше спустил на него бойцовых собак, дабы угомонить.

А он всё не унимается — бегает весь окровавленный и орёт нечеловеческим голосом. Пришлось тогда деревенским мужикам его дубинами-то до полусмерти и исколошматить.

Гоголь не совсем грамотно писал на русском языке, поэтому Пушкину постоянно приходилось делать Гоголю замечания:

— Говно, Николай Васильевич, — нравоучительно произносил Пушкин, — пишется через букву «о», а словосочетание «хрен на рыло» предлагаю заменить фразой: «Ну и лицо у вас, милейший князь».

Гоголь никогда не завязывал сам себе на туфлях шнурков. И Пушкин никогда не завязывал сам себе на туфлях шнурков. Бывало смеху подобно: приедет Пушкин к Гоголю и с умным видом учит Николая Васильевича шнурки на туфлях завязывать.

Источник