Меню

Моя собака любит джаз жанр произведения

Сборник Моя собака любит джаз

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Информация о книге

ISBN: 978-5-9689-0070-8, 5-9689-0070-9

Описание

Вступление 19.01.18 Моя собака любит джаз Осень моего лета 19.01.18 Крокодил 19.01.18 Моя собака любит джаз 19.01.18 О, швабра, швабра, где моя любовь. 19.01.18 Наш мокрый Иван 19.01.18 Сейчас он придёт, и будет весело 19.01.18 Блохнесское чудовище 19.01.18 Хобби 19.01.18 Все мы инопланетяне на этой земле 19.01.18 Фантом Буздалова 19.01.18 Репетитор 19.01.18

Другие произведения автора

Учись видеть

Не обязательно стремиться стать профессиональным поэтом, живописцем, композитором или актером. Творчество — это внутреннее состояние, иное качество существования, плодородная жизнь, разумная, щедрая, избыточная. Способность испытывать радость от самых обыкновенных вещей, например, от того, что ты дышишь или пьешь чай, увидел возлюбленного или обнимаешь дерево. Только любовь может сравниться с творчеством, но ведь одно не исключает другое. Лишь медитация и молитва превосходят его, однако ни в коей мере не упраздняют. Эта книга необычна даже для такого многогранного писателя, как Марина Москвина. Рисуешь ли ты, тачаешь ли башмаки, плотник ты или садовник в красных кедах, окучивающий пионы, — неважно: каждое человеческое существо — прирожденный творец, только нужно дать ему расцвести. Именно об этом — книга «Учись видеть». Марина Москвина ведет мастерские и семинары по развитию творческих способностей и обучению искусству письма. Свою книгу она посвящает ученикам, которыми можете стать и вы, если захотите. «Учись видеть» завоевала сердца тысяч российских читателей. В данное издание вошли избранные интервью Марины Москвиной, еще ближе знакомящие нас с этим потрясающим человеком.

Новый роман Марины Москвиной – автора «Романа с Луной», финалиста премии «Ясная Поляна», лауреата Международного Почетного диплома IBBY – словно сундук главного героя, полон достоверных документов, любовных писем и семейных преданий. Войны и революция, Москва, старый Витебск, бродячие музыканты, Крымская эпопея, авантюристы всех мастей, странствующий цирк-шапито, Америка двадцатых годов, горячий джаз и метели в северных колымских краях, ученый-криолог, придумавший, как остановить Время, и пламенный революционер Макар Стожаров – герой, который был рожден, чтобы спасти этот мир, но у него не получилось…

Небесные тихоходы
Роман с Луной

«Пронзительная сага о семейке нежнейших мудозвонов посреди хищной, жутко чавкающей Москвы, которая переваривает людей, жизни и искусство, отрыгивает, гуляет и свистит. И посреди всего этого пира во время чумы — такая беззащитная любовь к жизни.

Увеличительное стекло

Сборник сказок одной из самых ярких современных детских писательниц заново проиллюстрирован и дополнен новыми волшебными историями. Для младшего школьного возраста.

Похожее

«ЗАДОРНОВ Єнд Кo»
«Семейные сны»

В большинстве анонсов утверждается, что эту книгу следует выдавать для внимательного чтения всем желающим вступить в законный брак в нашей стране. Вручать прямо в ЗАГСе, так сказать, чтобы еще раз убедить молодых в прописной истине: с родителями жить нельзя ни в коем случае.

#моя [не]идеальная жизнь

На первый взгляд, у Кэти Бреннер отличная жизнь: квартира в Лондоне, гламурная работа супер-крутая страничка в Instagram.

Беда в том, что реальность совсем не такова. На самом деле, девушка снимает крошечную комнату, в которой нет места даже для гардероба, и бесконечно долго вынуждена добираться до работы, на которой она всего лишь скромный администратор. Так что жизнь, которую она демонстрирует в соцсети, ей не принадлежит.

Но ведь если чего-нибудь очень хотеть, то мечты сбываются, не так ли?

А пока даже эта, совсем не прекрасная, жизнь рушится. Успешная и гламурная начальница Кэт, Деметра, увольняет ее. Девушка вынуждена вернуться домой в Сомерсет и помогать отцу в обустройстве фермы.

Однажды, на этой самой ферме, оказывается, в качестве экотуристов, ее бывшая начальница вместе со своей идеальной семьей. Вот он шанс поквитаться со своей обидчицей за все…

Источник

Моя собака любит джаз

Марина Москвина

«Моя собака любит джаз» — веселые, абсурдные, фантастические рассказы Марины Москвиной, награжденные международным дипломом Г.Х.Андерсена. Герои этих историй — удивительные люди. Достаточно взглянуть на мир их глазами, и мир переворачивается с ног на голову. А может быть, наоборот, все встает на свои места, и наступает вселенская гармония.

Совершенно неправильно настроилась я для чтения этой книги. Я ж думала, это такая милая детская книжка. Начала, значит, я читать — что за фигня, шведская семья какая-то, криворукая мамаша, жёваный чеснок в салате. Стоп, думаю, надо перестраиваться, какая-то она не совсем детская. А тут и пацан подоспел, выпавший из окна, пролетевший несколько этажей, а после полёта ещё переживший пожар, потоп и ограбление. Ну, я окончательно расслабилась и получила удовольствие.
Всю, слышите — всю книгу в цитатник! Немножко сюра, немножко абсурда, много иронии, но всё это с юмором замешано замечательно! Я только соберусь цитату выписывать, смотрю, а там надо всю страницу писать, тяжело выбирать. Поэтому бумажную хочу, с ридером же листать неудобно, а эту хочется взять в руки, открыть на случайном месте, громко заржать или похихикать потихоньку, а потом погладить и поставить на место.
Не, её, конечно, и детям можно читать, но чота мне кажется, оне её не оценят.

З.Ы. Да, и что там насчет Караваева? В моей электронной версии книги никакого Караваева не было. Хочу Караваева!

Девочки, я нескромно подсмотрела совет blade_o_grass для Roni и прочитала. Это я удачно подсмотрела.

Совершенно неправильно настроилась я для чтения этой книги. Я ж думала, это такая милая детская книжка. Начала, значит, я читать — что за фигня, шведская семья какая-то, криворукая мамаша, жёваный чеснок в салате. Стоп, думаю, надо перестраиваться, какая-то она не совсем детская. А тут и пацан подоспел, выпавший из окна, пролетевший несколько этажей, а после полёта ещё переживший пожар, потоп и ограбление. Ну, я окончательно расслабилась и получила удовольствие.
Всю, слышите — всю книгу в цитатник! Немножко сюра, немножко абсурда, много иронии, но всё это с юмором замешано замечательно! Я только соберусь цитату выписывать, смотрю, а там надо всю страницу писать, тяжело выбирать. Поэтому бумажную хочу, с ридером же листать неудобно, а эту хочется взять в руки, открыть на случайном месте, громко заржать или похихикать потихоньку, а потом погладить и поставить на место.
Не, её, конечно, и детям можно читать, но чота мне кажется, оне её не оценят.

З.Ы. Да, и что там насчет Караваева? В моей электронной версии книги никакого Караваева не было. Хочу Караваева!

Читайте также:  Собака тедди фоллаут 4

Девочки, я нескромно подсмотрела совет blade_o_grass для Roni и прочитала. Это я удачно подсмотрела.

Книга Москвиной — как игра в поддавки. Всё в ней «вроде»: вроде шутки, вроде от детского лица, вроде лирика, вроде правда жизни. Эта книга, как непропечённый пирожок: казалось бы все ингридиенты на месте, а чего-то не хватает. Чего-то самого важного, настоящего. Эта книга заигрывает с ребёнком: «ах, как я тебя понимаю, счас я тебя рассмешу» и со взрослыми: «ай, какие наши деточки умилительные». В ней много сниженной лексики, но от этого она не становится более достоверной. Это не вкус настоящей клубники, а какой-то клубничный «орбит», фальшивка, подделка. Бойкие почеркушки без мысли, без души, без юмора, зато с массой претензий на тонкость, ранимость и интеллигентность.

С этой книги началась моя любовь к Марине Москвиной. Я провалилась в нее, как в колодец. Ходила по офису и переcказывала «Наш мокрый Иван», как папа полюбил другую женщину. «Как можно разлюбить? Кого? Маму. Да это все равно что я скажу своему псу (у меня такса Кит): «Я разлюбил тебя и полюбил другого — бультерьера!» После этого я поняла, что мне не страшен никакой гипотетический развод 🙂 Кстати, больше всех переживал фикус Иван. Сейчас меня понесет, и я перепишу сюда всю книгу.

Ахтунг. Гадость.
Конечно, можно спрятаться за абсурд, сказать»это трансформация советской действительности» и прочие высокопарные,красивые слова, но лучше от этого пахнуть не станет. Фальшь,бред и мерзость. Именно так. В детской литературе долгое время стояла проблема : как избавиться от дидактизма и перейти к диалогу. Я не думаю, что изображать учителей или родителей моральными уродами, это означает перейти к диалогу. Лично мне было очень противно. У меня каша в голове и много больных мест, я не особо ратую за брак и не верю в любовь для всех и каждого, можете считать меня консервативной и занудливой, но есть какие-то вещи, которые нельзя макать в грязь, на которых держится этот мир.

Ну и парочка цитат, как всегда.

А моя мама не любит. Она говорит:

— Я не создана для того, чтобы ходить в обувной магазин.

— А для чего же ты создана? — спрашиваем мы с папой.

— А ни для чего! — отвечает она. — Меня ни для чего невозможно приспособить.

Виталий Павлович по русскому и литературе. Учитель, что называется, от бога, весь в черных волосиках с головы до пят. Возит нас каждый год на экскурсию на Лобное место. Чтобы мы знали и любили историю нашей страны.

Она добрая, но строгая, и очень некультурная. «The table, the table», а сама в носу ковыряет. Весь нос искрутила. А все на нее серьезно смотрят. И в кабинете английском всегда чем-то пахнет — то ли кислым арбузом, то ли тухлым помидором. Невозможно сидеть! А она окно не открывает, хотя на улице теплынь…

— Если вы будете меня критиковать, — обиделась мама, — я засну летаргическим сном. Буду лежать и спать и ничего не делать по хозяйству. А ты, Михаил, ни на ком не сможешь жениться, ведь я-то буду жива.

— Ты мой, — сказала она, — самый лучший, любимый, единственный Миша!

— А он? — грозно спросил папа.

— А он наш единственный Вася.

Это не книга, а сплошной праздник! Феерверк с тортом — и те не подарят столько радости, сколько рассказы Марины Москвиной. И ведь практически невозможно процитировать кусочек. Вот читаешь абзац вслух, с выражением читаешь, с горящими глазами. А потом говоришь:
— Нууу? Как?
А тебе:
— Хмм…
Нет, тут надо все читать, с самого начала, периодически взвизгивая от восторга и подвывая от катарсиса.

Потому что это не книга, а сплошной праздник! Праздник абсурда, если хотите. Хотите? Я вот точно хочу. Ибо глотаю рассказ за рассказом, сурово поглядывая на номера страниц, не смейте, мол, кончаться.

Только вот что, с книгой этой надо осторожно. Потому что она хоть и праздник, да не для всех. Потому что если вам не смешно, то вам, наверное, даже грустно и печально и читается вам со скрипом и стоном. Ну да и не надо тогда продолжать, раз это на праздник не похоже.

Но тогда вам трудно, даже положительно невозможно будет объяснить, как это, когда у других вот такой праздник. С мокрым иваном, таксой-крысой, крокодилом под кроватью и тыквенными семечками размером со стельку.

Но вы все-таки попробуйте начать. Потому что если втянетесь, то очнетесь другим человеком. И все ваши это заметят. А как тут не заметить, если теперь с утра пораньше вы будете распевать

Шмакозявки удалые!
Шмакозявки полевые!
Шмакозявки, ройте норки,
Шмакозявки, жуйте корки.

и устраиваться на подоконнике, свесив ноги во двор.

Источник



Марина Москвина — Моя собака любит джаз

Описание книги «Моя собака любит джаз»

Описание и краткое содержание «Моя собака любит джаз» читать бесплатно онлайн.

«Моя собака любит джаз» — рассказы смешные, фантастические, остросюжетные. Герой их, Андрюха Антонов, — удивительный человек. Достаточно взглянуть на мир его глазами, и мир переворачивается с ног на голову. А может быть, наоборот, благодаря Андрюхе и его сногсшибательным приключениям все встает на свои места, и наступает вселенская гармония.

Моя собака любит джаз

Осень моего лета

Я люблю утро первого сентября. Когда приходит пора идти в школу. Мама с папой всегда осыпают меня подарками. В этот раз они купили мне фонарик и торжественно преподнесли со словами, что ученье — это свет! Папа также вручил набор юного слесаря и сказал такую фразу, что труд сделал из обезьяны человека.

Еще папа купил мне хорошего Шварценеггера — его портрет, где он — с одним выпученным глазом.

— Кумиры есть кумиры, — сказал папа, — надо же курить им фимиам.

А мама — ботинки остроносые, тряпичные, в каких только ходят толстые тети. Я надел, а они оказались пришиты друг к другу суровой ниткой. Папа разрезал нитку ножницами и сказал

— Ну, широким шагом в пятый класс!

Тут вдруг выяснилось, что мама не удлинила мне школьные брюки. И за минуту до выхода я стоял у двери, как говорится, в «брючках дудочкой и по колено». Плюс ослепительно белая рубашка с желтым пятном на груди. Это мой родной двоюродный брат Рома вечно все испакостит, а потом мне дает.

Читайте также:  Препарат рингер для собак

Носки у меня полосатые, как у клоуна, хотя мой любимый цвет серый, черный и коричневый.

— Черт, что ж это несчастья все меня преследуют? — говорю я.

— Да ладно тебе, — говорит папа, — на одежду внимание обращать! Не мужское это дело.

И дал мне букет увядших георгин — он их заблаговременно приобрел поза-позавчера. И как раз сегодня они завяли.

— Ну и ну, — говорю, — у тебя, пап, я вижу, нервов нету. Оказался бы на моем месте.

— Нет, — сказал папа, — не хочу я на твоем месте, не хочу быть десятилетним. Подрастал-подрастал…

Один Кит меня понимает. Он, конечно, отправился вместе с нами.

У подъезда нас ждал Рубен. Его папа Армен вообще не купил никакого букета, поэтому Рубен нес в подарок учителю чучело ежа.

— Он жил-жил, — решил объясниться Рубен, чтоб никто не подумал, что это он его укокошил, — жил-жил, а потом состарился и умер. Своей смертью.

— Ну, Рубен, — говорит моя мама, — замолчи, не терзай нам сердце.

А Кит страшно разволновался, увидев ежа. Он, наверное, подумал, что еж — это кошка. Он всех кошек гоняет, охотится. Наверное, думает, что это соболи или хорьки.

— Андрюха! У тебя ботинки, как у Ломоносова. Ломоносов идет в школу учиться.

У Рубена хорошо с ботинками, его мама любит ходить в обувной магазин. А моя мама не любит. Она говорит:

— Я не создана для того, чтобы ходить в обувной магазин.

— А для чего же ты создана? — спрашиваем мы с папой.

— А ни для чего! — отвечает она. — Меня ни для чего невозможно приспособить.

Идем. Тучи разогнало, солнце золотое, небо синее-синее. Как я люблю праздник Первого сентября! На школьном дворе играет веселая музыка — так дух поднимает! Старые лысые десятиклассники жмут друг другу руки. Все наши в сборе — Вадик Хруль, Сеня — узенькие глазки, Фалилеев, который в любую непогоду ходит без шапки в расстегнутой куртке. И никто ему не скажет:

— Запахни куртку, Фалилей!

Все очень раздались вширь, вымахали. Жаль, нас не видит наш учитель по физкультуре. Это был настоящий учитель. Он так многому нас научил. От него мы узнали, что лучший в мире запах — это запах спортзала. А самая лучшая радость — это радость мышечная. Самая большая мечта у него была — пройти вместе с классом по Красной площади: все с лентами, флагами, обручами, впереди он в широких белых штанах, в майке, а на груди написано «Динамо», и его воспитанники сзади идут. В этом году он бросил школу и ушел в разбойники.

Остальные все в сборе наши любимые учителя.

Трудовик Витя Паничкин в черном костюме. Рукава прикрывают его мозолистые кисти рук. Он всю жизнь полирует указки. Сам и вытачивает, и обтачивает, и шлифует. О его жизни мы знаем очень мало. Знаем только одно: когда Вите проверили ультразвуком сердце, у него сердце оказалось, как высохший лимон.

Виталий Павлович по русскому и литературе. Учитель, что называется, от бога, весь в черных волосиках с головы до пят. Возит нас каждый год на экскурсию на Лобное место. Чтобы мы знали и любили историю нашей страны.

Что это там за маленькая клетчатая тетечка? А, это англичанка!

— Уйдите с собакой! — кричит она моей маме с Китом. — Дети и собака — вещи не совместные! Как гений и злодейство!

Она добрая, но строгая, и очень некультурная. «The table, the table», а сама в носу ковыряет. Весь нос искрутила. А все на нее серьезно смотрят. И в кабинете английском всегда чем-то пахнет — то ли кислым арбузом, то ли тухлым помидором. Невозможно сидеть! А она окно не открывает, хотя на улице теплынь…

Люблю праздник Первого сентября! Море цветов, чучело ежа… Приветственные речи!

— Дорогие дети! Пусть школа будет для нас родным домом.

— Дорогие родители! Ваши дети в надежных руках!

— Дорогие первоклассники! Сейчас звонок зальется, смолкнут голоса, и у вас, малыши, начнется жизни новая полоса!

— Дорогие взрослые! Вы знаете, какое сейчас напряжение с вещами! Могут войти посторонние и украсть вещи ваших детей.

— Счастья вам, дорогие друзья!

— Хорошо, да? — спрашивает у меня папа.

— Очень хорошо, — говорю я ему.

— Но вообще-то ты рад, — говорит он, — что мы тебя родили?

— Конечно, — отвечаю, — я вам так за это благодарен.

— Не стоит благодарности, — великодушно говорит папа. И тут я не выдержал и заплакал.

— Ты что? — все меня стали спрашивать. — Чего ты.

А я плакал то, что кончилось лето.

Моя собака любит джаз

Для меня музыка — это все. Только не симфоническая, не «Петя и волк.» Я ее не очень. Я люблю такую, как тогда играл музыкант на золотом саксофоне.

Мы с моим дядей Женей ходили в Дом культуры. Он врач — ухо-горло-нос. Но для него музыка — это все. Когда в Москву приехал один «король джаза» — негр, все стали просить его расписаться на пластинках. А у дяди Жени пластинки не было. Тогда он поднял свитер, и на рубашке фломастером «король джаза» поставил ему автограф.

А что дядя Женя творил на концерте в Доме культуры? Свистел, кричал, аплодировал! А когда вышел музыкант в соломенном шлеме, зеленых носках и красной рубашке, дядя Женя сказал:

— Ну, Андрюха! Толстое время началось.

Я сначала не понял. А как тот отразился, красно-золотой, в черной крышке рояля! Как начал разгуливать по залу и дуть, дуть напропалую в свой саксофон. Сразу стало ясно, что это за «толстое» время.

Зрители вошли в такой раж, что позабыли все приличия. Вытащили дудки, давай дудеть, звенеть ключами, стучать ногами, у кого-то с собой был пузырь с горохом!

Музыкант играл как очумевший. А я все хотел и хотел на него смотреть. Там все про меня, в этой музыке. То есть про меня и про мою собаку. У меня такса, его зовут Кит. Я за такую собаку ничего бы не пожалел. Она раз пропала — я чуть с ума не сошел, искал.

Читайте также:  Как перевезти собаку по россии без хозяина

— Представляешь? — говорит дядя Женя. — Он эту музыку прямо на ходу сочиняет. Все «от фонаря». Лепит что попало!

Вот это по мне. Веселиться на всю катушку. Самое интересное, когда играешь и не знаешь, что будет дальше. Мы с Китом тоже — я бренчу на гитаре и пою, а он лает и подвывает. Все без слов — зачем нам с Китом слова?

— И у меня были задатки, но их не развивали, — сказал дядя Женя.

Он стоял в очках, в галстуке, с портфелем-дипломатом.

— Я в школе, — говорит, — считался неплохим горнистом. Я мог бы войти в первую десятку страны по трубе.

— А может, и в первую пятерку, — сказал я.

— Ив первую тридцатку мира!

— А может, и в двадцатку, — сказал я.

— А стал простой, ухо-горло-нос.

— Не надо об этом, — сказал я.

— Андрюха! — вскричал дядя Женя. — Ты молодой! Учись джазу! Я все прошляпил. А тебя ждет необыкновенная судьба. Здесь, в Доме культуры, есть такая студия.

Дядино мнение совпадало с моим: джаз — подходящее дело. Но вот в чем загвоздка — я не могу петь один. Неважно кто, даже муха своим жужжанием может скрасить мое одиночество. А что говорить о Ките? Для Кита пение — все! Поэтому я взял его с собой на прослушивание.

Кит съел полностью колбасу из холодильника и шагал в чудесном настроении. Сколько песен в нас с ним бушевало, сколько надежд.

В Доме культуры навстречу нам шел вчерашний музыкант без саксофона, с чашкой воды. Он наклонился и дружески похлопал Кита по спине. При этом у него из кармана выпал пакетик чая с ниткой*.

Кит дико не любил, когда его так похлопывают, но от музыканта стерпел. Правда, мигом уничтожил пакетик чая. Он вообще все всегда поедал на своем пути. Но делал это не злобно, а жизнерадостно. Я спросил:

— Где тут принимают в джаз?

— Прослушивание в третьей комнате, — ответил музыкант.

На двери висела табличка: «Зав. уч. частью Наина Петровна Шпорина». Я постучал. Я так волновался раз в жизни, когда Кит изжевал и проглотил галошу. Я чуть с ума не сошел, все думал: переварит он ее или нет?

Источник

Моя собака любит джаз (сборник) Текст

Те, кто искали эту книгу – читают

  • Объем: 240 стр. 76 иллюстраций
  • Жанр:д етская проза, д етские приключения
  • Теги:д етская классика, и ллюстрированное издание, с борник рассказов, с емейное чтениеРедактировать

Добрые, смешные и нежные рассказы Марины Москвиной успели стать современной детской классикой. Книга «Моя собака любит джаз» удостоилась Международного диплома Андерсена, премии им. Ю. Коваля и многих других наград. И совершенно заслуженно: проза Москвиной не только радует интересными сюжетами, прекрасным литературным языком и узнаваемыми ситуациями, а подчас, наоборот, невероятными приключениями, она настолько жизнеутверждающа и несёт в себе такую порцию тепла и оптимизма, что хватит на всех: на детей, родителей, дедушек и бабушек и даже домашних питомцев.

Увидел и нарисовал героев Марины Москвиной замечательный художник Леонид Тишков.

  • Возрастное ограничение: 6+
  • Дата выхода на ЛитРес: 13 июня 2017
  • Дата написания: 2016
  • Объем: 240 стр. 76 иллюстраций
  • ISBN: 978-5-17-100100-1
  • Художник:
  • Правообладатель: Издательство АСТ
  • Оглавление

— А можно, я уйду сегодня пораньше?

— У тебя что, очень важное дело?

— Пока еще не знаю.

— А можно, я уйду сегодня пораньше?

— У тебя что, очень важное дело?

— Пока еще не знаю.

— Если ты имеешь хобби, — ответил папа, — у тебя совсем другой вид, потому что ты разгадал смысл своей жизни.

— Если ты имеешь хобби, — ответил папа, — у тебя совсем другой вид, потому что ты разгадал смысл своей жизни.

Больше я его не видел. Он оставил наши места. Случилось это так. Рано утром я забежал к нему перед школой, звонил-звонил — не открывает. А соседка выглянула и говорит:

— Нет его, не звони. Ушел наш Иосич.

— Как ушел? — спрашиваю.

— Босиком. И с котомкой.

Больше я его не видел. Он оставил наши места. Случилось это так. Рано утром я забежал к нему перед школой, звонил-звонил — не открывает. А соседка выглянула и говорит:

— Нет его, не звони. Ушел наш Иосич.

— Как ушел? — спрашиваю.

— Босиком. И с котомкой.

— Ты очень невнимательный! — говорил Владимир Иосифович. А сам даже не заметил, что у него прямо перед окном вбили в землю щит «Уязвимые места танка». Там был изображен танк в разрезе в натуральную величину и стрелочками указаны его слабые места.

Мы сидели у раскрытого окна, и я спросил:

— Отгадайте, что у вас нового?

— Ничего, — ответил Владимир Иосифович.

— Ты очень невнимательный! — говорил Владимир Иосифович. А сам даже не заметил, что у него прямо перед окном вбили в землю щит «Уязвимые места танка». Там был изображен танк в разрезе в натуральную величину и стрелочками указаны его слабые места.

Мы сидели у раскрытого окна, и я спросил:

— Отгадайте, что у вас нового?

— Ничего, — ответил Владимир Иосифович.

— Когда я был мальчиком, — сказал КОЛЯ, — я часто просил мою бабушку купить мне мороженое. Она подходила к киоску и делала вид, что покупает! А САМА ВМЕСТО МОРОЖЕНОГО ПОДСОВЫВАЛА МНЕ ПЛАВЛЕНЫЙ СЫРОК. А я верил! — процедил он сквозь зубы. — Жевал и думал: «Ну и дрянь же это мороженое! Что его все так любят. »

— Страшная история! Страшная! — воскликнул ВАСЯ. — Вот почему из тебя, Коля, вырос бандит!

— Когда я был мальчиком, — сказал КОЛЯ, — я часто просил мою бабушку купить мне мороженое. Она подходила к киоску и делала вид, что покупает! А САМА ВМЕСТО МОРОЖЕНОГО ПОДСОВЫВАЛА МНЕ ПЛАВЛЕНЫЙ СЫРОК. А я верил! — процедил он сквозь зубы. — Жевал и думал: «Ну и дрянь же это мороженое! Что его все так любят. »

— Страшная история! Страшная! — воскликнул ВАСЯ. — Вот почему из тебя, Коля, вырос бандит!

Источник