Меню

Лечение собаки после перитонита

Перитонит у собак

Перитонитом называется воспаление брюшины, тонкой оболочки, выстилающей внутреннюю поверхность брюшной стенки и покрывающей органы брюшной полости. Перитонит может быть местным (локальным) и общим.

Содержание
Определение патологии

Локальный перитонит характеризуется небольшим участком воспаления, практически никогда не приводит к значительному ухудшению состояния собаки. Он может быть в норме после операций на органах брюшной полости. Также локальный перитонит может развиваться при некоторых патологиях (эндометрит, панкреатит, травмы и т.д.). В этом случае, при отсутствии соответствующего лечения, локальный перитонит может развиться в общий перитонит.

Общий перитонит всегда является патологией. Характеризуется обширным воспалением брюшины, что почти всегда сопровождается тяжелым и крайне тяжелым состоянием собаки.

Причины перитонита

У собак перитонит почти всегда развивается вследствие бактериального воспаления. Наиболее частые причины перитонита:

  • Травмы брюшной стенки
  • Панкреатит
  • Разрыв мочевого пузыря
  • Разрыв желчного пузыря
  • Перфорация желудочно-кишечного тракта
  • Новообразования брюшной полости
Симптомы перитонита

Являются неспецифическими и характерны для большинства септических процессов. Вот основные из них:

  • Вялость
  • Отказ от еды
  • Гипертермия
  • Рвота
  • Повышенная жажда
  • Повышенный суточный объем мочи
  • Прогрессирующее исхудание собаки.
  • Болезненность брюшной стенки.
Диагностика и лечение

Для постановки диагноза и выявления причин развития перитонита, кроме осмотра и сбора сведений о животном, могут понадобиться:

  • УЗИ брюшной полости
  • Общий и биохимический анализы крови.
  • Рентгенография
  • Диагностическая операция

Лечение локального перитонита у собак обычно ограничивается антибиотиками и назначением обезболивающих средств. Лечение общего перитонита всегда должно проводится в условиях отделения интенсивной терапии. На первом этапе может потребоваться хирургическое вмешательство, цель которого максимально очистить брюшную полость от инфекционных агентов и воспалительных продуктов. В тяжелых случаях после такой операции ставятся дренажи, которые позволяют промывать брюшную полость в течение нескольких дней, не прибегая к общей анестезии. Помимо хирургического вмешательства назначаются антибиотики, обезболивающие препараты, проводится коррекция водно-электролитного и кислотно-щелочного баланса организма. Лечение общего перитонита может занять длительное время.

Прогноз

Будет зависеть от причины, вызвавшей перитонит. При своевременном лечении, прогноз при локальном перитоните почти всегда благоприятный. Прогноз при общем перитоните осторожный до неблагоприятного. Осложнением общего перитонита является спаечная болезнь. Это может потребовать повторных хирургических вмешательств.

Статья подготовлена врачами терапевтического отделения «МЕДВЕТ»
© 2015 СВЦ «МЕДВЕТ»

Источник

Перитонит у собак

Перитонит – это воспаление брюшины, связанное с усилением функции экссудации.

У собак возникает как вторичное заболевание . По течению перитонит у собак бывает острым и хроническим.

Этиология. Острый перитонит у собак возникает в результате попадания патогенной микрофлоры в брюшную полость, на брюшину при различных заболеваниях органов брюшной и тазовой полостей, особенно когда воспаление распространяется на большую глубину в органах и тканях. Подобное бывает, например, при прободной язве желудка и 12-ти перстной кишке (язвенная болезнь желудка у собак), при повреждение кишечника глистами, когда их количество достигает максимума (глисты у собак), гастроэнтеритах (гастроэнтерит у собак), завороте и инвагинации кишок (инвагинация кишечника), нефритах (болезни почек у собак) и метритах (пиометра у собак).

Инфекционные возбудители могут заносится в брюшную полость собак гематогенным и лимфогенными путями. Воспаление на брюшину может переходить с соседних органов. Вместе с микрофлорой из органов пищеварения поступает их содержимое, смешанное с желудочным соком и слюной, фекалии или гной.

Первичный перитонит у собак может быть следствием проникающего ранения стенки живота при травмах(стрелянные раны, укусы и т.д.). При этом часто заносится инфекция.

Частой причиной перитонита у собак является неаккуратно выполненные хирургические операции на органах брюшной полости.

Патогенез. В результате воздействия этиологических факторов на интерорецепторы брюшины у собаки возникает мощный поток болевых импульсов, которые поступают в центральную нервную систему, истощают ее, расстраивают нервную регуляцию. В результате этого усиливается экссудация и уменьшается резорбция и брюшной полости. Параллельно происходит нарушение функции кровеносных капилляров и сердца. Нарушаются моторика и перистальтика органов брюшной полости. Происходит резкое ослабление и исчезновение регулирующего действия блуждающих нервов на тонус и перистальтику кишечника, а тормозящее влияние чревных нервов сохраняется.

В начале развития перитонита у собаки наблюдается спазм капиллярно- сосудистой сети, а затем ее расширение и гиперемия сосудов брюшины. Одновременно расширяются лимфатические сосуды серозной оболочки. Кровяное давление у больной собаки падает. Скопление крови в сосудах брюшины вызывает сокращение объема циркулирующей крови, что в свою очередь приводит к нарушению работы сердца. В дальнейшем под влиянием продуктов воспаления и токсинов, образующихся в результате жизнедеятельности микроорганизмов, недостаточного питания парализует сосудисто-двигательный центр продолговатого мозга, и собака погибает от паралича сердца.

Гиперемия серозной оболочки приводит к усилению экссудации и замедлению резорбции. В брюшной полости накапливается красноватая серозная жидкость, в которой в большом количестве находится белок, появляются форменные элементы крови и токсины, сильно влияющие на рецепторы брюшины. При исследовании такого экссудата находят кишечную и синегнойную палочки, стафиллококки и стрептококки, протей и другие микроорганизмы.

В результате снижения резистентности брюшины бактериальные токсины усиленно всасываются печенью и затем попадают в общий круг кровообращения. У больной собаки может возникнуть септицемия. Часть мезотелия, серозной оболочки гибнет и становится субстратом для микробов, которые усиленно размножаются.

Под влиянием болевых импульсов в начале перитонита развивается усиленная перистальтика кишечника, но вскоре она сменяется парезом и параличом. Возникает застой химуса и его разложение. В просвете кишечника образуется большое количество токсических веществ, газов, которые угнетают все виды пищеварения.

Патолого-анатомические изменения. В брюшной полости находят большое количество, до 1-2 л экссудата. Экссудат прозрачен или мутный, бесцветен, серо-белый или красноватый. В экссудате содержится много фибрина, гноя, иногда пищевые массы. В мазках среди нитей фибрина видны клетки мезотелия, лейкоциты, эритроциты и микроорганизмы.

Висцеральный и париетальный листки брюшины без блеска, усеяны многочисленными полосчатыми и пятнистыми кровоизлияниями. При перфорации какого либо органа наблюдается воспалительная инфильтрация. Серозная оболочка диафрагмы воспалена. Кишечник находится в состоянии пареза. И заполнен газами и жидким содержимым.

Читайте также:  Как воспитывать собаку бультерьера

Клиническая картина. При остром перитоните у собаки температура тела стойко держится на высоком уровне 40-41 градусов. Собака сильно угнетена. При усиление боли, походка становится напряженной, собака стонет, визжит или скулит, постоянно оглядывается на живот, горбит спину. При явлениях колик больше лежит, иногда на спине. С выпотом большого количества экссудата в брюшную полость боли ослабевают.

Ветеринарные специалисты при внешнем осмотре, отмечают незначительное отвисание брюшной стенки под тяжестью накопившегося экссудата, западание глазных яблок, кожа покрывается холодным потом.

При проведении бимануальной пальпации ветеринарный врач устанавливает скопление экссудата и болезненность брюшной стенки. Больная собака при пальпации живота беспокоится, проявляет агрессию. Перкуссией устанавливается горизонтальная линия притупления, которая легко смещается с изменением положения тела собаки. В начальной стадии острого перитонита при аускультации живота у собаки перистальтические шумы кишечника усилены, у собаки отмечается понос (понос у собаки). Со временем они ослабевают и полностью исчезают. Парез кишечника у больной собаки развивается сравнительно рано и сопровождается запором (запор у собаки), быстро прогрессирует и приводит к гибели собаки. Пульс у больной собаки учащен, артериальное давление низкое, при аускультации сердца –аритмия и экстрасистолия. Дыхание учащенное, развивается смешанная одышка. Аппетит у собаки исчезает, появляется рвота (рвота у собаки).

При проведении рентгенологического исследования живота устанавливается затемнение от экссудата, располагающегося на дне брюшной полости.

Хроническое течение перитонита у собаки затягивается на недели, иногда на месяцы. Периоды временного улучшения общего состояния больных собак чередуются с приступами обострения болезни. Хроническая форма перитонита если не принимать экстренных мер лечения, также может закончится гибелью собаки. Хронический перитонит у собак очень часто осложняется образованием спаек в брюшной полости.

Диагноз. Диагноз на перитонит у собак ветеринарные специалисты ставят на основание клинической картины, проводится пробный прокол, рентгеноскопия живота, УЗИ брюшной полости и биохимический анализ крови.

При проколе брюшной стенки ветеринарные специалисты получают жидкость с повышенным количеством белка(хлопья фибрина), клеточные элементы крови (эритроциты и лейкоциты), микробы, иногда химус.

Дифференциальный диагноз. Перитонит ветеринарные специалисты дифференцируют от брюшной водянки (асцит у собаки). При асците жидкость прозрачная, бедна белком, не имеет форменных элементов крови и пищевых масс.

Лечение. Больной собаке предоставляют покой и проводят активную терапию с использованием повышенных доз антибиотиков и сульфаниламидов. Из антибиотиков применяют –пенициллины и стрептомицин согласно аннотации. Курс лечения определяет лечащий ветеринарный врач. Из других групп антибиотиков эффективными являются : фортум, который вводят внутривенно, внутримышечно или внутрибрюшинно из расчета от 25 до 100мг на кг массы тела в двух или трех разделенных дозах в течение 5-7дней; клафоран в дозе 0,5-1г 2-3 раза в день внутримышечно или внутривенно; цефазолин по 0,5 – 1г каждые 6-8 часов внутривенно или внутримышечно; цефобид вводят внутримышечно в дозе от 50 до 200 мг на 1кг массы тела через каждые 12 часов; цефтриаксон из расчета 20-100мг на кг массы тела 2 раза в сутки внутривенно или внутримышечно; ципринол согласно специальной инструкции; цифран по 100- 400мг внутривенно 2 раза в день и другие.

Усилить действие антибиотиков можно путем одновременного применения сульфаниламидов.

Для улучшения сердечной деятельности и повышения тонуса мускулатуры кишечника внутривенно вводят 10%-е растворы кальция хлорида и глюконата в дозе 5мл. Для снятия болевых импульсов рекомендуется проводить надплевральную блокаду по Мосину. При запорах назначают очистительные клизмы.

При лечении перитонита у собак также применяют иммунномодуляторы гомеопатического происхождения – катозал, гамовит, иммунофор.

В том случае, когда развитие перитонита связано с повреждением внутренних органов, проводят лапаротомию.

Профилактика. Для предупреждения разлитого перитонита, особенно при перфорации желудка и кишечника, проводят хирургическое вмешательство. В других случаях профилактика основана на своевременном лечении травм брюшной стенки, воспалительных процессов и язв в органах брюшной и тазовой полостей, соблюдении правил асептики и антисептики при операциях.

Профилактическая обработка от гельминтов, а также от клещей и блох. Вакцинация против инфекционных заболеваний распространенных в регионе проживания.

Источник



Лечение собаки после перитонита

Актуальность. Значимость послеоперационного перитонита за последнее время не уменьшилась, вопросы ранней диагностики, эффективных методов лечения остаются важнейшими в практической хирургии. Именно он, несмотря на все достижения последнего времени, является непосредственной причиной летальности 50-86% больных после абдоминальных операций [1; 2].

Сам по себе послеоперационный перитонит является следствием внутрибрюшных осложнений, таких как несостоятельность швов анастомозов, периоперационное инфицирование брюшной полости, интраабдоминальное скопление крови, желчи, осложнения панкреонекроза и др. Тем не менее значимость этой патологии на определенном этапе воспалительного процесса выступает на первый план, являясь основной причиной релапаротомии [3; 4].

Послеоперационный перитонит относится к вторичным и третичным формам интраабдоминальной хирургической инфекции. Поэтому особенно актуальны вопросы своевременной адекватной хирургической тактики и проблемы комплексной иммунокоррекции, восстановление физиологических функций пораженных органов, посиндромной терапии [5; 6].

При генерализованном вовлечении в патологический процесс брюшной полости наиболее применимы классические принципы оперативного лечения. Релапаротомии, лапаростомии позволяют добиться адекватной санации очага, создать условия для хирургической детоксикации. В то же время при многих формах ограниченного послеоперационного перитонита все чаще отказываются от травматических сложных «классических» хирургических пособий в пользу современных мини-травматичных методов оперативного лечения и мини-инвазивного дренирования, что позволяет оптимизировать результаты лечения и адекватно контролировать патологический экссудат [7].

Материалы и методы. Нами изучены ближайшие результаты 9226 операций на органах брюшной полости у пациентов, находившихся на лечении в хирургических отделениях Симферопольской клинической больницы и Республиканской клинической больницы им. Н.А. Семашко (Крымская медицинская академия, кафедра хирургии № 1, заведующий кафедрой проф. Костырной А.В.), за период 2006-2014 гг. Послеоперационные интраабдоминальные осложнения возникли у 210 больных (2,28%), из них осложнения, потребовавшие выполнения различных по характеру хирургических вмешательств, обнаружены у 152 (1,65%) больных. Послеоперационные гнойно-септические осложнения возникли у 84 (0,91%) больных, из них в 77 случаях требовалось выполнение различных по характеру хирургических вмешательств. Послеоперационный перитонит развился у 45 (0,49%) больных. Эти осложнения возникали после всех видов внутрибрюшного вмешательства.

Читайте также:  Собака не ест лежит текут слюни

Результаты и их обсуждение. В раннем послеоперационном периоде послеоперационный перитонит диагностирован у 45 (0,49%) больных. Ввиду превалирующего планового контингента наших больных большее число случаев перитонита имело место после плановых оперативных вмешательств — 33 (73,3%) по сравнению с экстренными операциями — 12 (26,7%) случаев.

Ранние послеоперационные осложнения, возникающие на 3-5-е сутки, многообразны, но среди абдоминальных осложнений подозрение на перитонит является самым грозным. Положительные перитонеальные симптомы, сохранение и продолжение паралитической кишечной непроходимости, усиление интоксикационного синдрома составляют основной симптомокомплекс. Конечно, провести дифференциальную диагностику с послеоперационным парезом кишечника, развивающейся ранней спаечной непроходимостью, гемоперитенеумом является весьма сложной задачей. При наличии инфекционного процесса на момент первичной операции или возникшего вследствие инфицирования брюшной полости в ходе первичной операции (панкреонекроз, резекция кишечника, ятрогенные кишечные свищи и др.) и при дальнейшем прогрессировании внутрибрюшной инфекции диагности­ка послеоперационного перитонита вызывала наибольшие затруднения. При этом отсутствовал классический болевой синдром, а перитонеальные симптомы были сомнительными, слабо позитивными или вообще не выявлялись. Дополнительным клиническим признаком было не только редукция, но и нарастание паралитической кишечной непроходимости к 3-м суткам после. Отсутствие эффекта от комплексной консервативной терапии также позволяло заподозрить данное осложнение. При поздней диагностике и несвоевременности оперативного вмешательства у больных наблюдалось нарастание эндогенной ин­токсикации. Классические воспалительные изменения в общем анализе крови, такие как высокий лейкоцитоз со сдвигом формулы влево, палочкоядерный сдвиг, были довольно информативны в качестве дополнительного подтверждения.

Несостоятельность швов анастомозов желудочно-кишечного тракта, развившаяся в раннем послеоперационном периоде, была главной причиной послеоперационного перитонита. В большинстве случаев несостоятельностью швов осложнились травматические онкологические операции: резекции желудка при раке желудка, радикальные и паллиативные операции при раке поджелудочной железы. В нашей клинике при гастрэктомии чаще использовался инвагинационный эзофагоэнтероанастомоз по Цацаниди. Мы отдаем предпочтение данной методике ввиду ее надежности, малом риске несостоятельности. Ретроспективный анализ показал, что в 2 случаях рака желудка, после выполнения гастрэктомии, несостоятельности эзофагоэнтероанастомоза по Ру – Цацаниди отмечено не было: в одном случае причиной развития послеоперационного перитонита стала несостоятельность швов контрапертуры от «салазочной нити», в другом — несостоятельность межкишечного анастомоза. У 5 больных после паллиативной резекции желудка при распространенном раке желудка выявлена несостоятельность гастроэнтероанастомоза. Диагностика в этих случаях не вызвала трудностей, так как отмечалось поступление кишечного содержимого по контрольным дренажам на фоне нарастающей интоксикации и перитонеальных явлений. Во всех случаях проводилась широкая релапаротомия, санация и дренирование брюшной полости, несостоятельность устранялась наложением укрепляющих швов на линию анастомоза.

Панкреонекроз и его осложнения были в нашей клинике частой причиной оперативных вмешательств, причем во многих случаях таких операций у одного пациента было несколько. Этапные некрсеквестрэктомии, многочисленные санации брюшной полости, смена дренажей, тампонов – далеко не полный список предпринятых операций. Гнойные осложнения панкреонекроза, которые нуждались в многочисленных релапаротомиях, вскрытие и дренирование абсцессов и флегмон различных локализаций составили значительный процент послеоперационных перитонитов. При формировании оментобурсостомы для этапной некрэктомии и при вовлечении в гнойник одной из стенок кишечника сформировывались кишечные свищи, чаще толстокишечные. В 4 случаях причиной перитонита появилась деструкция поперечноободочной и восходящей кишки данной этиологии. Ушивание дефекта кишечной стенки в условиях гнойного воспаления, как правило, не приводит к желаемому результату. Поэтому предпочтение мы отдавали операциям, выключающим пассаж по скомпрометированной кишке. В этих случаях пассаж по толстой кишке выключался путем наложения илеостомы, что в дальнейшем давало возможность для эффективных санаций брюшной полости и очагов панкреонекроза. В одном случае у пациентки в отдаленном послеоперационном периоде сформировался слизистый свищ толстой кишки, который потребовал выполнения правосторонней гемиколонэктомии в будущем. Некроз стенки двенадцатиперстной кишки при панкреонекрозе отмечен в 3 случаях. У двух больных он проявился развитием распространенного перитонита. В обоих случаях производили выключения двенадцатиперстной кишки с наложением гастроэнтероанастомоза. В одном случае несостоятельность проявилась клиникой острого дуоденального свища. При этом перитонеальных симптомов не наблюдалось, улавливающий дренаж функционировал адекватно, по контрольным дренажам отделяемого не было. У этой пациентки наладили активную аспирацию из улавливающего дренажа, в дальнейшем сформировали дуоденостому, которая закрылась самостоятельно. От релапаротомии и санации брюшной полости удалось удержаться.

В одном случае панкреонекроз осложнился гнойным оментобурситом, была выполнена эхоконтролируемая пункция сальниковой сумки с оставлением дренажа. В дальнейшем проводилась санация гнойного очага, однако эффективность проведенных манипуляций была сомнительной. Учитывая нарастание интоксикационного синдрома, на 10-е сутки выполнена лапароскопическая санация и сквозное дренирование сальниковой сумки. Данный метод лечения оказался эффективным, больная выписана с выздоровлением.

После операций на толстой кишке отмечено возникновение перитонита в 9 случаях: у 3 больных после правосторонней резекции толстой кишки; после левосторонней гемиколонэктомии у 4 больных; у 2 после субтотальной резекции толстой кишки. Диагностика послеоперационного перитонита, как правило, не вызывала больших трудностей. Тем более, если клиническая картина коррелировала с соответствующим отделяемым из дренажей брюшной полости. Кроме того, при необходимости выполняли ультразвуковое исследование брюшной полости, которое позволяло точно определить участки скопления жидкости. Каловые перитониты требуют радикальной и многоэтапной хирургической санации, массивного и комплексного лечения, микрофлора, как правило, резистентна, плохо поддается массивной антибактериальной терапии. Независимо от локализации несостоятельности наложенного ранее анастомоза лучшим методом завершения операции мы считали выведение наружного кишечного свища, считая, что наличие внутрибрюшного анастомоза в условиях перитонита крайне опасно. Конечно, соседство лапаростомной раны и кишечного свища на брюшной стенке вызывает дополнительные технические трудности, повышает риск повторной контаминации. При несостоятельности толстокишечной анастомозов их разъединяли и выводили колостомы, умерли 2 больных. В двух случаях проводилась программированная санация брюшной полости, пассаж по толстой кишке выключали наложением двуствольной илеостомы.

Читайте также:  Гискан 5 сыворотка для собак инструкция куда колоть

Наибольшие затруднения вызывала диагностика возникших осложнений при неадекватности функционирования улавливающих дренажей и прогрессировании внутрибрюшной инфекции, которая уже имелась вследствие вторичного инфицирования брюшной полости в ходе предшествующей операции, или первичное оперативное вмешательство было произведено по поводу первичной абдоминальной инфекции. Так, в 4 случаях несостоятельности после резекции кишечника возник послеоперационный перитонит, который имел стертую клиническую картину. При этом боли в животе не были интенсивными, а симптомы раздражения брюшины были сомнительными или отсутствовали, нарастала паралитическая кишечная непроходимость, консервативная терапия которой давала лишь кратковременный эффект. Если не была выполнена операция, то в течение ближайших суток у больных стремительно нарастала эндогенная интоксикация.

Значительный процент составили больные после операций на внепеченочных желчных путях, причем в основном после тяжелых реконструктивных оперативных вмешательств. Послеоперационные желчные перитониты, возникшие после операций по поводу хронического калькулезного холецистита, холедохолитиаза, механической желтухи, в 6 случаях; при панкреонекрозе, осложнившемся несостоятельностью желчных путей, в 4 случаях; в одном случае при комбинированной гастрэктомии, сопровождавшейся интраоперационной травмой желчных путей.

Отдельную область абдоминальной хирургии занимают билидигестивные анастомозы в силу достаточно частого осложнения – развития несостоятельности швов анастомозов с риском развития разлитого желчного перитонита. С этой точки зрения наибольшую оперативно-техническую сложность представляют реконструктивные билидигестивные анастомозы в воротах печени, такие как гепатикоеюностомии с проведением транспеченочных кольцевых дренажей с формированием «подвесной» энтеростомы и т.д. Появление желчи в раннем послеоперационном периоде после таких оперативных вмешательств нередкое осложнение. Мы отметили такое осложнение в 7 случаях. В 1 случае имела место поздняя диагностика разлитого желчного перитонита. Проводилась широкая релапаротомия, санация и дополнительное дренирование брюшной полости. В противном случае на вторые сутки после операции отмечалось массивное поступление желчи по улавливающему дренажу из малого таза и незначительное поступление желчи по дренажу из подпеченочного пространства и транспеченочным дренажам. После подтягивания транспеченочных дренажей с подключением к ним системы активной аспирации и промывания всех улавливающих дренажей и отмывания полости малого таза через дренаж перитонеальные явления купировались без повторной операции. В других случаях желчеистечения контрольные дренажи функционировали адекватно, отмечалась клиника локального перитонита, которая на фоне проведенного лечения нивелировалась в короткие сроки, не отмечалось подтекание желчи по дренажу из малого таза и т.д. Рациональное ведение раннего послеоперационного периода, уход за дренажами, применение при необходимости вакуумной аспирации позволило локализовать желчеистечение. Во всех этих случаях консервативная терапия увенчалась успехом, релапаротомия не понадобилась. Желчные свищи закрылись самостоятельно в различные сроки послеоперационного периода.

При ограниченных скоплениях желчи или серозного-гнойного экссудата у 4 пациентов в раннем послеоперационном периоде выполнялись однократные эхоконтролируемые пункции этих очагов с оставлением дренажей, что приводило к выздоровлению на 2-3-е сутки.

Выводы. Послеоперационные интраабдоминальные гнойно-септические осложнения остаются серьезной проблемой современной хирургии. В этом аспекте послеоперационный перитонит особенно актуален, сложными остаются вопросы своевременной диагностики, верификации причины возникновения, адекватной хирургической техники, комплексной профилактики послеоперационных осложнений.

При распространенном послеоперационном перитоните применение комплекса лечебных мероприятий, направленных на дезинтоксикацию, профилактику и лечение полиорганной недостаточности, иммунокоррекцию и т.д., позволяет улучшить результаты лечения. В этом лечебном комплексе очень важны методы хирургической дезинтоксикации. Релапаротомии, программируемые санации брюшной полости являются ведущими методами хирургического лечения для устранения причины перитонита, элиминации и адекватного дренирования гнойного очага.

Чаще всего неосложненный локальный перитонит не требует такой массивной и травматичной хирургической тактики. Использование малых доступов к очагу инфекции, лапароскопические способы повторного дренирования, эхоконтролируемые пункции патологических очагов, адекватно функционирующие интраабдоминальные дренажи, рациональное и комплексное ведение послеоперационного периода позволяют отказаться от «классических» повторных оперативных вмешательств. Все вышесказанное позволяет достигать хороших клинических результатов, уменьшить количество послеоперационных осложнений, улучшить качество жизни в отдаленном послеоперационном периоде.

Источник

Перитонит у собак и кошек

(с) Ветеринарный центр лечения и реабилитации животных «Зоостатус».

Варшавское шоссе, 125 стр.1.

Симптомы

  • Угнетение
  • Рвота
  • Диарея
  • Слабость
  • Лихорадка
  • Отсутствие аппетита
  • Увеличение живота в объеме
  • Боль в животе

Причины

  • разрыве мочевого пузыря (мочевой перитонит),
  • разрыве желчных протоков или желчного пузыря,
  • разрыве опухоли,
  • при панкреатите у кошек и собак (воспаление поджелудочной железы) в результате активного выделения панкреатических ферментов и саморазрушения органа под их воздействием,
  • проникающих травмах брюшной полости,
  • перфорации желудочно-кишечной язвы,
  • перфорации ЖКТ инородными телами,
  • пиометре, которая привела к разрыву матки и излитию гноя в брюшную полость,
  • разрыве печени или другого паренхиматозного органа вследствие абсцесса.

Диагноз

  1. Пункция брюшной стенки (лапароцентез) для получения образца жидкости для цитологического анализа, оценки количества лейкоцитов, белка, бактериоскопии и посева.
  2. Клинический анализ крови. ОКА крови может определить число лейкоцитов, эритроцитов и тромбоцитов. При перитоните часто повышено количество лейкоцитов в крови.
  3. Биохимический профиль. В зависимости от причины перитонита в биохимическом анализе крови могут наблюдаться разные отклонения – повышение почечных и печеночных показателей, нарушения электролитного баланса, низкий уровень альбумина. При сепсисе может наблюдаться низкий уровень сахара в крови.
  4. Рентген – для определения наличия жидкости в брюшной полости, опухолей, каловых завалов и инородных тел в кишечнике.
  5. УЗИ брюшной полости – помогает определить наличие пиометры, разрыва желчного пузыря, панкреатита, абсцессов печени, опухолей.
  6. Лапароскопия – минимально инвазивное исследование брюшной полости с помощью эндоскопа. Лапароскопия также позволяет брать участки пораженных тканей внутренних органов или опухолей на анализ.
  7. Диагностическая лапаротомия – операция, которая производится в случае, когда другие методы диагностики не дали должного результата. В результате данной процедуры оценивается визуально состояние внутренних органов, выполняется биопсия (берутся на анализ кусочки тканей) пораженных или подозрительных участков.

Лечение

Почитайте отзывы о нашем ветеринарном центре.
Позвоните по номеру 8 (499) 372 00 57 и запишитесь на консультацию прямо сейчас или закажите обратный звонок.
(с) Ветеринарный центр лечения и реабилитации животных «Зooстатус».
Варшавское шоссе, 125 стр.1.

Источник