Меню

Герасим находит щенка отрывок муму

Про Герасима и Муму

До революции в Крыму,
В простой каптёрке небогато
Жил-был Герасим и Муму,
Собаку звали так когда-то.

Глухонемым он с детства был,
И от рассвета до заката
В усадьбе дворником служил,
Работу, делая без мата.

Собака, маленький щенок,
Была одна ему отрада.
Хлеб, доставая из порток,
С руки кормил, коль было надо.

Его весною как-то спас,
Забрав у пьяного балбеса.
Тот избивал его как раз,
Долбя ногой, для интереса.

Силком за шиворот поднял.
Мыча, тряхнул его без фальши.
Тот моментально всё понял,
И смылся поскорей подальше.

Здоров Герасим был к тому ж!
По пуду кулаки болтались,
По виду, хоть и неуклюж,
В усадьбе все его боялись.

Он звал щенка, мыча, Му! Му!
К нему животное бежало.
От местной дворни посему,
Такое прозвище пристало.

Герасим счастлив был. При нём
Муму вертелся, словно шило.
Так проходили день за днём,
Пока беда не наступила.

Старуха вредная тогда
Была хозяйкою усадьбы,
Чего желать в её года?
Как богу душу не отдать бы!

И жил при ней здоровый кот.
Она по нём с ума сходила.
И каждый день, из года в год,
Как на убой его кормила.

Кот был дурён до маеты!
Взбесился, как Муму увидел!
Что делать тут? Как все коты,
Собак он люто ненавидел!

Во двор раз выскочил Муму,
С утра, пописав на цветочки,
Как кот вцепился в глаз ему,
Свои, примерив коготочки.

Герасим вышел двор прибрать,
И, оттащить кота, пытаясь,
Свернул башку ему, видать.
Тот умер, в муках извиваясь.

Старуха, выскочив вослед,
Услышав визги, в непонятке,
Запричитала. Что за бред!
Одной рукой, чеша в сопатке.

Увидев мёртвого кота,
Она Герасиму сказала.
Пойдёшь, козёл, за ворота!
Тебя убить за это, мало!

Затем продолжила. В дому
Я прикажу зажечь все свечки!
А ты возьмёшь сейчас Муму,
Его утопишь в нашей речке!

А не утопишь, то тогда
Тебя на каторге сгною я!
И, восклицая. Вот беда!
Ушла обратно в дом, горюя.

Герасим горестно вздохнул.
Подумал. Вновь один остался!
Муму в котомку запихнул,
На речку вместе с ним подался.

На шею камень привязал,
И, плача, в речку с лодки кинул,
Лишь про себя, прощай! Сказал,
С груди своей, как сердце вынул.

Тургенев жил в Крыму тогда,
И написал рассказ про это.
Сюжет достойный, господа!
Но в руки он попал поэта.

А тот сюжет весь поменял,
И стих шутливый получился.
Наверно, сути не понял!
Ведь мир с тех пор переменился!

Источник

LUS.sense

Демонстрационный разбор фрагмента повести Тургенева с подробными пояснениями.

А Герасим всё грёб да грёб. Вот уже Москва осталась назади. Вот уже потянулись по берегам луга, огороды, поля, рощи, показались избы. Повеяло деревней. Он бросил весла, приник головой к Муму, которая сидела перед ним на сухой перекладинке — дно было залито водой, — и остался неподвижным, скрестив могучие руки у ней на спине, между тем как лодку волной помаленьку относило назад к городу. Наконец Герасим выпрямился, поспешно, с каким-то болезненным озлоблением на лице, окутал веревкой взятые им кирпичи, приделал петлю, надел ее на шею Муму, поднял ее над рекой, в последний раз посмотрел на нее… Она доверчиво и без страха поглядывала на него и слегка махала хвостиком. Он отвернулся, зажмурился и разжал руки… Герасим ничего не слыхал, ни быстрого визга падающей Муму, ни тяжкого всплеска воды; для него самый шумный день был безмолвен и беззвучен, как ни одна самая тихая ночь не беззвучна для нас, и когда он снова раскрыл глаза, по-прежнему спешили по реке, как бы гоняясь друг за дружкой, маленькие волны, по-прежнему поплескивали они о бока лодки, и только далеко назади к берегу разбегались какие-то широкие круги.

Первая операция:

поиск смысловых центров.

В разных текстах анализ структуры сонантов/консонантов дает различные (по их пользе для дальнейших выводов) результаты. Если очень огрублять, то у более художественных, более личных, более живых текстов структура распределения различных групп сонантов/консонантов дает более выраженную, более информативную картину. Тургеневский текст, безусловно, попадает в эту категорию.

В любом случае, это первый поиск, который обычно проводится на тексте, поскольку изменения динамики распределения сонантов/консонантов позволяют а) разделить текст на содержательно различные участки, б) найти подобные фрагменты текста и в) определить содержательные центры.

В графике распределения согласных в отрывке из «Муму» программа LUS.sense (далее — LS) отмечает пять условно центральносимметричных участков и, сответственно, пять центров. Наиболее четко выражены три: зона перехода с 3 к 4 строке, 6 строка и 17 строка. Это для варианта записи текста в строки по 40 знаков. Запись по 50 знаков дает свои основные центры: 5 строка и 13 строка. (вариант с записью 60 знаков в строке мы в данном случае не рассматриваем – слишком короткий отрывок).

Теперь проверяем эти же участки, но с помощью графиков распределения гласных разных групп.

Запись по 50 знаков дает свои центры: 5/6 строка, 16/17, 21 и 11/12, запись по 40 знаков особенно уверенно выделяет 15-ю строку.

Суммируя полученные результаты, LS выбирает те участки, которые выделяются как минимум не в одном случае. Самым важным из смысловых центров оказывается фрагмент, описывающий непосредственно само событие: «…отвернулся, зажмурился и разжал руки».

Читайте также:  Кормим щенка бассет хаунда

Если отвлечься от схем распределения гласных/согласных и посмотреть на содержание текста, то мы увидим, что фонетическая структура абсолютно точно указала нам на самое сильное место отрывка. Герасим здесь, фактически, умирает: он, и так лишенный слуха, теряет в этот момент зрение, а вдобавок, перестает что-то осязать («разжал руки»). Добавим сюда и то обстоятельство, что он теряет заодно и голос – звонкий лай Муму. Еще маленькое дополнение: Тургенев невольно подчеркивает момент утраты зрения, говоря о том, что для Герасима день был таким же тихим как ночь [для людей]. Иными словами, свет был тьмой.

Оценим теперь те места, которые также отмечены как центры, но не самые важные.

Фрагмент «…показались избы. Повеяло деревней». LUS.sense, разумеется, не может об этом знать, но здесь – классический пример предвосхищения будущего развития сюжета: ведь Герасим в конце рассказа вернется в деревню. Поэтому автор – сознательно ли, неосознанно ли – «проговаривается» об этом в самый напряженный момент рассказа. Отметим также, что и сам Тургенев во время написания рассказа собирался в деревню, а поскольку сидел в это время под арестом за публикацию некролога Гоголю, то не мог не испытывать определенного энтузиазма по такому поводу.

Еще один «второстепенный» центр – фрагмент «…дно было залито водой, — и остался неподвижным, скрестив…».

Здесь явственные отсылы к двум главным темам фрагмента: утопление («залито водой») и выявленная нами квази-смерть Герасима («остался неподвижным»).

Однако, если мы не ограничимся этим наблюдением и посмотрим на весь рассказ в целом, то сразу заметим, что Муму была найдена Герасимом в воде («Вдруг ему показалось, что что-то барахтается в тине у самого берега. Он нагнулся и увидел небольшого щенка, белого с черными пятнами, который, несмотря на все свои старания, никак не мог вылезть из воды»), да и сам Герасим, помимо прочего, исполнял обязанности водовоза.

Вторая операция:

поиск «скрытых» или «внутренних» слов

(LS находит их по анаграммам, сопоставляя структуры смысловых центров и их периферийных участков. )

Первая группа (находятся LS быстрее всего, после первой обработки текста)

Воля (находится во фрагменте «…дно было залито водой, — и остался…»)

Кнут, волки (находятся во фрагменте «…лодку волной помаленьку относило назад…»)

Поп (находятся во фрагменте «…окутал веревкой взятые им кирпичи, приделал петлю…»)

(А)налой (находится во фрагменте «…надел ее на шею Муму, поднял ее над рекой, в последний раз…»)

Интерпретация найденных «скрытых» слов

Как кажется, в интерпретации не нуждается: это и мысли самого автора, сидевшего в момент написания текста под арестом, и «мысли» его героя, стремившегося в родную деревню.

Переживания по поводу ареста и общее недовольство отношением власти и к крестьянству, и к самому автору (как раз в связи с его заступничеством за крестьян: и Тургенев, и многие его современники были уверены, что под арест он попал не за статью о Гоголе, а за «Записки охотника») вполне подходят для объяснения такого образа как «кнут».

Как следует понимать слово «волк» — на данном этапе анализа ответить нельзя: нет дополнительных данных.

Понять смысл этого «скрытого» слова можно только в сочетании с еще одним – АНАЛОЙ (или НАЛОЙ). Обычно поп или дьячок пользуются аналоем, когда ведут долгую службу – либо праздничную, либо венчание/отпевание/крещение и т.п. При этом действия, которые проделывает Герасим, более всего напоминают именно венчание/отпевание/крещение (сажает собаку на деревянную скамью, окручивает кипичи веревкой, надевает веревку на шею собаке, поднимает собаку над водой, кидает в воду).

На примере Тургенева прекрасно видно как устроена обычная внутренняя речь. Можно сказать – образцово. И правила этого устройства надо очень хорошо понимать.

Первое: одно слово относится к нескольким группам мыслей и образов, актуальных для автора.

Второе: эти группы тесно связаны между собой, но, как правило, совсем не причинно-следственными связями.

Рассмотрим вторую группу внутренних слов, которые находятся в следующем большом фрагменте: «…спешили по реке, как бы гоняясь друг за дружкой, маленькие волны, по-прежнему…».

Этот фрагмент выбран LS как третьестепенный смысловой центр – он выделяется на графике распределения гласных (50 знаков на строку) и на графике распределения согласных (40 знаков на строку). Во втором случае этот фрагмент не является самостоятельным центром отдельного квази-симметричного участка, но зато выделяется как подобие/отображение другого важного смыслового центра, 17-ой строки («ни быстрого визга падающей Муму, ни тяжкого всплеска воды для него»).

Вот те слова, которые обнаруживаются в этих двух фрагментах:

Егоза, вдрызг, дрязги, риза/Лиза

Рыбы, болен, волк, Полинька/Олинька

Если отнестись к этому формально, то из всего этого набора придется отобрать лишь два слова – Полинька и дрязги. При этом «Полинька», надо полагать, будет относиться к переживаниям по поводу дочери, а «дрязги» — к отношениям с официальными лицами империи, отправившими Тургенева на съезжую за некролог Гоголю.

Но если нас интересуют не только оперативные (верхние) переживания Тургенева, а именно устройство внутренней речи вообще, нам придется отказаться от формального подхода.

Для начала – краткая справка о времени, месте и обстоятельствах написания рассказа. Это апрель/май 1852 года, Петербург, съезжая Адмиралтейской части (КПЗ иначе говоря).

Читайте также:  Нужно ли у собаки забирать щенков

Линия первая.

В марте умер Гоголь и Тургенев написал некролог. Поскольку похороны Гоголя собрали в Москве кучу народа, власти несколько напряглись и велели не педалировать тему. Глава петербургского цензурного комитета граф Мусин-Пушкин отнесся к запрету всерьез, печатать некролог запретил. Тургенев наплевал, отдал его в «Московские ведомости». Император рассердился на «бунт», велел принять меры. Тургенева отправили на съезжую. Интеллигентная публика с восторгом встретила новое развлечение: надо навестить писателя в темнице. Граф Алексей Толстой принялся просить за Тургенева своего детского товарища, будущего Александра II. Но наследник так проникся государственным духом, что ходатайство имело обратное действие. И зам шефа жандармов Леонтий Дубельт распорядился посещения прекратить. Так что найденный комплекс «дуб/дубль» мы можем считать свидетельством скрытого здесь «Дубельт».

Линия вторая.

Итак, Тургенев сидит в КПЗ. Вспоминает письмо Полины Виардо, в котором она рассказывала о собачке на мосту. Миленькая беленькая собачка с черными пятнами. И пишет «Муму». Примем во внимание, что переписка с Виардо идет по-французски. Собака, таким образом, это chien. Далее. Игра слов в одном из писем Тургенева начала 1850-х (он сравнивает две фамилии: Шеншин [chene (фр. дуб) – Chine (фр. Китай)] – Философов [philo (любовь) – sophia (мудрость)]), не только показывает склонность писателя к подобным упражнениям, но и обращает внимание на конкретный набор значимых для писателя слов (chene, Chine). Возможно, это связано с тем, что в Лизу Шеншину Тургенев был некогда влюблен. (Имя «Лиза», кстати, в этих фрагментах тоже есть).

Учитывая, что собака и дуб по-французски не только пишутся, но и произносятся очень похоже, можем утверждать, что найденный во фрагменте «Муму» «дуб» связан не только с Дубельтом (что подкрепляется найденным «дубль»), но и – как ни забавно – с самой собакой Муму.

Третья линия.

В нескольких снах, которые Тургенев описывает в письмах к Виардо, фигурируют рыбы. Такой, вполне распространенный сновиденческий образ, если ориентироваться на Фрейда, связан с эротикой и страхом. Слово «болен» — прямое описание собственного состояния: пока писатель сидел под арестом, в письмах к Виардо он жаловался, что плохо себя чувствует.

Что касается слов «волк» и «егоза», то для их интерпретации у нас слишком мало данных. По поводу «егозы» можем только предположить, что это относится к Полиньке, Пелагее Тургеневой, внебрачной дочери писателя от белошвейки Авдотьи Ивановой (Полинька воспитывалась и жила в доме Виардо).

Волков мы не можем рассматривать как образ, связанный со страхом – Тургенев был охотником и к встречам с волками относился как к встрече с добычей. Другой вариант – цензор Волков, который должен был читать «Записки охотника». Но это слишком слабая зацепка. Поэтому их отбрасываем, так же как и «егозу».

«Ризу» относим к группе ПОП – АНАЛОЙ.

Итак, мы видим, что есть целый комплекс переплетенных друг с другом переживаний, которые проявляют и закрепляют себя на нескольких словах. При этом одни и те же слова могут быть связаны с различными переживаниями.

Попробуем собрать воедино все высказанные соображения, но прежде выпишем единым квази-текстом найденные явные и скрытые куски оригинала.

…поля, рощи, показались избы. Повеяло деревней. Он бросил весла,… …дно было залито водой, [ВОЛЯ] – и остался неподвижным, скрестив…[КНУТ] [ПОП] [АНАЛОЙ] …Он отвернулся, зажмурился и разжал руки… …[ДРЯЗГИ] [ВДРЫЗГ] [ЛИЗА] [РИЗА] падающей Муму, ни тяжкого всплеска воды; для него… …раскрыл глаза, по-прежнему спешили по реке, [РЫБЫ] как бы гоняясь [ДУБ, ДУБЕЛЬТ] друг за дружкой, [БОЛЕН] маленькие [ПОЛИНЬКА] волны…

Стремление автора прочь из Петербурга (со съезжей) в деревню переплетено с желанием Герасима оставить город и вернуться в деревню же. Образ Герасима, лишенного всех чувств (алегорическая смерть), и картина убийства им Муму подкрепляется «скрытыми» словами «поп, риза, аналой» и «явным» словом – «скрестив», которые связаны с идеей обряда отпевания/венчания.

Тургенев вспоминает о своей внебрачной дочери, которая находится на воспитании у Виардо, злится на власти, раздраженно думает о роли Дубельта в запрете на посещения съезжей.

Но поскольку еще до всей истории с некрологом Гоголю, арестом и написанием «Муму» Тургенев намеревался поехать во Францию к дочери Полиньке и Полин Виардо, а всей этой историей перечеркнул возможность поездки – то в повести писатель пользуется образом собачки, который подарила ему Виардо. И убивает этот образ — словно оценивая так свои действия, разрушившие шанс на встречу с любимым человеком.

Источник



Отрывок из рассказа муму когда герасим нашел щенка

Где же Герасим нашёл Муму? ..Но зато мы знаем где Герасим утопил собачку.
ЦИТАТА ;
После отъезда Татьяны Герасим пошел вдоль реки.
«. Дело было к вечеру. Он шел тихо и глядел на воду. Вдруг ему показалось, что что-то барахтается в тине у самого берега. Он нагнулся и увидел небольшого щенка, белого с черными пятнами, который несмотря, на все свои страдания, никак не мог вылезть из воды, бился, скользил и дрожал всем своим мокреньким и худеньким телом. Герасим поглядел на несчастную собачонку, подхватил её одной рукой, сунул к себе за пазуху и пустился большими шагами домой. «

Объяснение:

7,62-мм автомат Калашникова — автомат, принятый на вооружение в СССР в 1949 году; индекс ГРАУ — 56-А-212. Был сконструирован в 1947 году М. Т. Калашниковым. АК и его модификации являются самым распространённым стрелковым оружием.

Читайте также:  Щенки по половым признакам

Стихотворение «Утро», написанное в 1854-55 годах, Никитин очень любил. Больше того — он считал его одним из самых удачных в собственном творчестве. В произведении описывается летнее утро в русской деревне. Рисуя пейзаж, автор старается быть максимально реалистичным. Чтобы добиться тесной связи с окружающей действительностью, Никитин создавал стихотворения в простонародном духе.

Повышенное внимание к фольклору оказало сильнейшее влияние на стихотворения Никитина. В них можно заметить характерные темы, средства художественной выразительности, образы. Чтобы полнее проникнуться народным творчеством, поэт собирал и заучивал песни, пословицы, причитания. В этом стремлении он был близок к Гоголю, Пушкину, Кольцову, Некрасову. В стихотворении «Утро» фольклорность выражается в употребление повторов (далеко-далеко, морщит-рябит, горит-разгорается), глаголов в устаревшей форме (скрылися, пробудилися), союза «да» вместо «и» («солнце да утро веселое»).

Никитину удается нарисовать яркую картину пробуждения всего живого с наступлением утра — птичек, солнца, леса. В середине произведения первый раз в пейзаж вписываются люди — рыбаки, проснувшиеся на рассвете и уже начавшие собирать снасти. Кроме того, человек появляется в финале. Перед читателями предстает жизнерадостный пахарь с сохой. Он поет, получает удовольствие от нового дня, солнца и утра. По плечу ему тяжелая работа. Заканчивает стихотворение поэт сразу тремя восклицаниями. Выглядят они словно призыв для всего человечества — нужно радоваться каждому утру, приветствовать взошедшее солнце, не зацикливаться исключительно на проблемах и душевой боли.

Высокую оценку «Утру» давал величайший русский писатель двадцатого столетия Бунин. Он считал, что Никитин сумел замечательно передать красоту ранней зари. По мнению Ивана Алексеевича, стихотворение словно наполнено горячим солнечным блеском, утренней свежестью, росами, холодком от реки, запахом камышей.

Поэзия Никитина отличается особой мелодичностью, поэтому она часто привлекала внимание талантливых русских композиторов.

Источник

Герасим находит щенка отрывок муму

Это произошло вечером. Герасим шел по берегу реки и глядел на воду. Вдруг ему показалось, что что-то барахтается в тине у самого берега. Он нагнулся и увидел небольшого, белого с черными пятнами щенка. Бедняга, несмотря на все свои старания, никак не мог вылезти из воды, бился, скользил и дрожал всем своим мокреньким и худеньким телом. Герасим поглядел на несчастную собачонку, подхватил ее одной рукой и вытащил из воды, а потом с этой необычной ношей пустился большими шагами домой.

Он вошел в свою каморку, уложил спасенного щенка на кровать, прикрыл его старым тулупом, быстро сбегал в конюшню . за соломой, потом в кухню — за чашечкой молока. Осторожно откинув тулуп и разостлав солому, Герасим поставил молоко на кровать. Бедной собачонке было всего недели три, у нее недавно прорезались глаза, и она еще не умела пить из чашки, только дрожала и щурилась. Герасим взял собачку легонько

двумя пальцами за голову и пригнул ее мордочку к молоку. Собачка вдруг начала с жадностью пить, фыркая, трясясь и захлебываясь. Всю ночь Герасим возился с ней, укладывал ее, грел и обтирал. К утру он сам заснул рядом с ней каким-то радостным и тихим сном.

Не каждая мать так ухаживает за своим ребенком, как ухаживал Герасим за своей питомицей. Первое время собачка была очень слаба, худа и некрасива. Но через восемь месяцев, благодаря постоянной заботе своего спасителя, превратилась в красивую собачку испанской породы. У нее были длинные уши, пушистый хвост и большие выразительные глаза.

Собачка страстно привязалась к Герасиму, не отставала от него ни на шаг и все ходила за ним, повиливая хвостиком. Немые знают, что их мычанье обращает на себя внимание других, поэтому Герасим назвал собачку Муму. Все люди в доме ее полюбили и тоже звали Мумуней. Она была чрезвычайно умна, ко всем ласкалась, но любила одного Герасима. Герасим сам ее любил без памяти, и ему даже было неприятно, когда другие ее гладили. Очень он боялся за нее!

Муму будила его по утрам, дергая за одеяло, подводила к нему за повод старую лошадь, на которой Герасим возил воду. С этой лошадью Муму очень подружилась. Собачка с важной мордочкой ходила вместе с Герасимом на реку, караулила его метлы и лопаты, никого не подпускала к его каморке. Муму будто чувствовала, что только в Герасимовой каморке она была полная хозяйка, поэтому, войдя в нее, тотчас с довольным видом вскакивала на кровать. Ночью она не спала, но не лаяла без причины, как глупая дворняжка, которая, подняв морду и зажмурив глаза, лает на луну или звезды просто от скуки. Тонкий голосок Муму никогда не раздавался даром: либо чужой близко подходил к забору, либо где-нибудь поднимался подозрительный шум или шорох. Словом, она сторожила отлично.

В господский дом Муму не ходила. Когда Герасим носил в комнаты дрова, собачка всегда оставалась на дворе и терпеливо ожидала его у крыльца, навострив уши и поворачивая голову то направо, то вдруг налево при малейшем стуке за дверями.

Так прошел год. Герасим, нашедший существо, которому он смог подарить тепло своей души, был доволен судьбой. (485 слов)

Источник