Меню

Бабяково приют для собак

Юрий Шамарин

Герой дня!

Юрий Шамарин организовал самый большой в Воронеже приют для бездомных собак

История нашего приюта «Дора» началась около 20 лет назад, когда приемный сын нашел на мусорке трех новорожденных щенят. Малышей – Дика, Дуду и Дору (в честь Доры и назвали приют) выхаживали всей семьей, кормили из пипетки. Потом незаметно поголовье брошенных бездомышей начало расти.

О вражде с соседями

Соседи меня открыто ненавидят, причем есть среди них и мои родственники. Обвиняют во всех смертных грехах. Начиная от того, что им мешает жить лай собак, хотя они достаточно далеко находятся от их домов, до того, что я незаконно захватил государственную землю за своим домом на берегу водохранилища. Да, я не скрываю, по документам я имею право на несколько соток, а на деле приют сейчас занимает около гектара. Но ведь я на этой земле не магазин построил или ресторан. Я не зарабатываю на этой земле, я содержу там собак, которые ко мне поступают из самых разных уголков Воронежа и даже области. Наша городская власть за все это время только и делает, что шлет мне письма. То из прокуратуры требование придет убрать забор, то санитарные врачи пишут, что я не соблюдаю все нормы по содержанию животных. Да, требовать и принимать жалобы легко, а они бы вместо того, чтобы ругаться на меня, лучше бы подумали, чем можно помочь нашему приюту. Я уже много лет живу в режиме «день сурка». Встаю до восхода солнца, иду на кухню, достаю крупу и начинаю варить кашу. Ежедневно по 600 литров. Это самая экономичная еда. Мы покупаем самую дешевую крупу, иногда продавцы нам отдают кости, жир и кожу, в эти дни у наших собак начинается праздник живота.

О мечте

Моя мечта и моя цель – добиться, чтобы нашему приюту выделили официальное место под постройку. Недавно мне предлагали занять участок на краю города. Но мы отказались и не потому, что с жиру бесимся. Судите сами. Сейчас наш приют находится в 10 минутах от остановки общественного транспорта. Волонтерам добраться до нас не составляет труда. А то место, куда нам предложили переехать, находится страшно сказать где. Туда никто из волонтеров не поедет, как бы он не любил собак. Участок абсолютно пустой, там нет ни строений, ни воды, ни света. Как себе чиновники представляют переезд почти полтысячи собак в эту глушь?

О питомцах

В приюте у каждого жильца есть своя кличка и, разумеется, я их всех помню и различаю. Тиша, Цезарь, Белка, Макс – у каждого свой характер, своя неповторимая душа. Многие думают, что у нас в приюте только дворняги – это не так, есть и дорогие породистые собаки. Все просто. Люди покупают животное, думая, что это игрушка. А за собакой нужно ухаживать, три раза в день выгуливать, кормить, лечить, прививать. Многие не выдерживают нового ритма жизни и выбрасывают своих собак или вот к нам сюда приводят. Клятвенно обещают, что будут помогать, деньги на содержание ежемесячно приносить, но как показывает практика, через пару месяцев люди исчезают: не отвечают на звонки или просто меняют номер телефона. Мы несколько раз объявляли о том, что больше не принимаем в приют новых жильцов. Но сердце не выдерживает, и когда звонят и говорят, что на остановке лежит сбитый машиной пес или щенки возле мусорки в коробке на морозе замерзают, моментально забываешь про недавно сказанное и мчишься туда, чтобы увести от беды четвероногих.

О догхантерах

Догхантеры за нами пристально наблюдают. Эти живодеры уже несколько раз травили наших собак. Один раз несколько десятков за ночь погубили. Перекинули через забор отравленное мясо. До сих пор помню это чудовищный момент, когда пришел утром на кормежку, а собаки с пеной во рту лежат. С тех пор мы начеку. Всегда есть в запасе противоядие, уже несколько раз оно выручало. Успевали спасти собак. Догхантеры на своих форумах открыто нас обсуждают, пишут, что хотят потравить всех собак. Не знаю, откуда у людей берутся такие мысли и можно ли вообще этих товарищей называть людьми за такие желания.

О любимцах

Любимцы у меня есть, не скрываю. Одно время наша семья особо опекала дворняжку Жульку, которая попала под колеса машины и с парализованными задними лапами долгое время обитала на одной из строительных площадок. К нам ее принес один добрый человек, он работал на той стройке, некоторое время подкармливал ее, а потом позвонил мне и спросил, может ли он привезти в приют собаку-инвалида, Мы сразу ее приняли. Жулька – добрая, игривая была. И я, и моя жена сразу к ней всем сердцем прикипели. Ведь в ней такая тяга к жизни была видна. Мы сначала, чтобы она хоть как-то передвигалась, шарфом поддерживали задние лапы, а потом заказали у одного московского мастера инвалидную коляску для Жульки за 6 тысяч рублей, все расходы на себя взял парень, который принес ее к нам со стройки. Несколько месяцев Жулька у нас прожила, а потом ее увидела наш волонтер, пожилая женщина, и забрала ее к себе. Мы с ней периодически общаемся. Она рассказывает, что хочет заново научить Жульку ходить. У нее уже была практика, поставила на лапы парализованного пса, тоже самое планирует сотворить и с Жулькой. Делает ей различные массажи, в воде учит плавать, покупает укрепляющие кости лекарства.

Читайте также:  Когда начинается случка у собак

О походе в Москву

В сентября 2014 года я решился на необычный шаг. Я устал от того, что проблемы бездомных животных в Воронеже волнуют только зоозащитников, и решил организовать пеший поход из Воронежа в Москву. Таким образом я хотел привлечь внимание общественности к беде уличных собак. Взял с собой в путь пса Макса, на рюкзак прицепили логотип нашего приюта и призыв помочь бездомным животным. В пути мы встречались с журналистами и единомышленниками, а в Москве нам удалось отнести письмо в Государственную Думу и Кремль. Пока каких-то ощутимых результатов от этого похода я не вижу, но останавливаться на нем я не собираюсь. Весной этого года я и мои коллеги собираемся пешком дойти из Москвы до Брюсселя. Мы хотим рассказать о проблеме наших животных в штаб-квартире Евросоюза. Многие считают меня сумасшедшим из-за этих походов, говорят, что я занимаюсь ерундой, но я так не думаю. Меня не покидает надежда быть услышанным нашей властью. А недавно мы с волонтерами отправили письмо французской кинозвезде Бриджит Бардо. Она известная зоозащитница, мы попросили ее замолвить за нас словечко перед нашим губернатором.

О том, как чуть не выпустил собак

Перед Новым годом у меня чуть не сдали нервы. На тот момент собаки у нас начали голодать, кормов не хватало, вот и пришла в голову шальная идея выпустить некоторых сильных здоровых собак, которые могли бы найти себе пропитание на улицах. Но в последний момент одумался. Лучше сам голодать буду, но собак в обиду не дам. Один раз слабину дал, больше такого не повторю!»

Источник

Экс-волонтёры приюта для животных «Дора» призывают воронежцев не отдавать туда собак

Для просмотра видео включите поддержку javascript в браузере, или используйте браузер, который поддерживает HTML5 видео

Приют для животных «Дора» оказался в центре скандала. Администрация сайта «Вконтакте» заблокировала их сообщество. За подозрительные сборы на благотворительные нужды. Блокировка произошла, скорее всего, из-за жалоб интернет-пользователей. Буквально накануне в сети появилась группа «Факты о Доре», где бывшие волонтёры и помощники приюта жаловались на условия содержания собак и непрозрачность системы взносов. Как же получилось, что любители животных оказались по разные стороны баррикад, выясняла Надежда Абросимова.

Мишель попала в приют после аварии – инвалидом. Вот такой её увидела Тиана. Предложила забрать к себе на передержку – пока не поправится. По телефону, говорит, владелец «Доры» согласился, но после передумал. В итоге пришлось Мишель украсть.

Тиана Райдхо, владелица собаки-инвалида:

«Мы ждали, мы стояли возле её клетки шесть часов, был ливень. Всё выглядело очень трагично. И в какой-то момент он пошёл кормить, и мы её просто взяли, посадили в машину и уехали».

Иначе, говорит девушка, эта собака бы там не выжила. В приюте – энтерит. Это воспаление кишечника, от которого животные умирают, чаще – щенки.

Людмила Тормосова, экс-волонтёр приюта «Дора»:

«Я приезжаю туда, привожу помощь. На территории вижу больных щенков, с раздутыми животиками, с гнойными глазками. Я показываю этих щенков хозяину приюта, их лечить надо. Но на это нет никакой реакции совсем».

Об этом и не только бывшие помощники «Доры» делятся друг с другом на публичной странице в интернете:

«– Привезённые щенки практически все умирают от инфекционной болезни – энтерита, но продолжают приниматься в приют в любом возрасте.

– Отчёты не прозрачны. Средства собираются на несколько карт и голодный телефон. Активно проводятся акции по сбору денег. Помимо средств, которые люди переводят безналом «хозяин» приюта требует с потенциальных хозяев наличные средства, при этом, так и не отдав впоследствии собаку».

За воротами «Доры» гостей встречают десятки любопытных глаз. Обнимаются, трутся об ноги – окруженные таким вниманием, идем по двору с трудом.

Это рай для собак, рассказывает владелец приюта Юрий Шамарин. Для 600 питомцев здесь – полная свобода.

Юрий Шамарин, владелец приюта «Дора»:

«Мне часто говорят, что у меня не так, как надо. Но мне надоело жить под копирку. Вот мы хотим жить как в Европе, как в Америке. А я вот решил и сделал по-своему».

Отдельно в вольерах – собаки с характером, новички, карантинные щенки и мамочки с новорожденными. Последних, кстати, нам не показали – объяснив, что самки могут отреагировать агрессивно.

То, что собаки в приюте размножаются – ещё одна причина беспокойства волонтёров. Юрий Шамарин утверждает, что питомцев стерилизует, но всех не успевает. Поток новичков сюда растёт, а денег, наоборот, уменьшается. Но так ли это, выяснить невозможно. Финансовая непрозрачность – ещё одна претензия к «Доре». В группе редко выкладывают фотографии чеков, некоторые помощники сами пишут, что перевели деньги – и сумму. Отчётами Юрий Шамарин, по его словам, не занимается. Его дело – это накормить и полечить.

Юрий Шамарин, владелец приюта «Дора»:

«Когда эти волонтёры, которые это пишут, они ещё спят, а я уже здесь. У меня за 22 года не было ни одного выходного. А что отчитываются, есть у меня администраторы. Опаздывают с отчётами, да. Но это их удел, которые сидят где-то там за интернетом. Пусть они отчитываются. Я отчитываюсь перед Господом и перед теми, кто мне помогает».

Читайте также:  Черная собака у мусульман

Альтернатива «Доре» в Воронеже есть – это приют «Право на жизнь». Здесь работа устроена иначе. Стерилизованных собак держат в вольерах – всего их 74.

Правила приёма новых питомцев такие: привёл собаку, становишься волонтёром и её финансовым куратором. Отчётность тоже есть на сайте – фотографии выписок из клиник и чеки.

Наталья Любимова, волонтёр приюта «Право на жизнь»:

«Из других городов перечисляют на адресную помощь. Допустим, животное сбито машиной, животное в клинике, средств, как всегда, нет. Открываем сбор, выкладываем чеки, выкладываем все диагнозы, отчёт. Люди помогают, если отчет прозрачный. Хорошая помощь идёт».

Однако и «Дора», и «Право на жизнь» существуют вне закона. Правильный приют для животных – это одиночные вольеры, стерилизация и ограниченный приём животных. Что-то подобное собираются построить городские власти – правда, появится приют не раньше следующего года.

Надежда Абросимова, Константин Кохаров и Александр Попов

Источник



Приют для собак «Дора» г. Воронеж

Приют не финансируется государством и существует только благодаря помощи и пожертвованиям неравнодушных людей, а также энтузиазму небольшого числа волонтеров. Приют постоянно нуждается в Вашей помощи и поддержке.
Показать полностью.

На попечении приюта постоянно находятся около 700 собак и щенков. У каждого была суровая, а зачастую — жестокая школа жизни. Им всем нужны корм, медикаменты, игрушки, внимание, забота и, конечно же, постоянный ДОМ и любящий хозяин.

Нам очень нужны единомышленники, которые чувствуют в себе потребность и желание ПОМОГАТЬ таким животным, которые готовы принять непосредственное участие в их спасении и улучшении условий жизни.

К сожалению, на данный момент приют переполнен и мы больше НЕ ПРИНИМАЕМ животных!

Каждый день на корм животным необходимо около 200 кг круп и 80 кг мясных продуктов. Если у Вас есть желание помочь с прокормом животных, то мы с удовольствием примем:
-Гречневый продел
-Ячка
-Рисовая сечка
-Перловка
-Сухой корм
-Куриные кости и обрезки
-Консервы (для щеночков и больных животных)
— Хлеб, сухари, батон

Если Вы желаете оказать приюту финансовую помощь, то средства можно перечислить на карту Сбербанка:

На общие нужды приюта:
Номер карты Сбербанка
4276 1609 1015 9830
Шамарина Марина Ивановна

Средства, которые поступают в организацию, при необходимости могут быть распределены на другие нужды: корм, лекарства, вознаграждение лицам, помогающим животным при отсутствии волонтеров.

Источник

Хозяин воронежского приюта для животных «Дора» готов к переезду

Юрий Шамарин согласен перевезти собак в Семилукские Выселки, но пока власти «молчат»

Приют для собак «Дора» легко найти, даже не зная его точного адреса. Туда приведут два четких ориентира: лай и запах. Нестерпимое амбре от левобережных очистных сооружений здесь перебивает стойкий собачий дух.

Фото группы приюта «Дора» ВКонтакте, Ольга Кардашова

Сегодня в приюте обитают около 700 животных — они ютятся на участке площадью чуть более четырех соток по адресу: ул. Добролюбова, 18а. Местные жители говорят, что от такого соседства скоро сами завоют, как собаки.

— Вонь стоит ужасная. Гавканье постоянное. Дышать нечем! — рассказывает пенсионерка Лариса Алексеевна. — За приютом — горы собачьих фекалий, просто тонны!

Часть собак живут в вольерах, часть — свободно разгуливают по участку. Иногда сбегают за территорию — уследить за всеми животными хозяин приюта Юрий Шамарин не в состоянии. «Вольные» псы периодически устраивают свары с «чужаками», облаивают прохожих.

— Мой золотой, очень трудно нам приходится! — жалуется местная жительница Валентина Петровна. — Они выбегают на улицу и сидят прямо перед моей калиткой. Я в дом боюсь зайти! Недавно сделали подкоп под забором и весь огород перемесили. Мы уже детей боимся отпускать гулять!

По словам соседей, однажды возле приюта произошла трагедия: собака бросилась на женщину, та от испуга шарахнулась на проезжую часть и попала под машину. Пострадавшая скончалась. Впрочем, эту причинно-следственную связь опровергают зоозащитники: «Там была ситуация, не зависящая от собак. В том районе крайне неудовлетворительная дорога, без тротуаров, но с поворотами. Собаки не при чем. Мы в свое время разбирались с этим. Это домыслы, — утверждает член совета ВРОО «Центр экологической политики» Анна Воронина, которая неоднократно бывала в приюте и знает о нем не понаслышке.

Жильцы говорят, что конфликт между ними и владельцем приюта длится уже несколько лет, но в последние годы противостояние заметно обострилось. Если раньше в «Доре» жили несколько десятков собак, и с этим как-то можно было мириться, то семь сотен псов — уже перебор. Похоже, это понимает и сам Шамарин — неслучайно на официальной странице «Доры» в соцсети «ВКонтакте» написано: «Животных больше не принимаем! Приют переполнен!»

Люди рассказывают, что неоднократно жаловались в различные инстанции, но ничего не добились. Власти разводят руками: мол, приют находится на частной территории, и хозяин волен делать все, что ему заблагорассудится. На диалог с соседями Шамарин якобы не идет, каждая попытка переговоров заканчивается руганью.

В мэрии Воронежа прокомментировали, что «расселять животных некуда — в городе на сегодняшний день отсутствуют приюты (государственные или частные), способные принять указанное количество».

Читайте также:  У собаки бегают глаза после падения

— По информации специалистов управления ветеринарии Воронежской области, в приюте собаки не идентифицированы, из-за чего невозможно должным образом проводить их вакцинацию. Эта ситуация опасна возможностью возникновения бешенства.

В связи с отсутствием полномочий по контролю за ветеринарными объектами администрация городского округа неоднократно обращалась в управление ветеринарии региона, в департамент природных ресурсов и экологии для принятия мер воздействия по фактам незаконной эксплуатации приюта, захламления отходами прибрежной полосы Воронежского водохранилища. Указанной проблемой занимались также органы полиции и прокуратуры, однако несанкционированный приют продолжает функционировать, — сообщили в пресс-службе мэрии.

Травят и собак, и владельца приюта

Несколько лет назад ситуация вокруг приюта вновь накалилась: неизвестные подбросили через забор отраву. Десятки собак погибли. Поначалу возникла версия, что таким радикальным образом жители частного сектора попытались решить наболевшую проблему. Но, как выяснили зоозащитники, ядом животных накормили не местные.

Это было преступное сообщество — догхантеры, нам даже удалось возбудить уголовные дела, — вспоминает Анна Воронина. — Но до ответственности дело не дошло. А зря. Догхантеры — это сообщество, которое организовал киевский адвокат (его недавно поймали), его целевая аудитория — подростки, которых он попросту «вербовал», подсаживая на убийство животных, а затем выполнение других поручений. Обязательным требованием является выкладывание записи убийства — а это правонарушение. Догхантеры запрещаются или уже запрещены. Сайты их блокируют довольно давно.

В 2017 году «Дора» оказалась в центре информационного скандала, когда некоторые воронежцы обвинили руководство приюта в «непрозрачности отчетов». Суть в том, что организация существует за счет добровольных пожертвований. В сети появилась группа «Факты о Доре», где бывшие волонтеры обсуждают условия содержания собак и систему взносов на их содержание.

«Приют «Дора» существует в Воронеже более 20 лет. За все эти двадцать лет никакой четкой статистики по собакам, находящимся там, не ведется! Никакого учета нет, как по живым животным, так и по погибшим от инфекций, болезней и от зубов сородичей.

Нет также информации по обработкам, вакцинации и стерилизации, есть энное количество плодящихся сук прямо в самом приюте, количество щенков неизвестно. Привезенные щенки практически все умирают от инфекционной болезни — энтерита, но продолжают приниматься в приют в любом возрасте. Сообщество «Дора» банит людей за все неугодные вопросы, как о движении средств, переводимых жертвователями, так и об отдаче животных. Отчеты не прозрачны. Средства собираются на несколько карт и голодный телефон. Активно проводятся акции по сбору денег» — пишут администраторы группы «Факты о Доре».

В этой группе — сотни комментариев. Пользователи разделились на два лагеря и едва не доходят до взаимных оскорблений. Одни яростно обвиняют Шамарина, другие — активно защищают. Своя логика есть и у тех, и у других.

«Готов переехать хоть завтра!»

На первый взгляд, ситуация сложилась патовая. Усыплять или отстреливать собак запрещено законом (кроме случаев, когда животное представляет опасность для людей — например, болеет бешенством). Выгнать 700 псов на улицу — неприемлемый вариант. На это не согласятся ни власти, ни сам владелец приюта. Остается один путь: переезд «Доры» на другую локацию. Желательно, безлюдную. По информации мэрии, Юрию Шамарину предлагали варианты размещения приюта в районе проспекта Патриотов, на территории бывшего птицесовхоза «Воронежский» в Семилукских Выселках и на земельном участке, расположенном на ул. Землячки, 29. «Однако Шамарин Ю.И. от всех предложенных вариантов размещения приюта отказался», — говорится в комментарии администрации.

В телефонном разговоре с корреспондентом «МК в Воронеже» Юрий Шамарин опроверг эту информацию. И заявил, что готов к переезду в любое время. Действительно, он отказался от участка на ул. Землячки, поскольку он принадлежит ЮВЖД. Шамарин опасается, что компания может в любой момент продать землю, и новый владелец попросит «Дору» на выход.

— Что касается места в Семилукских Выселках, то мы двумя руками за! — уверяет хозяин приюта. — Мы написали о своем согласии в департамент земельных и имущественных отношений региона еще около трех лет назад, но в ответ — тишина! Мы ездили на тот участок, там груды мусора — стихийная свалка, но нас это не пугает. Людей мы найдем, пусть чиновники хотя бы техникой помогут, чтобы разгрести эти завалы. Но власти молчат. Сложилась непонятная ситуация — нам как бы вежливо говорят: мол, «отстаньте», нашу проблему спускают на тормозах. Хотя мы бы с удовольствием туда переехали. Что касается обвинений в том, что Шамарин жульничает со взносами спонсоров, то это абсурд. Я многим говорю: вы придите на мое место и поворуйте! За 25 лет у меня не было ни одного выходного. Я даже заболеть не могу. На карту, указанную в нашем сообществе, действительно приходят деньги, но мы платим сотрудникам — никто не придет просто так дерьмо убирать. Все отчеты и чеки мы выкладываем в группу. А лично я живу только за счет тех, кто отдает мне собак на передержку. С таких хозяев я действительно беру полторы-две тысячи в месяц.

Хозяин приюта Дора Юрий Шамарин

По словам зоозащитников и самого Шамарина, проблему с приютом можно решить. Было бы на то обоюдное, настоящее, а не только декларированное желание. Но, по мнению активистов, со стороны властей его пока нет.

Источник